Перейти к содержанию
Авторизация  
W0lyA

W0lyA

Рекомендуемые сообщения

Упырёк


- Эх, чудесные были когда-то времена! Вроде и не так давно, а как будто сто лет назад...
... В тот день мне снился закат. Багрово-алый, но при этом холодный, зловещий, в нём было и ещё что-то, не поддающееся описанию, притягивающее и завораживающее… Я знал, что не смог бы его увидеть в реальности и что вряд ли мне хоть когда-то будет позволено его лицезреть на протяжении вечности (хотя... смутная надежда всё ещё теплится в моём сознании), но был настолько околдован, что не думал о том, что это лишь сон, а просто упивался восторгом и наполнившим моё ледяное сердце чувством прекрасного, в сильной степени развитым у всех нас.
Вскоре сон меня покинул, заменой ему явилось чувство душевной пустоты и пульсирующий голод. Я аккуратно сдвинул в сторону тяжёлую крышку и неуловимым для глаз простого смертного движением выскользнул из моего ложа. Осмотрелся. Ничего подозрительного в полуподвальном помещении не обнаружил, направил взгляд в маленькое окошко с мутным стеклом: снаружи тоже никого. Накинул дачную куртку с капюшоном (я, конечно, как и многие представители рода Проклятых, большой ценитель традиционного для нас стиля одежды, но в таких условиях приходится маскироваться, тем более что гробовщик попросил меня об этом, а он славный смертный, хоть и скуповатый, я ему многим обязан) и резиновые сапоги, ведь недавно шёл дождь и все дороги в посёлке радовали прохожих хлюпающим месивом из глинистой грязи.
Снаружи было тихо, ни малейшего дуновения ветерка, всё замолкло и затаилось в ожидании чего-то... Лёгкой грациозной походкой, эффектность которой, к сожалению, портило смачное чавканье мокрой земли под сапогами при каждом моём шаге, я направился на охоту…Очертания деревянных домиков, силуэты деревьев по кромке едва уловимо сияли в лунном свете, красота... Но я приближался к цели и чувствовал, что жертва уже совсем рядом, ещё всего лишь сотня шагов и...
... Это место я заприметил ещё неделю назад, поэтому ожидание было ещё томительнее, я предвкушал этот миг не первый день и очень хотел ускорить его приближение, но нужно было выждать несколько дней, дождаться подходящего времени... И сегодня этот час настал.
Домик на окраине, левый край крыши которого чуть прикрывала крона старой накренившейся липы, с угрозой смотрел на меня своими глубоко посаженными в толстые бревенчатые стены окнами. Я свернул с дороги и по траве бесшумно направился к огороду. Забор был высотой всего лишь до плеч, и я ловко перескочил через него вовнутрь.
О да, вот они... Затаив дыхание, я ступал между рядков растущей капусты, огурцов... Ещё чуть-чуть, небольшая аккуратная грядочка с клубникой... Я подхожу к Ним. Они аккуратно подвязаны к закопанным рядом колышкам... Я протягиваю руку, алчно срываю плод, и с нежностью хищника вонзаю свои острые клыки в мягкую плоть... Кажется, будто она пульсирует... Мои глаза вспыхивают инфернальным огнём... Соленоватый вкус, приятный, вроде бы ставший для меня обычным за несколько лет, и всё равно чарующий, он наполняет меня Тёмной силой... Ещё один плод... И ещё один... Всё, это последний, мне много не надо, протяну на этом пару деньков... А там надо будет ехать в город, чёрт, так не хочется... Я наклонился, сделал небольшое углубление в грядке и положил туда останки, бережно присыпав рыхлой землёй. Пусть покоятся с миром и делают почву плодороднее... Вдруг с соседнего участка раздался возглас: " От паразиты! Только Николавна уедет, а эти искатели клада тут как тут, прибегают огород топтать и рыть!.." Действительно, слухи о сокровищах побуждали многих пацанов, а иногда и взрослых, наведываться сюда. Дослушивать я не стал, а молниеносно перелетел через ограду и вихрем понёсся по дороге в обратном направлении.
...Гробовщик, как всегда, пришёл меня проведать и не застал в своей лавке. В окне светился небольшой огонёк, видимо хозяин моего временного пристанища сидел за столом и при зажжённой свече читал одну из книг, которые он меня иногда просит привозить из города.
- О, явился наконец... Доброй ночи тебе. А-а, вижу, на промысел ходил, не иначе!
- Доброй ночи, Василь.
Я сел за стол напротив гробовщика.
- Хорошая сегодня ночь... Полнолуние... Правда, упырёк? - Василь любил меня так называть, нас обоих это смешило.
- И не говори... Столько воспоминаний в памяти восстаёт... Кстати, я послезавтра в Минск поеду, привезти чего в следующий раз или может дочке что от тебя передать?
- Да нет, в этот раз ничего не надо. Ох, смотри мне, упырёк, хоть ты и не кровожадный, но держись-ка ты лучше от Наташки подальше! А то она, похоже, по тебе неровно дышит!
- Ты что, я ж ей в дедушки гожусь!
- Так-то оно так, но выглядишь ты на тридцать!
- Спасибо, но когда я стал таким, мне было сорок два. И ещё полсотни бессмертным отмотал. Старик я…
- А Наташке-то что, начиталась всяких ужастиков и эзотерики, и сама какие-то страшилки повадилась писать, сидит ночами за компьютером, здоровье своё гробит. Называет себя Тёмной... Ну, главное учёбу не забрасывает. Подрастёт, переболеет этим...
- Да, наверное... А кстати, сколько с меня за жильё причитается?
- Нисколько. Расскажи-ка мне лучше о своих похождениях до того, как ты эмм... решил стать другим. Уж больно интересно!
- А Наташа, я гляжу, вся в отца! Ладно, расскажу тебе что-нибудь ...

