Перейти к содержанию
Авторизация  
Morelindo

Аменхотеп IV (Эхнатон) - Влюбленный Мистик на Троне

Рекомендуемые сообщения

Аменхотеп IV

Золотой Сокол, Владыка Верхнего и Нижнего Египта, Единственный Происходящий-от-Ра, Сын Солнца, Великий-во-Времени, Могучий Бык с Величественным Плюмажем, Возлюбленный Амоном-Ра Владыка Небес,

родился в Фивах примерно в 1388 г. до н. э.

o_1462971.thumb.jpg.62ffe0def2868074faab3b0a62908b98.jpg

Имя Аменхотеп, (по-гречески Аменофис), означает «Амон доволен». Этот великий царь был единственным оставшимся в живых сыном Аменхотепа III и его супруги Тии:

Спойлер

KOJdnze1HvU.jpg.3912a26fc714dea8350b57a6b5ac9c36.jpg

По отцовской линии он вел свое происхождение от Тутмоса III, Гонителя Своих Врагов, Завоевателя Сирии, разбившего наголову принцев из Захлы. Именно он, Тутмос III, создал империю, рухнувшую в царствование его сына:

Спойлер

Os2HsWJKwRY.thumb.jpg.3d1b8b118db58eec9192cb711aa44a1b.jpg

Говорят, царица Тии, женщина выдающихся способностей, долгие годы правившая как регентша империей, состоявшей из двух частей, по происхождению была сирийкой. По мнению сэра Эрнеста Алфреда Уоллиса Баджа, чужая кровь матери и бабушки Аменхотепа IV вызвала к жизни массу странных идей относительно религии, правления и искусства, овладевших его умом.

Детство фараона, по-видимому, было наполнено постоянной борьбой с телесными недугами, поражавшими очень многих членов его династии. Аменхотеп III по прозвищу Великолепный, вероятно, был неизлечимо болен. Во всем этом роду было принято чрезвычайно рано вступать в брак, и он женился на принцессе Тии в двенадцать лет.

Спойлер

eQhPxJSJkH8.thumb.jpg.c784eabbbc1bf34c36d4c85709f7959f.jpg

Когда Аменхотеп IV достиг двенадцатилетнего возраста, состояние его здоровья вызывало беспокойство уже не только у членов семьи, но и во всей империи. Если бы он умер бездетным, династия оборвалась бы. Поэтому в вассальных государствах начались поиски подходящей невесты, увенчавшиеся поспешным заключением брака. В те времена царские семьи не отличались крепким здоровьем. Трудно было найти достигших брачного возраста девушек благородного происхождения, поскольку многие умирали в детстве.

Спойлер

S_6741_01.jpg.c1cb66942465a494064fbbe83b224c74.jpg

Принца женили на египетской девушке по имени Нефертити. Она происходила из знатного рода и была дочерью князя Ая. Бракосочетание состоялось, когда фараону было около двенадцати лет, а его невесте девять или десять. Вскоре после женитьбы сына Аменхотеп III умер в возрасте пятидесяти с небольшим лет, оставив престол тринадцатилетнему болезненному юноше, уже обнаруживавшему склонность к видениям и грезам.

Спойлер

SyqDFKCQ-6c.thumb.jpg.2a6b1409e2f451ef0cace3150654cf7e.jpg

Аменхотеп IV не только обладал монаршей властью, но и был верховным жрецом Ра-Хорахти, властелина духов, душ и тел египтян, жрецом-царем величайшей на земле империи. Существует легенда, что царица Тии, мечтавшая о сыне, еще до его рождения пообещала посвятить его служению богам.

Правда это или нет, но с раннего детства юный фараон был больше жрецом, чем государственным деятелем, и вполне заслужил титул «великого мечтателя».

Спойлер

NSgeQXF_Txc.thumb.jpg.b991bdf337494bddad2f7a91e879bd92.jpg

Артур Вейголл так описывает молодого монарха:

«Представьте себе фараона бледным, болезненным юношей. Его голова казалась слишком большой по сравнению с телом; тяжелые веки прикрывали мечтательные глаза. У него были тонкие черты лица, а рот, несмотря на слегка выступающую вперед нижнюю челюсть, вызывал воспоминания о лучшем, что есть в искусстве Россетти. По-видимому, он был тихим прилежным мальчиком, мысли которого блуждали в сказочно прекрасных сферах в поисках того счастья, в котором ему отказало его физическое состояние. У него был мягкий характер; его юное сердце переполняла любовь. Очевидно, он наслаждался прогулками в дворцовых садах, с восхищением слушал пение птиц, наблюдал за рыбой в озере, нюхал цветы, следил за порханием бабочек, грелся на солнышке. Его иногда называли «Владыкой сладостного благоухания».

