Перейти к содержанию

Елена Блаватская


Рекомендуемые сообщения

Елена Блаватская


Блаватская Елена Петровна
Российская империя (Днепропетровск) 31 июля (12 августа) 1831 - Англия (Лондон) 26 апреля (8 мая) 1891


Изображение


Одна из самых замечательных, а также самых удивительных и загадочных русских женщин. Её имя знакомо далеко не каждому, а лишь тем, кто серьёзно интересуется оккультными науками. Её общение с «потусторонними силами», занятия магией, удивительные случаи ясновидения, «странный» характер шли вразрез с устоями современного ей общества (она жила в конце 19 века) и создали ей репутацию безбожницы, ведьмы.
В детстве Блаватская была необыкновенным ребёнком. Её мать умерла, когда она была совсем маленькой. Отец был артиллерийским офицером, и девочки (у Елены была младшая сестра) часто находились под опекой ординарцев отца. Вот, что на то время писала Елена «Странствовали с отцом и его артиллерийским полком до 8-9 лет, иногда навещая бабушку и дедушку. Когда мне исполнилось 11 лет, бабушка взяла меня к себе. Жила в Саратове, где дедушка был губернатором, а прежде он занимал эту должность в Астрахани, и под его началом было несколько тысяч (80 тыс. или 100 тыс.) калмыцких буддистов».
«В детстве я познакомилась с ламаизмом тибетских буддистов. Я провела месяцы и годы среди ламаистских калмыков Астрахани и с их первосвященником…Я была в Семипалатинске и на Урале вместе со своим дядей, владельцем обширных земель в Сибири у самой границы Монголии, где находилась резиденция Терахан Ламы. Совершала также путешествия за границу и к 15 годам я узнала многое о ламах и тибетцах».
Впрочем рано она осиротела и немало повлияло на психику, когда семьёй выезжали летом в резиденцию губернатора (её дедушки Фадеева) пылкая девочка наблюдала загадочную жизнь природы ( губерния предстовляла из себя старинный особняк, окружённый садом с множеством таинственных уголков, только представьте себе пруды, глубокие овраги, за которыми до самого берега Волги простирался лес) она часто говорила с животными и птицами. Кроме видимой всеми части природы она наблюдала и кое-что другое. С раннего детства маленькая ясновидещая видела какого-то величественного индуса в белом тюрбане. Она знала его так же хорошо, как и своих родных и называла его своим Хранителем. Елена часто говорила, что он всегда спасал её во всех бедах.
Елена была сверх меры нервной и чувствительной, громко говорила и ходила во сне. Блаватская побывала в Африке, в Америке, Англии, Китае, Индии, Италии и мн. Др. странах.
Чтож она писала книги. Но сама по себе Блаваткая, как маг достаточно рассеяна хоть и сильная (впрочем это просто её способности). В ней был венегрет знаний и спасало её только природные возможности и хорошее восприятие мира.

