Перейти к содержанию

Blut


Рекомендуемые сообщения

Автор: Blut

 

 

"ЗАПАХ СМЕРТИ"

 

...смотрел в небо, очень долго смотрел и не спешил уходить. Великолепное ощущение, когда кажется, что земля выплывает из-под ног, а облака, стремящиеся куда-то далеко, уносят тебя прочь и ты летишь, летишь стоя на месте. Сегодня был последний день и человек прекрасно понимал это. Если честно, то ему было плевать... Он ждал этого момента, этого дня уже достаточно давно и успел основательно подготовиться. Его бледное лицо не выражало никаких чувств, и только глаза смотрели насквозь... Сквозь всё, что вставало пред ними... Человек не смотрел вперёд и вдаль, он смотрел назад и вглубь. Внутри его что-то жило, словно ребёнок у матери. Оно жило и билось, стремилось к свету, радовалось солнцу. Там в глубине собственного Я есть ещё, ещё осталось то место, в котором сохранилась хоть маленькая толика былого ощущения полёта и тепла. И оттуда можно было черпать некоторое количество эссенции, питавшей слабое тело, что вот-вот должно было рассыпаться.

 

Серый силуэт шёл вперёд, ступая в почти высохшие лужи и не обращая внимания ни на что вокруг. Осень была не естественной: листья толком не начали желтеть, небо синее-синее и ярко светит солнце, обнимая своими золотыми лучами облака и согревая землю, воздух и нежные лепестки сирени... А ведь уже середина октября... Лёгкий ветерок несёт часть сорвавшихся лепестков и те, выписывая разнообразные узоры в воздухе, явно не собираются падать вниз и засыхать. Вокруг никого, ни души, лишь только время от времени по соседнему шоссе проезжают автомобили, разрезая шумом двигателей тишину, такую мягкую, такую умиротворяющую.

 

Человек шёл не спеша, ему было о чём подумать. В коем-то веке он смог сосредоточиться на себе. Именно на себе, а не на собственных проблемах, собственных переживаниях и желаниях. Сложно было сказать, что он несёт внутри - по его внешнему виду лишь читалась повседневность и обыденность. Вряд ли кому-то было интересно лезть в дебри и высматривать что-либо более глобальное, чем серая куртка и потёртые чёрные джинсы. На его пути всё же иногда попадались некоторые индивиды, и он не терял шанса заглянуть в их лица повнимательнее. Всё, что представало взору, лишь только усиливало его убеждение и вызывало всё большее и большее отвращение. Музыка, ревущая в ушах, была барьером между внешней глупостью и рутинностью, и тем чего уже не вернуть. Он проверил переключатель звука - тот был на максимуме... На лице отразилось лёгкое разочарование, но не более чем лёгкое. "Your God is dead..." - прозвучала в наушниках одна из излюбленных строчек, и мелодичное соло стало ключом к дверце размышлений.

 

Парень зашагал чуть быстрее по направлению к остановке. Уже были видны милые глазу пейзажи завода, пожухлых деревьев и пьяных тел, валяющихся вокруг скамейки в собственном дерьме, одетые в протухшие тряпки. Человек стал возле столба, служившего ориентиром для водителей как место остановки. Конечно, запах, стоявший здесь нельзя сравнивать с ароматом скверика с сиренью, но в нём тоже чувствовалось свое обаяние... "Обаятельное дерьмо..." - улыбнулся собственной мысли и повернулся в сторону, откуда должен вот-вот прийти заветный транспорт...