Аменхотеп IV правил Египтом в течение семнадцати лет. В первые четыре года царствования его личная власть была невелика. Фактическим правителем страны была регентша, царица Тии. Ее поражали необычайные умственные способности сына, и она видела в нем силы, более присущие богам, чем человеку. Молодой монарх рано повзрослел и к семнадцати-восемнадцати годам уже стал подлинным правителем своей страны.

Спойлер

-8A2NBhAp2U.thumb.jpg.47b9a75817d2687bf672d6e30b2e5796.jpg

Неизбежный конфликт между юным идеалистом и жрецами Амона принял четкую форму на пятом или шестом году его правления. Большинство писателей, сравнивая религиозные идеалы Аменхотепа IV с высшими целями амонизма, высказываются о государственной религии Египта в крайне уничижительных выражениях.

Завоевания Тутмоса III и величие Аменхотепа III способствовали наполнению храмов бесценными сокровищами. К тому же возможно, что высокое положение отвлекало жрецов от исполнения их священных обязанностей и открывало возможности для неограниченной коррупции, что подрывало безупречность их культа. Нельзя, однако, сваливать всю вину на жрецов, так как в Египте фараон был и жрецом и монархом, а правитель, приверженный войнам и грабежам, являвшийся к тому же главным жрецом государственной религии, подавал дурной пример остальному жречеству.

Можно, следовательно, утверждать, что религии Египта были извращены сверху донизу. Как только духовность угасала в государе, она исчезала и из храмов.

Было бы абсолютно неправильно не признавать огромного духовного значения древнеегипетской религии. Боги различных номов, или провинций, империи являлись символами великих духовных истин жизни. Мистерии Египта принадлежали к числу серьезнейших религиозных институтов, а тайные доктрины Индии и древнего мира хранились в святая святых египетских храмов.

Изучая религиозные представления Аменхотепа IV, не следует считать его религию совершенно оригинальной.

Он сознавал определенную извращенность и ограниченность государственной религии и, обладая исключительной духовной проницательностью, пытался исправить эти ошибки, по-новому интерпретируя духовные явления жизни.

Теперь трудно сказать, был ли он действительным основателем атонизма или просто поддержал религиозное направление, уже появившееся среди его народа.

Конечно, он не придумал название Атон, а скорее придал новый глубокий смысл символам и верованиям, пришедшим из древней египетской истории. Философия этого царя не сразу приняла свою конечную форму, а развивалась постепенно в течение нескольких лет. Весьма вероятно, что в этот период ее раскрытия он пользовался помощью и советами религиозных реформаторов и философов, которые способствовали формированию общей структуры и установлению границ проводимой им реформы.

ООн отошел от государственной религии, постепенно ломая одну за другой древние традиции империи.
И вот на девятнадцатом году жизни Аменхотеп IV окончательно порвал со жрецами Амона. Он не пытался уничтожить фиванскую иерархию в один момент.

Напротив, он утверждал свою веру в окружении противников, подкрепляя ее влиятельностью и авторитетом своего положения как полубога Нила. Именно после этого официального разрыва со старой иерархией он сменил имя. Имя Аменхотеп неразрывно связано с верой в Амона, поэтому оно больше не подходило правителю, который отказался хранить верность старому порядку. Имя, которое он выбрал для себя и под которым его помнят ныне, звучало как Эхнатон, что означает «Атон доволен».

Порвав навсегда со старой религией, Эхнатон вступил на отнюдь не легкий путь. Город его предков сохранял преданность прежним богам. Государственная религия прочно укоренилась в сердцах и жизни людей. Со временем он понял, что должен не только порвать с древней верой, но и покинуть ее столицу и освободиться от всех уз традиций и культуры, сложившихся и процветавших там.

Юный фараон выбрал место для своей новой столицы примерно в ста шестидесяти милях от Каира вверх по Нилу. Там он выстроил город Хутэн-Атон — «Горизонт Атона».

Явившись на место строительства, он обратился с речью ко всем собравшимся там, и они преклонились перед его волей и воздали ему должное.

Вот его слова, прямая речь, сохраненная для нас немым камнем:

«Смотрите, вот город Горизонт Атона, который я от имени моего Величества построил на века для Атона, как Он того пожелал. Ибо именно он, Атон, отец мой, привел меня в этот Город Горизонта».

На восьмом году правления Эхнатон поселился в этом городе с Храмом Того, Кто не имеет Формы, когда город стал пригодным для жилья. В сопровождении вельмож, несших документы империи, и при значительном стечении народа он провел церемонию официального открытия новой столицы.

Молодой монарх с царицей и тремя детьми устроился во дворце, украшенном резными изображениями символов его веры. В более свободной и утонченной атмосфере Кутэн-Атона фараон смог по-настоящему утвердить свою религию.