Более подробная биография

…В Южной Америке она делила с ковбоями их наполненную опасностями и приключениями дикую жизнь. В Египте изучала магию. Увлеченная идеей независимости народов, присоединилась к войскам Гарибальди и в одной из битв была тяжело ранена. Едва выздоровев, заинтересовалась бытом индейцев и отправилась в Канаду, чтобы пожить в настоящем вигваме. Но тамошние женщины стащили у нее ботинки, и она, разочаровавшись, уехала в Техас. Затем упорно старалась проникнуть в Индию. Путешествовала по Индостану на слонах. Спускалась в пещеры, к которым боялись подходить даже местные жители.
Родилась эта удивительная женщина в Екатеринославле (современном Днепропетровске) в семье военного. Ее мать, Елену Андреевну Ган, Виссарион Белинский называл русской Жорж Санд. Необыкновенные способности у Елены-младшей появились практически с раннего детства и со временем только развивались и усиливались.
«Сама не знаю, – объясняла будущая Радда-Бай родным, уже после ранней смерти матери, – что за напасть такая! Пристала ко мне какая-то сила, из Америки я ее вывезла. Мало того, что кругом меня все стучит и звенит, но и вещи движутся, подымаются без толку и надобности... Да и, кроме того, осмысленные проявления высказывает: в разговоры стуками мешается, на вопросы отвечает и даже мысли угадывает. Чертовщина какая-то!»
«Она вообще была девушкой со странностями, – подчеркивают психологи. – Биографы объясняли это заполученными в детстве отчетливыми отклонениями в психике. Девочку, например, часто посещали галлюцинации, особенно после того, как маменька, развлекая гарнизонных дам, бралась вызывать духов, впадала в возбуждение, опрокидывалась на пол и билась в конвульсиях. Тогда посылали за священником, который, помолясь, принимался за изгнание дьявола».
Замуж шестнадцатилетняя (по другим сведениям, восемнадцатилетняя) Елена Ган вышла за сорокадвухлетнего (иногда пишут: престарелого!) надворного советника, тогдашнего вице-губернатора Эриваньской провинции Никифора Блаватского, который хорошо знал ее родителей. Рано оставшись без матери, она сделала это, скорее всего, лишь по настоянию родных.
«Я обручилась, чтобы отомстить моей гувернантке, не думая о том, что не смогу расторгнуть обручение, ну а карма последовала за моей ошибкой», – объясняла свой поступок сама Елена Петровна.
Брак свой юная мадам Блаватская разорвала через несколько месяцев. Дед, не одобрявший, кстати, многих устремлений и поступков внучки, отправил ее к отцу с несколькими сопровождающими. Путь был долгий, и в одном из черноморских портов путешественница... исчезла. Как потом выяснилось, в трюме английского парохода удрала в Константинополь, где поступила в цирк наездницей. По другим сведениям, Елена стала ассистенткой иллюзиониста, обучившего ее многим фокусам, которые затем так пригодились на ее дальнейшем поприще. А потом дед Елены получил письмо от знаменитого баса Митровича. Артист назвался его «новым внуком» и сообщил, что женился на Елене Петровне, тогда как деду было доподлинно известно, что с прежним мужем ее никто не разводил. Так что вопрос об отвращении знаменитого философа в юбке к «магнетизму пола» остается довольно спорным...
Имелся у Блаватской и сын – несчастный горбун по имени Юрий, умерший еще в детстве.
«Мадам Блаватская, – пишет астролог Александр Ремпель, – настаивала, что Юрий был ее приемным сыном, а когда ей исполнилось пятьдесят четыре года, она с самым искренним видом объявила, что все еще остается девственницей».
В 60-х годах XIX века Блаватская появилась в Европе, став сотрудницей Юма – известнейшего спирита того времени. Попутно давала в Лондоне и Париже фортепианные концерты, а потом устроилась капельмейстером хора при дворе сербского короля Милана. Ее двоюродный брат С. Ю. Витте вспоминал:
«Во всех этих перипетиях прошло, вероятно, около десяти лет ее жизни, и, наконец, она выпросила разрешение у деда Фадеева приехать в Тифлис, обещая снова сойтись со своим настоящим мужем – Блавацким (так у Витте. – Авт.). И вот хотя я был тогда еще мальчиком, помню ее в то время, когда она приехала в Тифлис; она была уже пожилой женщиной, и не так лицом, как бурной жизнью. Лицо ее было чрезвычайно выразительно; видно было, что она была прежде очень красива, но со временем крайне располнела и ходила постоянно в капотах, мало занимаясь своей особой, а потому никакой привлекательности не имела. Вот в это время она почти свела с ума часть тифлисского общества различными спиритическими сеансами, которые она проделывала у нас в доме».
Впрочем, спиритические сеансы и теософия никогда не были главным делом ее жизни. Елена Петровна не гнушалась никакими занятиями – лишь бы приносили доход.
Неожиданно в Тифлисе объявился бас Митрович, который, встретив на улице свою сбежавшую жену, устроил ей грандиозный скандал. Вместе с ним Елене пришлось покинуть Кавказ. Сначала они обосновались в Киеве, где бас получил ангажемент в опере, затем переехали в Одессу. Применив свои коммерческие способности, Блаватская открыла фабрику чернил, а потом и магазин искусственных цветов, но оба эти предприятия вскоре прогорели. Но тут предприимчивый Митрович выхлопотал себе ангажемент в итальянскую оперу Каира, куда они с возлюбленной отплыли из Одессы. Их пароход потерпел крушение, и Митрович утонул. Блаватская оказалась в Каире без денег и какой-либо поддержки.
Встречаются, правда, упоминания и о другом ее муже – некоем Михаиле Бетанели. Это лицо княжеского происхождения, к тому же будучи младше Елены Петровны на семь лет, не задержалось возле нее долго...
В 1873 году в США объявилась удивительная «русская леди», наделенная феноменальными способностями. Зачарованных слушателей было предостаточно – в тот период Америку охватило повальное увлечение оккультизмом... Вскоре мадам Блаватская получила американское гражданство. В 1875-м вместе с очередным другом, полковником Генри Стилом Олькоттом, оставившем жену и троих детей, она учредила Теософское общество, главенствующей целью которого стало «основание всемирного Братства, без различий вер, рас, происхождений».
Синтезировав в своих работах «Разоблаченная Изида» и «Тайная Доктрина» философские и религиозные знания «всех времен и народов», Блаватская с легкостью оперировала сведениями, почерпнутыми из библиотек, давно погребенных в пещерах и подземельях. Европа была потрясена. Женщина – русская, без всяких научных знаний – и вдруг... Или все написанное ею чепуха, или это не она написала? Впрочем, Елена Петровна сама неоднократно заявляла, что эти труды принадлежат не ей.
Она утверждала, что в 1867 году ей удалось проникнуть в Тибет. За озером Пальте, в совершенно неисследованной области (точное место никогда не указывала) здесь якобы ей явились Махатмы (Учителя), от которых она и получила сведения о некой тайной науке. Тем, кто не верил в существование Учителей, насмешливо говорила, что, пожалуй, даже заинтересована в таком неверии – ведь тогда она будет выглядеть самым большим мудрецом человеческой цивилизации.
Кстати, Олькотт вспоминал, что Елена Петровна имела четыре совершенно разных почерка, в зависимости от освещаемого вопроса. И в стиле ее просматривались разительные несовпадения: некоторые страницы были написаны отличным английским языком, а другие требовали многих поправок.
Критики называли ее «научные» труды «большим блюдом мешанины», «хламом для помойки», а газета «Нью-Йорк Таймс» вообще отказалась рецензировать работы Блаватской. Гораздо больше беспокойств причиняли ей обвинения в плагиате. Ученые обнаружили в произведениях теософа около 200 примеров, когда слово в слово были переписаны отрывки из работ других авторов, имевших отношение к кабалистике и масонским обществам. Помимо явной склонности к учениям Востока в «Разоблаченной Изиде» обнаруживалась явная антипатия к христианской церкви...