... Среди малочисленной публики, находившейся в кафе, бросались в глаза два бледных, очень схожих внешне, но с заметной, лет в двадцать, разницей в возрасте мужчины, сидящих за двухместным круглым столиком.
- …Хорошо было, романтика, природа… А теперь нету уже Василя, а Наталья за границу жить укатила…
- Не понимаю я тебя, дед! Вбил себе в голову невесть что, ерундой страдаешь... Овощная романтика блин… Какая может быть речь для нас о свете! Да ты же не меняешься, тебе только кажется, что ты стареешь, просто ты слабее стал от своей "диеты"! Меня тоже никто не спросил, просто обратили, как и тебя, правда сорок лет спустя... Так и не пойму, зачем им это было надо. Но что есть - то есть, и с этим надо жить, смириться и приспособиться! Вот я тоже счас сок томатный пью, и что? Никакой Силы он мне не даёт, а ты держишься кое-как на самовнушении. Десять лет почти… и не надоело?
- Нет, внучок... Это не самовнушение. Вот ты что пьёшь? "Рич" небось? А я-то свежевыжатый заказал...

© w0lya
Изменено пользователем InSlay IonStorm

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Бред, порождённый кофе и бессонницей... ну и прослушиванием Worlds Collide... :mda:

 

 

Маленькие консервированные виолончельки в стеклянной баночке, словно корнишоны, так вдохновляют…

Хочется умирать и жить, разрушать и творить…

Примочки, словно мастерски подобранные специи, порождают новые сочетания, ни с чем не сравнимый вкус, неожиданные идеи…

Драмер не является частью композиции, но и он вносит свою лепту: то методично забивает гвозди в крышку гроба, то барабанит по ней густым ливнем, или жалящим градом, или тихим шуршащим дождиком.

 

01.02.2008, 04:22

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Dedicated to an old good friend of mine... :shy:

Don’t open your eyes... Just enjoy this soft bittersweet pain coming right through your wounded heart... slowly but persistently embracing your lost damned soul...

Such a pleasure... you don’t need anything more, you are gradually forgetting about everything related to your life. This world doesn’t exist for you any more, it has disappeared. It’s only you surrounded by your dark and hopeless thoughts transforming into strange visions, things you’ve never seen before...

From now on you are mine. I won’t let you go and you won’t even try to because you just don’t want to...

I’m your pain.

I’m your deliverance.

I’m your death.

You are not lonely any more. You’ll be in a dark calm place for eternity and the bright sun will never bother you...

No, don’t think about her, you cannot change anything. No way to return... You’d made your choice long ago when you changed, when you became the one you are now, the one who doesn’t belong to the world of light, happiness and carelessness. A dark Angel with eyes full of sadness and wisdom... No, she will never be with you, she won’t understand you, she cannot reach you. She is so far away bathing in the sunlight, defenseless and beautiful… like a butterfly... She doesn’t ever think of the future but you do though you feel you don’t have a one. Your wings will be burnt by the sun and you’ll fall...