Спойлер

MAI9skgO1do.jpg.4d87a71f63ee8035fc57bf667511710e.jpg

Духовное пастырство Эхнатона началось на двадцать втором году его жизни. Там, в тени громадных каменных храмов, родилась доктрина Истинного Атона, вселенского Бога, доктрина, отличавшаяся такой глубиной, что ученые заговорили об Эхнатоне как о первом просвещенном человеке в летописной истории.

Чарлз Ф. Поттер пишет в «Истории религии»:

«Он (Эхнатон) был первым пацифистом, первым реалистом, первым монотеистом, первым демократом, первым еретиком, первым гуманистом, первым интернационалистом и первым человеком, о котором известно, что он пытался основать религию. Он родился не вовремя, на несколько тысяч лет раньше, чем нужно».

Преисполненный множества добродетелей, совершенно необычных для его времени, воодушевляемый побуждениями, непостижимыми для его современников, Эхнатон страдал, как приходится страдать всем идеалистам.

В период с восьмого по тринадцатый годы правления он, по-видимому, занимался главным образом совершенствованием своей доктрины в построенном им городе. Бадж пишет, что он жил странной жизнью, наполненной пропагандой религии и искусства. Под его благодетельным управлением империя достигла расцвета.

В это время умерла его мать и родилась его четвертая дочь. Тии, царица-мать, очевидно, оказала сильнейшее влияние на политическую позицию сына. Она составляла смягчающую и сдерживающую силу и, весьма вероятно, до самой смерти поклонялась Амону. Уважение к матери удерживало религиозный энтузиазм Эхнатона в определенных границах, но с ее уходом прекратилось и сдерживающее влияние.

Годам к двадцати пяти — двадцати шести Эхнатон, должно быть, осознал, что жить ему в этом мире осталось недолго. Напряжение, создаваемое его сверхактивным умом, постоянно подтачивало его и без того болезненный организм. Поэтому фараону пришлось изменить план действий.

Он уже не довольствовался тем, что только его собственный город был предан Истинному Богу, и развернул мощную кампанию по распространению своей религии в городах и провинциях империи. На начальном этапе создания религии он описывал Бога как «Тепло, заключенное в Атоне».

Раскрывающееся сознание принесло ему более полное понимание, и он дал Богу новое определение — «Сияние, исходящее от Атона». Это изменение определенно свидетельствует об углубляющемся духовном понимании и об усилении власти мистических факторов великой теологии.

Вскоре после смерти царицы Тии Эхнатон издал указ об изъятии имени Амона из всех надписей в Египте. Его доверенные лица столь полно и тщательно выполнили свою задачу, что вряд ли осталась хоть одна статуэтка, с которой не было бы стерто ненавистное имя.

Была вскрыта даже гробница царицы Тии и уничтожены картуши на футляре с ее мумией. Имена царей, в той или иной форме включавшие слово «Амон», были стерты, а всех, кто носил имя, содержавшее это вызывавшее отвращение слово, закон обязывал принять какое-либо иное имя. Эта чрезвычайная мера, вероятно, была следствием сильнейших гонений и осознания фараоном того факта, что довести до конца реформы до того, как он умрет, можно было только самыми решительными действиями.

Эхнатону было около тридцати шести лет, когда родилась его пятая дочь. Верный традициям династии, он мечтал о сыне как о продолжателе его дела, но на четырнадцатом году правления родилась шестая дочь, а в следующем — седьмая, последняя. Так фараон и умер, не оставив наследника.

Спойлер

SnhUbwVhVHI.jpg.5e4b36cc161bd198e1c5c546a5a5cae6.jpg

Домашней жизни Эхнатона уделялось большое внимание. Ни одного фараона, безусловно, не изображали столь часто в непринужденной семейной обстановке. На резных изображениях он часто обнимает свою красавицу-жену Нефертити, и эта поза совершенно необычна для египетского искусства. Нередко эту пару представляли играющей с детьми.

Спойлер

EZ6-q3N1LwY.thumb.jpg.1c39e5b8a1952572b2885dde2fda6187.jpg

На пятнадцатом году царствования Эхнатон приступил к сооружению своей гробницы, но этому строительству не суждено было завершиться, и в конце концов тело фараона поместили в усыпальницу его матери, где его и нашли в 1907 г.

Последние два года царствования Эхнатона можно было бы охарактеризовать как период разочарования. Созданная им религия оказалась недостаточно сильной, чтобы противостоять вездесущему жречеству Амона.

Лишь очень немногие самые умные египтяне могли понять то, чему он учил.

Мир оказался не готовым к владычеству любви. В дополнение ко всем остальным затруднениям над страной нависла угроза войны.