 

Ехать предстояло довольно долго, но заряда аккумуляторов должно было хватить на достаточно продолжительное путешествие. Убедившись в этом юноша развалился поудобнее на сидении и, закрыв глаза, погрузился в размышления. Там в глубине было что-то неясное и непонятное, словно покрытое дымкой - фигура. Но кого? Все попытки сфокусироваться на ней получше не дали явного практического результата, а лишь только усилили напряжение... Он непроизвольно повернулся к окну и уставился на мелькавшие по ту сторону здания и деревья... Люди... Это нужно было для внутренней разрядки. Ничего нового не увидел - за два года всё осталось по-прежнему. Те же дома, те же деревья... ...те же люди. Единственное, что указывало на уникальность ситуации - чувство дежавю, которое усиливалось с каждой минутой поездки. У каждого жизненного момента есть стандартные характеристики, как то: запах, вкус, рельеф, цвет... Но есть и другое качество, которое он не мог назвать каким либо определением, но чувствовал, пускай даже на уровне подсознания. Подобных моментов было не так много в его жизни, но они были, и ему было с чем сравнивать. Сейчас именно такой момент, ни больше, ни меньше...

 

Рядом с ним в автобусе ехало ещё пару пассажиров - час дня и народу соответственно мало, что никак не разочаровало юношу, а даже совсем наоборот. Он принялся разглядывать всех окружавших его, но ничего интересного не заметил и снова закрыл глаза, сосредоточившись на более важных для себя вопросах. Ветер, рвавшийся сквозь приоткрытую форточку трепал его волосы, что, судя по выражению лица, доставляло чрезвычайное удовольствие. Но даже при всей своей расслабленности ему так и не удавалось разглядеть тот образ, что ютился где-то в глубине собственного восприятия, который вероятно представал уже пред глазами во весь рост когда-то во сне, но в каком? Было даже не ясно женский это образ или мужской, он был настолько бесформенный и размазанный. Но его аура, его момент был очень знаком. Казалось, что проживаешь всё снова, но со стороны, параллельно... Хотя память наотрез отказывалась выдавать тайну, но всё же он был уверен, что всё идёт по тому же сценарию. Поглубже вдохнул и, задержав на секунду дыхание, медленно выдохнул, пытаясь ощутить запах ситуации и запомнить его... Он был не совсем обычный. Пахло не просто тем воздухом, который приносил ветер в салон из внешнего, ещё сырого, мира и не только тем, что доносился от новенькой обивки сидений, но и чем-то другим. Человек раньше не ощущал этого запаха... Может это духи толстухи сидящей впереди или часть выхлопных газов, смешанная со свежестью октября, а может и всё вместе. Но точно одно - запах отчётливый и запоминающийся. Да, самое главное - его можно запомнить. Человек медленно закрыл глаза и погрузился в наслаждение музыкой и ветром...

 

То живое, что билось внутри, начало дрожать в такт ударам сердца и по телу проходила лёгкая дрожь, такая как при открытии чего-то нового, но лишь без волнения. Игры красок и форм воображения в такт музыке создавали некую неясную картину цветов и оттенков. И лишь только где-то с краю этого действа ютилось то ощущение, образ которого герой так и не мог разгадать. Даже при всей той воодушевлённости, что дарила подобная пляска фантазии, он не особо стремился погрузиться в спектакль целиком. Он знал, понимал, догадывался... Но о чём? Именно этот вопрос не давал покоя. Что это за момент? За долгое время пребывания с самим собой наедине он научился отличать ситуации, но теперь всё было очень знакомо и очень ново одновременно. А самое главное - некуда было податься за решением - он сам и есть решение, ни больше, ни меньше. Яркие строчки, мелодичные переливы, завораживающие рифы и соло - всё это создавало образ, правда, не тот, что был нужен ему сейчас. Это лик его собственный. Но тут же рядом с недавних пор поселилось и что-то иное, инородное, хоть и не враждебное. Вот и вопрос: ЧТО?