Ее старания были вознаграждены по заслугам: в Мемфисе Блаватской вручили диплом и рубиновый крест – свидетельство высшей оценки знаний в области масонства. Судя по всему, Елена Петровна являлась существом действительно непростым, не от мира сего. По ее желанию, например, с потолка начинали падать розы, еще покрытые росой; шедший по комнате человек с зажженной лампой исчезал на глазах у изумленных людей, а лампа двигалась; по просьбе ребенка она могла достать из-за ширмы, где ничего не было, барашка на колесах... Уроки, усвоенные ею в цирке, даром не пропали.
В 1884 году Блаватская решила посетить Англию. Присматривать за главной квартирой Теософского общества поручила супружеской чете – Эмме и Алексису Кулэм (в другом переводе – Коломб). Перед самым отъездом произошел какой-то инцидент, в результате которого вся троица переругалась друг с другом. После того как наставница отбыла в Индию, Эмма Кулэм решительным шагом направилась в редакцию одного из журналов. Вскоре на его страницах появились небезынтересные публикации. Они, по утверждению А. Ремпеля, «содержали выдержки из более чем сорока весьма неосторожных писем, написанных Блаватской миссис Кулэм и приведенных в качестве доказательств грязных делишек мадам Великий Теософ.
Помимо всего прочего Эмма заявила, что Елена приказала ей соорудить куклу в тюрбане, которую в лунные ночи надо было выносить из дома, что всеми воспринималось бы как «проявление» Кута Хуми (одного из Махатм). Более того, письма, слетающие с потолка, отнюдь не доставлялись астральной почтой, а просто их бросали через щель в крыше.
Мало того: лондонское общество психических исследований взялось провести экспертизу сверхъестественных способностей основательницы теософского движения и получило все тот же результат: все ее чудеса – мошенничество, обман, ловкость рук!
С. Витте подчеркивал:
«Она обладала такими громаднейшими голубыми глазами, каких я ни у кого в жизни не видел. И когда она говорила неправду, эти глаза страшно искрились, меня поэтому не удивляет, что она имела громадное влияние на людей».
«Разоблаченная» Елена Блаватская после этого отправилась в Европу – и с тех пор ее нога никогда уже более не ступала на землю столь любимой Индии...
Во время своего скандального разоблачения она познакомилась со старшим братом русского философа Сергея Соловьева, писателем Всеволодом Соловьевым.
«Чтобы владеть людьми, необходимо их обманывать, – советовала ему Елена Петровна. – Я уже давным-давно поняла этих душек людей, и глупость их доставляет мне громадное иногда удовольствие… Чем проще, глупее и грубее феномен, тем он вернее удается».
Соловьев назвал эту женщину «ловцом душ» и безжалостно разоблачил ее в своей книге. В результате его усилий перестал существовать парижский филиал Теософического общества…
Неуемная Елена Блаватская основала Общество спиритов и объявила себя медиумом. Все это смелое предприятие провалилось, когда клиенты обнаружили в доме длинную перчатку, набитую ватой, которая использовалась как рука, «освобожденная от телесной плоти». «Нет религии выше истины», – утверждала этот медиум, и тут же попирала свое утверждение новым обманом легковерных.
Еще в те годы в Европе подозревали, что Блаватская являлась русской шпионкой. У нее же не было денег, чтобы затеять против обвинителей судебный процесс. А может, и желания тоже? Во время своего посещения Одессы в 1872 году Блаватская обратилась к начальнику III Отделения с весьма интересным посланием:
«...я хорошо ознакомилась со всей Западной Европой, со всеми выдающимися личностями политиков разных держав, как правительственной, так и крайне левой стороны... Занимаясь спиритизмом, прослыла во многих местах сильным лидером... каюсь в том, что три четверти времени духи... отвечали моим собственным – для успеха планов моих – словам и соображениям. Редко, очень редко не удавалось мне посредством этой ловушки узнавать от людей... их надежды, планы и тайны... Я играла все роли, способна представить из себя какую угодно личность...».
К чести руководителей III отделения, они не приняли предложения Великого Теософа.
Умерла Елена Блаватская в мае 1891 года, переболев гриппом и не дотянув трех месяцев до своего шестидесятилетия. После предания ее тела сожжению пепел был разделен на три части, которые хранятся в Индии, Нью-Йорке и Лондоне.