Вторжение хеттов из Сирии ускорило наступление конца. Появились заговорщики, и вассальные страны, искавшие защиты у Египта, напрасно посылали гонцов. Правители провинций умоляли о помощи в борьбе с захватчиками и предателями, но Эхнатон никак не хотел посылать войска. Для царя-мечтателя Атон был единым отцом всех людей, и этот вечно живой Бог не разрешал воевать и мародерствовать. Фараон занимал твердую позицию, но эта непреклонность оказалась совершенно бесполезной.

Его города были завоеваны; доходы постепенно перестали поступать, потому что у его управляющих уже не было провинций, которые можно было облагать налогами. И через каких-нибудь два года пышная империя Тутмоса III обанкротилась.

Напряженность этого смутного времени унесла ту толику здоровья, которая еще сохранялась у фараона. Эхнатон умер в то же время, когда рухнула его империя. Похоже, его кончина была внезапной, так как современные ученые, обследовавшие его мумию, полагают, что причиной смерти был удар. Тело не смогло дольше выдерживать тревогу и скорбь разбитого сердца.

В надписи на передней стороне гроба его называют так: «Эхнатон, Прекрасное Дитя Живого Атона, чье имя будет жить в веках». Как удивительно печально, как удивительно прекрасно звучит молитва Единому Вселенскому Отцу, записанная на золотой фольге, найденной под ногами мумифицированного тела Эхнатона:

«Я вдыхаю сладостное благоухание, исходящее из Твоих уст. Я созерцаю Твою красоту каждый день. Как бы я хотел слушать Твой мелодичный голос, даже северный ветер, чтобы мои члены наполнялись жизненными силами благодаря любви к Тебе. Протяни мне Свои руки, несущие Твой дух, дабы я воспринял его и он воодушевил меня. Призови мое имя в вечность, и оно никогда не обманет ожиданий».

Так ушла из этой жизни душа слишком хрупкая, чтобы выдерживать потрясения плоти. Вместе с Эхнатоном ушла и основанная им религия, и построенный им город, и мечта о мире, наполнявшая его сердце.

Снова воцарился великий Амон во всем блеске безраздельной власти. С тех пор как Эхнатон вел упорную борьбу с богами Египта, минуло более трех тысяч лет.

Лучше всего уважение к нему современного мира, чуть более сведущего в тайнах духа, можно было бы выразить словами профессора Дж. X. Брестида: «Вместе с ним почил такой дух, какого мир потом никогда не видывал».

Еще один ученый, изучающий философию Эхнатона, миссис Джулия Эллсворт Форд, в своей интересной статье «Эхнатон — фараон и пророк» кратко и выразительно определяет место великого фараона в эволюции цивилизации:

«Таким образом, Эхнатон предстает перед нами как одна из самых удивительных фигур, когда-либо являвшихся в этот мир. Он был пророком, учителем истины и искренности, провидцем, философом, реформатором, замечательным поэтом, архитектором, любителем музыки. Он бесстрашно отверг догму, традицию, суеверие; просто поразительно, он стряхнул их, словно засохшие листья на ветру.

Будучи монархом, он тем не менее верил в демократию и заводил друзей среди людей крестьянского происхождения. Во всей истории и романтической литературе не найдется ни одного мужчины, который любил бы женщину более самозабвенно, чем Эхнатон любил Нефертити. Свое положение правителя, свою религию, воздаваемые ему почести — все делил он поровну с ней, «моей замечательной женой Нефертити», как он ее называл. Три тысячи лет тому назад, впервые в истории, в основе правления лежал принцип любви. И не его принципы, а отсутствие принципов у его врагов погубило его».

Спойлер

qsIYYt01dCY.thumb.jpg.e6638a29de9f56b6f258b51f1478f4bc.jpg

Цитаты из гимнов Эхнатона

Спойлер

О живой Атон, Источник жизни! Хоть Ты и далеко, лучи Твои достигают земли, хоть Ты и высоко, шаги Твои возвещают день.

Как разнообразны все Твои деяния! Они скрыты от нас, о единственный Бог, чьими силами не обладает никто иной.

Птицы порхают на болотах, их крылья вздымаются в знак поклонения тебе.
Ты сам творишь красоту форм.

Ты пребываешь в моем сердце; нет никого, кто знает Тебя, кроме Твоего сына Эхнатона.

Ибо Ты простираешься далеко за пределы краев Твоего диска; Тобой живет человек.

Мир пребывает в Твоих руках, точно такой, каким Ты его сотворил.

Рыба в реке всплывает к поверхности, устремляясь к Твоему лицу, и Твои лучи пронизывают толщу вод.

Ты сотворил землю согласно воле своей, пребывая в одиночестве.

Птенец находится в яйце, пища в скорлупе, Ты даруешь ему в нем дыхание, чтобы он мог жить.

С основными доктринами и сутью Учения Эхнатона можно ознакомиться здесь: 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Авторизация  

  • Реклама

    Реклама от Google

  • Реклама

    Реклама от Yandex

  • Sape

×
×
  • Создать...