So give me your hand. I’ll take you there...

 

11. 03. 2007

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

экспериментальное..

 

 

* * *

 

 

Багровый полумрак прохладного помещения кафе вселял в меня давно переставшее быть привычным, даже кажущееся странным теперь ощущение покоя. Ненавязчивая, расслабляющая музыка и приятный, в меру необычный вкус коктейля, не нарушая этого ощущения, придавали мне жизненную силу, но не бьющую ключом, а умиротворённую, медленно растворяющуюся в теле и дарящую спокойную уверенность. Я и сама уже было начала растворяться в этом мрачноватом, земном, но удивительно уютном раю, перестав о чём-либо думать, смотря на всё вокруг себя и ничего не видя, как будто покой материализовался, окутав меня с головы до ног и оградив от реальности. В голове не спеша проплыла мысль: «Как хорошо, что я сюда пришла. Сейчас. Одна».

Очнувшись, я почувствовала, что сижу слегка запрокинув голову и откинувшись на высокую спинку стула а-ля XVIII век, а взгляд мой устремлён в потолок. Когда я посмотрела напротив себя, то увидела, что за столиком появился какой-то человек, притом создалось ощущение, что он именно ПОЯВИЛСЯ в тот момент, когда я ‘вернулась’ в кафе, а не подсел ко мне бесшумно во время моего витания чёрт знает где. Незнакомец вёл себя непринуждённо, словно он уже давно находится тут, не спеша потягивал такой же, как и у меня, коктейль, взгляд его задумчиво блуждал по кафе, время от времени задерживаясь на мне. Внешне этот человек сразу показался мне странно знакомым: высокий, довольно-таки худощавый, но при этом изящный, грациозный и… естественный. Каждый жест, каждое движение у него выходили сами собой красиво, правильно, можно сказать, идеально. Длинные прямые светло-русые волосы струились по его плечам, а когда он наклонял голову, золотистыми потоками обрамляли его лицо, кажущееся обычным и в то же время поражающее: светлая, едва тронутая загаром кожа, чётко обрисованный контур, плавные линии скул. Правильные очертания губ, аккуратный, идеально симметричный нос. Его синие с оттенком стали, цвета северного неба глаза были спокойны (или просто непроницаемы для света?), как гладь бездонного озера, в котором отражается это небо. Но, всмотревшись повнимательнее, окунувшись в них, я увидела дно, объятое огнём, который живёт в этом человеке, питая его и поглощая одновременно. Во взгляде чувствовалось то самое, как его любят красиво называть, Истинное Знание, в погоне за которым совершенствовались одинокие среди тысяч им подобных люди, закладывая основу будущего для своих потомков. Этот же человек отвоевал его ценой смерти у веков, а может, у тысячелетий. Глаза его видят не так, как мои, и не то, что мои. Помимо Знания, они лучатся едва уловимым теплом, никак не связанным с тем огнём, ибо он холодный. Искусственный огонь? Магический огонь?.. Просто свет или лишь отражение огня, не дающее тепла…

Одет этот человек был немного странно, будто только что «вынырнул» из прошлого: тёмно-синяя шёлковая свободная рубашка старинного покроя, чёрный длинный плащ. Брюки я не разглядела, потому что их попросту не было видно с моей стороны стола, и пытаться разглядеть их по меньшей мере было бы невежливо. Да и, в самом деле, зачем мне это? Эти детали не так-то и важны, ведь по одёжке встречают лишь тех, в ком с первого взгляда не увидели ничего более стоящего.

Пока я увлечённо рассматривала странно знакомого незнакомца, он, не теряя времени даром, занимался тем же: продолжал сканировать меня. И, что самое интересное, я этого не чувствовала. Наверное потому, что он при этом не испытывал ко мне ни презрения, ни зависти, ни восхищения - словом, ни одного из так свойственных людям чувств, кроме простого интереса.

Я понимала, что надо как-то начинать разговор, но вместо этого лихорадочно копалась в своей памяти, пытаясь вспомнить, где, когда и при каких обстоятельствах я могла видеть его раньше.

- 2000 год, - подсказал этот человек.