История жизни

"Скажу, именно Е.П. Блаватская была огненной посланницей Белого Братства... Именно она была великим духом, принявшим на себя тяжкое поручение дать сдвиг сознанию человечества... Я преклоняюсь перед великим духом и огненным сердцем нашей соотечественницы" (Письма Е.И. Рерих 8.09.1934г.)
Когда читаешь воспоминания и отзывы людей, знавших Елену Петровну Блаватскую, как друзей ее, так и врагов, более всего поражаешься разнообразием их мнений, словно перед нами проходит не одна, а множество личностей. Для одних она - великое существо, открывающее миру новые пути, для других - вредная разрушительница религий; для одних - увлекательная и блестящая собеседница, для других - туманная толковательница непонятной метафизики; то - великое сердце, полное безграничной жалости ко всему страдающему, то - душа, не знающая пощады; то - ясновидящая, проникающая до дна души, то - наивно доверяющая первому встречному; одни говорят об ее безграничном терпении, другие - о ее необузданной вспыльчивости... и так до бесконечности. Нет таких ярких признаков человеческой души, которые бы не соединялись с именем этой необыкновенной женщины. Никто не мог понять и почувствовать ее до конца. И это вполне естественно. Способности ее поднимались над обычным уровнем настолько, что были чужды для огромного большинства. Кто-то сказал про нее, что "она поднималась на высоты, где могли парить одни орлы человечества, и кто не в силах был подняться с ней, тот видел лишь пыль ее подошв".
Ее многогранная натура не поддавалась никаким установленным определениям. Но все, знавшие ее, утверждают, что она обладала необычайной душевной силой, подчинявшей себе все окружающее; что она была способна на невероятный труд и сверхчеловеческое терпение, когда дело шло о служении идее, об исполнении воли Учителя. Так же единодушны были все в том, что она обладала поразительной искренностью и доверчивостью, доходившие до размеров, совершенно необычайных для человеческой души. Еще одну черту Елены Петровны отмечают ее современники - мягкий, блестящий юмор, большей частью добродушный, но иногда и задевавший мелкое самолюбие.
Всю жизнь Елены Петровны можно разделить на три периода. Детство и отрочество до замужества в 1848 году - первый период; второй - таинственные годы с 1848-го года по 1872 год; третий период - с 1872 года, проведенный в Америке, Индии, Европе среди многочисленных друзей и врагов, которые и оставили нам биографические очерки и статьи об этой гениальной, необыкновенной женщине.
Елена Петровна родилась 12 августа 1831 года в Екатеринославе (ныне Днепропетровск). Среди ее ближайших предков были представители исторических родов Франции, Германии и России.
"Необходимо вспомнить, что я была слабым и болезненным ребенком и обладала сверхнормальными психическими способностями". Вся природа жила для пылкой девочки особой, таинственной жизнью. Кроме особенно живой связи с природой, которую видели все, были в ее детстве явления, видимые только для нее одной. С самого раннего детства перед ясновидящей девочкой появлялся величественный образ Индуса в белой чалме, всегда один и тот же, и она знала его так же хорошо, как и своих близких, и называла своим Покровителем, утверждая, что именно он спасал ее в минуты опасности.
Юная Елена Петровна очень отличалась от своих сверстниц: была крайне своевольна и решительна, стремилась к независимости и свободе, обладала величайшими медиумистическими силами. Ее тетя, Надежда Андреевна Фадеева, в своих воспоминаниях пишет: "Моя племянница Елена совсем особое существо и нельзя сравнить ее ни с кем...Она всегда была настолько выше окружавшей ее среды, что никогда не могла быть оцененной по достоинству. Необыкновенное богатство ее умственных способностей, тонкость и быстрота мысли, изумительная легкость, с которой она понимала, схватывала и усваивала наиболее трудные предметы, необыкновенно развитый ум, соединенный с характером рыцарским, прямым, энергичным и открытым - вот что поднимало ее так высоко над уровнем обыкновенного человеческого общества и не могло не привлекать к ней общего внимания, следовательно, и зависти, и вражды всех, кто в своем ничтожестве не выносил блеска и даров этой поистине удивительной натуры..." На восемнадцатом году Елена Петровна выходит замуж за старого и нелюбимого человека, с которым у нее не было ничего общего. Что это? Одна из возможностей вырваться на волю пламенной, рвущейся из всяких рамок, вольнолюбивой натуре? Или ее легкомысленный характер? Или требование родственников? Решение "оставить "мужа" навсегда, не давая ему возможности даже подумать о ней, как о жене", пришло уже во время венчания, и через три месяца после свадьбы Елена Петровна бежала из дома мужа. Этим бегством начинается второй период ее жизни, который весь состоит из бесконечных путешествий.