 

Неясно сколько времени прошло... Может полчаса, а может и того больше... Юноша проснулся от резкого всплеска эмоций, похоже, ему что-то приснилось. Придя в сознание, первое, что он заметил - запах... Тот же самый. За всю дорогу он не исчез, а только усилился, хоть и не на много. Автобус ехал как-то странно: то слегка болтаясь зигзагами, то подскакивая на ровном месте от резкого набора скорости. Человек всмотрелся в сторону водителя, но того не было видно. Он встал с места и пошёл по направлению к кабине. Когда он приблизился довольно близко, то смог разглядеть фигуру сидящую за рулём со слегка закатившимися глазами. Было видно, что с водителем что-то не то, но его руки держали руль по-прежнему, и автобус ехал вперёд, даже при всей своей неуверенности. Тут и наступил момент, ауру которого человек и чувствовал всю дорогу. Показалось на миг, что образ, пришедший во сне, стал более осязаемым! Парень огляделся по сторонам - в салоне сидело пару человек. Все они с настороженностью смотрели в сторону кабины. Юноша не спеша пошёл к своему месту, принюхиваясь, когда проходил рядом с пассажирами, те не обращали на него явного внимания, будучи довольно взволнованными... Он был прав: запах усиливался у мест, где сидят люди. Что-то не внятное шёпотом произнёс он, начиная осознавать суть происходившего, и собственная догадка пугала больше, чем сложившаяся ситуация. Человек посмотрел в сторону движения - времени мало... ...скоро перекрёсток... Он вынул наушники-затычки из ушей и начал лихорадочно принюхиваться, уходя в глубь салона. По дороге ему кое-как удалось выключить плеер. Проходя рядом со своим местом, он быстро схватил рюкзак, благо тот был почти пуст и занимал мало места, и пошёл дальше... Но дальше была та же картина, что и у кабины - чёткий запах. Он быстро вернулся к своему месту. Ничего более разумного он не нашёл, как спрятаться под сидением. Парень сжался в комок, обняв колени руками и склонив голову, и максимально плотно прижался к креслу. Через некоторое мгновение раздался женский крик, а за ним удар. Очень сильный удар и автобус накренился и лёг на бок дверьми вверх. Изрядно тряхнуло... Всё стемнело и только слышался откуда-то из далека непонятный шум, смешанный с криком. Всё превратилось в сплошное нагромождение звуков и мыслей.

 

Какие-то бессмысленные образы мелькали перед глазами или только казалось что мелькали... Живот стягивало чувство голода и сквозь темноту чётко ощущалось болезненное пульсирование в затылке. Сквозь завесу сознания начали проступать первые чёткие образы. Откуда они? Что несут? Это картинки индустриального района сплошь заваленного мёртвыми деревьями сирени под толстым ковром лепестков, от которых исходит невообразимая вонь, такая, что в горле физически ощущалась горечь... Непонятные звуки и тщетные попытки открыть глаза - всё утопало в далёком круговороте мрачного небытия, даже дух захватывало и пекло в груди.

 

Когда всё закончилось, стали различимы стоны. Юноша медленно выбрался из своего убежища. Дико болела голова и ныла рука - вероятно, они приняли основной удар, коих по всей видимости было два. Кабина и задняя часть салона были изуродованы и смяты, дверь от удара искорежилась, но так, что образовалось отверстие как раз для эвакуации. Он схватился рукой за плеер, определяя, выжил ли тот или нет, но аппарат висел с другой стороны от повреждённой половины тела и не принял на себя никакого удара, лишь только включился от вибрации. "Excised and anatomised..." - несколько строк донеслись из наушника.

 

Человек выключил музыку и поплёлся к отверстию, карабкаясь через разбросанные сидения. Впереди салона лежало несколько изуродованных тел и лужи крови. Кое-кто остался жив и стонал от боли, но пробраться туда было нереально, да и вряд ли им может помочь кто-то без медицинского образования... Но было одно, чего нельзя было не заметить и на чём нельзя было не остановиться - запах, а именно смрад. Это было то же, что чувствовал он совсем недавно, едучи ещё в целом автобусе. Разница лишь одна - сейчас невозможно было дышать из-за распространяющегося повсюду смрада, того самого, но только усиленного в несколько раз. Брызги крови и небольшие ручейки, стекавшие с сидений, да и ещё несколько тел, которые, скорей всего рефлекторно, издавали стон боли - всё это выглядело как некий храм упадка и разложения. Было очень странно находиться здесь и не являться частью окружающего натюрморта. Но человек не мог думать об этом. Сейчас он действовал подсознательно, не понимая до конца момента. Повсюду раздавались какие-то звуки: сирены, крики, что-то падало... Но он мог лишь пробираться вперёд к заветной расщелине в дверном проёме, забыв про мысли напрочь.