А-а, вот оно в чём дело! Телепат. Меня это ничуть не удивило, но и не обрадовало, ибо до настоящего момента мысли оставались единственной сферой моей жизни, куда никто не имел возможности вторгаться. Я, конечно, ничего не сказала незнакомцу вслух, всё-таки мы находились в культурном заведении. Он же ехидно улыбнулся, видимо, моя реакция на такую наглость ему понравилась. Я не стала отвечать и на его ухмылку, на этот раз потому что погрузилась в воспоминания.

Каким-то чудом этот день, или, точнее сказать, эта ночь осталась где-то на задворках памяти, ни в какую не соглашаясь всплывать на поверхность вплоть до настоящего момента. А сидящий за столиком напротив меня точно знает причину моего «провала» в памяти… да и я уже знаю.

… Тёплая южная ночь обдала меня колючим, чужим, враждебным холодом, как только я выбежала из комнаты. В довершение той скопившейся лавины неразрешённых проблем, на меня ржавым топором обрушилось разочарование в людях. Я не испытывала никаких эмоций, словно была уже мертва, и лишь надеялась, что меня оживит прохладный ветерок, или ещё теплый тротуар, по которому так приятно брести босиком, или иссиня-чёрное небо, усыпанное жемчужинками звёздами, или белый сухой пляжный песочек с вкраплениями камушков и мелких ракушек, но это если мне удастся выйти за территорию незамеченной: что ж сделаешь, спортивная база отдыха всё-таки... Ничем из этого списка не порадовала меня погода: на ветерок не было и намёка, ни один крохотный листочек ни разу не шелохнулся за то показавшееся достаточно долгим время, в течение которого я собиралась с мыслями и искала, куда мне по-настоящему хочется идти; тротуар был мокрым и холодным, потому что недавно прошёл дождь, а небо было тёмно-серым, потому что оставшиеся тучи затянули его сплошной пеленой, и ни одной звёздочки видно не было, даже месяц спрятался за облачком поплотнее, увиливая от своих прямых обязанностей. Да и песочек подвёл: превратился в пристающее к ногам мокрое месиво. Я пожалела, что не взяла обувь: ноги уже ничего не чувствовали, а в голове настойчиво, как надоедливый комар, звенела мысль: «Ага, вот теперь точно простудишься!» Но мне нужно было как-то отвлечься от поглощающего меня разочарования, и я решила пойти посмотреть на ночное море.

… Найдя на пляже более-менее приличный камень, я уселась на него, зачем-то воткнув ступни в мокрый песок, и стала всматриваться в спокойную чёрную воду. Море, как мне казалось, было единственной дружелюбно настроенной по отношению ко мне стихией, и я, решив, что хуже уже точно не будет, уверенно направилась к воде. Сравнительно небольшие волны время от времени сонно, почти беззвучно ударялись о берег. Я не раздеваясь зашла по колено в воду, которая оказалась тёплой. Для замёрзшей меня, по крайней мере. Долго не думая, нырнула, потому что знала, что здесь отмель резко обрывается и дальше можно плыть. Чем я, собственно, и хотела заняться, а когда почувствовала, что вроде бы лёгкая (ага, только пока сухая!) футболка и такие же шорты конкретно стали тянуть меня вниз во время того, как я выныривала, то решила, что добровольно в одежде плавать никогда больше не буду, даже в целях избавления от подавленного состояния духа, тем более что, как выяснилось на практике, не очень-то это и помогает. Но, как ни странно, плыть было хорошо: хотя бы создавалась иллюзия того, что я согрелась.

Вскорости море, похоже, передумало. Волны становились сильнее, я же не замечала этого, потому что была уже довольно далеко от берега. Просто расслабилась, приподнимаясь вместе с каждой новой волной. Одну из них я заметила слишком поздно. Она была намного больше предыдущих, и я поняла, что не смогу ни перескочить через неё, ни проплыть насквозь. Волна так резко накрыла меня, что я хлебнула воды от неожиданности, потом меня поволокло по направлению к берегу. И как только я почувствовала, что могла бы уже встать на ноги, волна бесцеремонно, грубо выкинула меня на сушу. Я перекувыркнулась, разодрав коленки, локти и футболку о камушки и ракушечник, в результате чего оказалась лежащей на спине головой к воде. Повалявшись немного в неудобной позе (плюс ко всему берег был наклонным), осознав происшедшее, я нашла в себе силы подняться и поплелась обратно, к камню, по дороге отплёвываясь и ругаясь, чтобы выплеснуть наружу своё огорчение и накипевшую злобу. Я напрочь забыла о своём желании отжать одежду и заодно воочию убедиться в непоправимости нанесённого ей ущерба, и вместо этого опустилась на камень, сдавив виски ладонями. Из глаз помимо воли потекли слёзы, и я даже сначала подумала, что это морская вода струится по лицу, потому что снова чувствовала себя мёртвой, бесчувственной, а когда поняла, что плачу, не стала пытаться остановить себя, иначе ‘лавина’ так и не растает, и дальше погребая меня под собой.