За 24 года (с 1848-го по 1872 год) Елена Петровна посетила Африку, Центральную Азию, Южную Америку, Индию, Восточную Европу. Она не бесцельно искала приключений, а определенно стремилась к намеченной цели.
В 1851 году в Англии происходит ее первая встреча с Учителем, который являлся ей в детстве, которого она считала своим ангелом-хранителем и которому, несмотря на все препятствия, была преданна до последнего вздоха. Эта преданность, раскрывающая всю глубину ее души, и была тем ярко зажженным маяком, который направлял все действия ее последующей жизни. "Учитель сказал ей... что ему необходимо сотрудничество в некоем начинании...Он рассказал ей о Теософском Обществе и сообщил, что желал бы видеть ее основательницей. Вкратце, Он поведал ей о всех трудностях, которые придется преодолеть, и сказал, что до этого ей надо будет провести три года в Тибете, чтобы подготовиться к выполнению этого очень трудного дела". Можно с уверенностью сказать, что весь второй период жизни Елены Петровны был сначала подготовлением к ученичеству, а затем и самим ученичеством.
Последние годы ее жизни несли на себе ясную печать определенной духовной миссии. С 1873 года Елена Петровна жила в Америке, Индии, Европе. Вначале пребывания в Америке ей пришлось бедствовать, но она "никогда не унывала и пока не получила денег из дома, занималась то шитьем галстуков, то изготовлением искусственных цветов". Одновременно она начинает осуществлять свою миссию. "В эту страну я послана Ложей в интересах Правды о современном Спиритуализме. Моя священная обязанность открывать эту Правду и разоблачать ложь. Возможно, я приехала сюда на сотню лет раньше, чем нужно...учитывая современное состояние умов." Елена Петровна временно примыкает к спиритизму; она хочет показать спиритам всю опасность медиумических сеансов и всю разницу, которая существует между спиритическими явлениями и истинной духовностью. Елена Петровна была уверена, что спиритизм, как учение, не в состоянии повлиять на одухотворение жизни, и считала своей миссией ложный западный медиумизм заменить восточной духовностью. Ее решение бороться с развитием медиумизма может объяснить и то обилие феноменов, которые она производила в ту пору своей жизни. Елена Петровна хотела ими доказать, что опытный оккультист может творить то же, что и "духи" спиритов. "...Всякое действие, которое медиумы совершают при помощи духов, другие могут совершать и без их помощи, посредством силы воли." Среди различных явлений, которые она показывала с этой целью, была материализация и мгновенные исчезновения людей или предметов; например, исчезновение человека, несущего лампу, что производило впечатление, будто лампа сама движется по комнате. Западные ученые отказывались объяснять подобные явления, а между тем, на Востоке они известны многим. Елена Петровна прекрасно знала, какую бурю вражды и нареканий она навлечет на себя своим противодействием спиритизму, и все же с обычным бесстрашием и энергией шла навстречу этой буре.
7 сентября 1875 года произошло открытие Теософского Общества. В скромной квартире Елены Петровны собралось 17 человек. Они проанализировали духовное состояние мира, конфликт между материализмом и духовностью с одной стороны, религией и наукой с другой. Этому конфликту была противопоставлена философия древних теософов, умевших воедино слить оба полюса жизни. Было предложено учредить Общество оккультистов и при нем библиотеку с книгами о скрытых законах природы, которые были известны древним и совсем утрачены для нас. В тот день был избран первый президент Теософского Общества - полковник Олькотт. На последующих заседаниях были выработаны основные положения и главные цели Общества. "Задачи Общества различны. Оно способствует получению истинных знаний о законах природы...предусматривает изучение роста скрытых сил человека...Помогает установлению Братства Человечества, при котором все хорошие и чистые люди каждой расы будут относиться друг к другу, как равные сотрудники одного Бесконечного, Всеобщего, Безграничного и Вечного Дела". В начале развитие Общества шло медленно, но это нисколько не ослабляло энергии русской основательницы и ее американского помощника.
В 1876 году Елена Петровна начала писать "Разоблаченную Изиду", а в 1877 году "Изида" была уже издана в Нью-Йорке и "обратила на себя внимание своим вызовом догматизму религии и современной науке".