 

Шок постепенно начал уходить, но руки всё равно трясло мелкой дрожью. В голове пульсировала лишь одна мысль, сложенная, будто мозаика, из трёх частиц - "Запах... Выжил... Смерть...". Вокруг места происшествия собрались службы помощи и зеваки, отгороженные милицейской лентой. Человек сидел на бордюре и наблюдал за действиями медиков, санитаров и следователей, но, по сути, до них ему не было никакого дела. Ему уже оказали первую помощь, и тело не так ныло - голова перевязана, на руке какое-то подобие гипса. Он чувствовал полное опустошение, даже фраза одного из медиков мол о его рождении в рубашке, не вызывала никаких эмоций. "Запах... Выжить... Смерть...".

 

Как позже стало известно, в автобусе произошла поломка, а точнее брак при производстве, проявившийся только сегодня из-за которого часть выхлопных газов попала в кабину и в салон автобуса. Но если салон был достаточно просторный и продувался ветром из форточки, то тесноты кабины хватило для того, чтобы водитель, наглотавшись этой дряни, потерял сознание. Таким образом, выехав с кольцевой дороги на более оживлённую магистраль, автобус смог добраться лишь до ближайшего перекрёстка и "поцеловать" столб. В этот момент его слегка развернуло и грузовик, ехавший сзади, не успел вовремя затормозить и грамотно вывернуть, ударив транспорт в кабину. Именно туда, где сидели остальные пассажиры... Далее следовали несколько виражей по проезжей части с попутной игрой в боулинг, где роль кеглей играли стоявшие на перекрёстке автомобили. После непродолжительного экстрима лишь небольшой кусок салона, а точнее его средняя часть, уцелел. Место, где укрылся юноша, было довольно плотно окружено двумя сидениями и шестом от верхнего поручня, поэтому там была минимальная тряска, да и основной удар пришёлся на переднюю часть автобуса. Машина лежала на земле со всё ещё включенным мотором и была даже вероятность взрыва, но его почему-то так и не последовало.

 

Парень до сих пор с трудом осознавал до конца, что произошло... Спросонья сразу в пекло! Но одну вещь он понимал однозначно - чувство этого момента нельзя забывать, да и вряд ли он сможет это сделать. Погибли все... ...все кроме него и водителя грузовика, но тот уже не сможет жить как раньше... Он жив...

 

...звёзды ярким мириадом смотрели вниз. Небо этой ночью необычайно прозрачно. Только иногда проплывают перины облаков, временно закрывая сотни мерцающих глаз, разглядывающих землю. Человек смотрел вверх, держась за старый, почти разрушенный до основания бетонный забор. Смотрел прямо в глаза тёмному небу. Он не спешил уходить, хотя дом был в нескольких шагах. Голова ещё побаливала, рука ныла, но... ...но тут он был как дома - там, в безмерной глубине, там, где нет края самому себе и своим мечтам. Нежная музыка из животных звуков и бескрайность собственного Я... А в груди по-прежнему стучало и стучало, то переходя на марш, то затихая на манер колыбельной. Это живое билось, радовалось, воодушевлялось. Оно звало вверх, туда... Была мысль, засеянная предположениями, но вскоре, словно плодородная почва, она родила знание. Бесценное знание, которое осталось лишь поливать и удобрять, а затем по осени собирать плоды... Теперь со своим кладом он может взлететь в бескрайнюю ночь, сосчитать звёзды и развесить солнца... И всё-таки был прав...

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость
Эта тема закрыта для публикации ответов.
  • Реклама

    Реклама от Yandex

  • Sape

×
×
  • Создать...