Почувствовав себя свободнее, но опустошённой окончательно, я уже видящим взглядом окинула всё вокруг себя. Последним, что я увидела, была светло-русая прядь волос, прикорнувшая на моём левом плече. Я перевела взгляд выше, чтобы увидеть лицо её обладателя, и сразу же окунулась в его бездонные глаза. Слова были не нужны: он понимал меня лучше, чем я сама, а я… просто набиралась Знания и Силы в открытом мне источнике.

- Ты права, нет нужды что-либо объяснять. Ты знаешь, кто я. Ты видишь меня так. Кто-то другой - иначе и по-своему понимает мою суть. И то, чем я тебя наделю, ты увидишь по-своему и как-то для себя назовёшь, сделав его только своим, неповторимым. Да-да, именно то, что ты видела на дне… озера? Огонь… что ж, прекрасно. - с этими словами он поднёс ладонь к моему лицу, и на ней вспыхнул тот самый огонь. Холодный, завораживающий…

Я не удержалась и зачерпнула его руками. Мои ладони тоже вспыхнули, и я почувствовала, что и во мне уже есть источник, а мой внутренний огонь смешался с этим, образуя причудливые комбинации из ледяных синих, нежно-оранжевых, изумрудно-зелёных и алых пляшущих на ладонях язычков пламени.

- Ладно... поигралась - и хватит, - улыбнувшись, сказал этот человек, - надеюсь, ты не будешь больше вот так попусту тратить свой резерв?

В начале фразы выражение лица его было по-детски счастливым, но затем оно сменилось на стальное, суровое. Я была ребёнком со светлым представлением о жизни и не понимала, как такое прекрасное лицо может стать настолько холодным, и неожиданно для себя впитала огонь ладонями. Затем сжала их в кулаки, поднялась с камня. Он последовал моему примеру. Мы взялись за руки и молча побрели вдоль побережья. Вдалеке виднелся огонёк. Когда мы подошли поближе, оказалось, что это костёр. Он весело потрескивал, словно подстраиваясь под давно знакомую мне песню, которую пели под гитару сидящие в кругу люди. Мы присоединились к ним и тоже пели, а когда я посмотрела на моего спутника, он уже был обычным человеком, и глаза его вовсе не казались бездонными, но выдавали мудрость, которой не скрыть и беспечным весельем…

Забрезжил рассвет, и мы все начали собираться, потушив костёр морской водой. Пока он ещё не погас, я смотрела на него и видела...

 

обычный, дарящий тепло, но порой

обжигающий,

ласковый, ручной и спокойный, а порой

свирепый, сметающий с лица земли целые леса и города, спасавший жизни одних людей

и лишавший жизней других, не заслуживших этого, огонь…

 

Светловолосый человек подошёл ко мне и сказал:

- Не сомневайся, мы ещё увидимся. Когда придёт время. А пока подумай, нужна ли тебе смерть и можешь ли ты назвать ей цену.

 

… Вынырнув из прошлого, я посмотрела на ожидавшего моего ‘возвращения’ человека и сразу начала оправдываться:

- Прости… я давно истратила весь резерв... Распылила без толку, как последняя…

- Ничего, - он прервал меня, - ты уже возобновила его в себе, из воспоминания, и ты сможешь делать так и впредь при необходимости.

- Спасибо…- выдавила я.

- Не за что. На этот раз ты обошлась без моей помощи. Так каким будет твой ответ?

 

 

3.08.2006

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость
Эта тема закрыта для публикации ответов.
Авторизация  

  • Реклама

    Реклама от Google

  • Реклама

    Реклама от Yandex

  • Sape

×
×
  • Создать...