В 1878 году основатели Теософского Общества решили, что лучшей почвой для возрождения древневосточной духовности будет Индия, и переселились в Бомбей. Активная работа у Елены Петровны и ее сотрудников началась сразу после переезда. Влияние их в Индии росло так быстро, и они так были завалены письмами, что уже на второй год решено было основать свой журнал. В октябре 1879 года возник "Theosophist". К этому же времени относится знакомство Елены Петровны с Синнетом, издателем главного англо-индусского органа "Pioneer". Вот как он описывает свои впечатления о Елене Петровне: "Она владеет великолепными психическими дарами и несокрушимым мужеством, которое выносит ее из всех подавляющих испытаний, а ее духовный энтузиазм так велик, что он сводит все ее старания и весь напряженный труд в пыль и прах по сравнению с ее непоколебимой верностью невидимому Учителю". Следующие пять лет прошли в энергичной пропаганде Теософии внутри Индии. Оба основателя Теософского Общества ездили по всей Индии, стараясь возбудить интерес к высокой красоте древнеиндуских верований и вызвать воспоминания о былой славе великого народа.
В 1882 году Елена Петровна тяжело заболела. Это была первая из ее "смертельных" болезней, когда доктора давали ей жить лишь несколько часов и затем признавались, что ее быстрое выздоровление при таком состоянии организма было для них совершенно непостижимо, ибо по всем признакам смерть была неизбежна. Елена Петровна соглашалась с ними и объясняла свое выздоровление исключительно помощью Учителя.
Климат Индии пагубно влиял на здоровье Елены Петровны, ее состояние было настолько неудовлетворительным, что она вынуждена была переехать в Европу. Она хотела как можно скорее приняться за "Тайную Доктрину". На эту работу она смотрела как на главное дело своей жизни. Она была уверена, что человечество подошло к нравственному кризису, что все усиливавшийся материализм мог закристаллизовать сознание до такой степени, что возврат к духовности становился бы все труднее и труднее. Нужно было помочь людям найти окно в духовный мир, раскрыть невидимые для них дали. Так понимала Елена Петровна порученную ей задачу и со свойственными ей энергией и энтузиазмом принялась за дело. Совсем больная, страдающая от острого ревматизма, который грыз ее измученное тело, она с неослабевающим самоотвержением сидела за своим письменным столом с раннего утра и до позднего вечера, не давая себе никакого отдыха. В разгар этого труда, поглотившего ее всю без остатка, на Елену Петровну неожиданно обрушился страшный удар. Это был отчет следователя Ходжсона Лондонскому Обществу Психических Исследований о необычных явлениях, совершенных Еленой Петровной. Отчет признавал все эти явления результатом мошеннических подлогов. С неописуемым страданием встретила Елена Петровна этот отчет. "Вот, - воскликнула она, - какова карма Теософского Общества!... Я должна нести на себе грехи Общества, и теперь, когда меня заклеймили величайшей обманщицей, да еще и русской шпионкой, кто будет слушать меня, кто будет читать "Тайную Доктрину"? Как буду я продолжать дело Учителя? О, проклятые феномены, которые я делала, чтобы удовлетворить друзей и поучать окружающих! Как я вынесу такую страшную карму? Как переживу все это ... если пострадает дело Учителя и Общество погибнет!"
Елена Петровна вынуждена возвратиться в Индию для выяснения на суде всей правды и восстановления своего доброго имени. Индусы встретили ее со всеми признаками глубокого уважения, что принесло Елене Петровне некоторое утешение, но нравственное потрясение было настолько сильно, что она тяжело заболела.
Вернувшись в Европу, произошло снова ее чудодейственное исцеление. "...Учитель был здесь; Он предложил мне на выбор или умереть и освободиться, если я того хочу, или жить еще и закончить "Тайную Доктрину", Он сказал мне, как тяжелы будут мои страдания и какое трудное время предстоит мне...Но когда я подумала о тех людях, которым мне разрешено передать мои знания и о Теософском Обществе, которому я уже отдала кровь своего сердца, я решила пожертвовать собой..." И она "промучилась" еще пять лет, потому что с земной точки зрения тот напряженный труд, который она несла до последнего часа, несмотря на жестокие физические страдания, нельзя назвать иначе, как мученичество. За эти пять лет были написаны три тома "Тайной Доктрины", два из которых были изданы при ее жизни, написаны "Ключ к Теософии" и "Голос Безмолвия", множество статей в журнал. Кроме этого литературного труда, Елена Петровна каждый вечер вела многочисленные беседы с литераторами и учеными.
8 мая 1891 года Елена Петровна ушла с физического плана, сидя в своем рабочем кресле, как истинный воин Духа, каким она была всю жизнь. Ее тело было предано сожжению, и пепел разделен на три части: одна сохраняется в Адьяре, другая в Нью-Йорке, третья оставлена в Лондоне. День ее упокоения чествуется во всем мире под названием ДНЯ БЕЛОГО ЛОТОСА.

Автор: И.Н. Желтякова

(ах и это только самая малая часть)
Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
  • Реклама

    Реклама от Yandex

  • Sape

×
×
  • Создать...