Перейти к содержанию

Morelindo

СуперМодератор
  • Публикаций

    223
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    3

Morelindo стал победителем дня 17 ноября 2018

Morelindo имел наиболее популярный контент!

Репутация

6 Обычный

2 Подписчика

Информация о Morelindo

  • Звание
    Дитя Ночи
  • День рождения 11/05/1981

Контакты

Информация

  • Город
    Киров
  • Род занятий
    Создание альтернативных реальностей в безальтернативном пространстве
  • Интересы
    сравнительная история и философия религии, 咏春 (wing chun), интегральная, трансперсональная и аномальная психология, охотоведение, психосинтез, поэзия, военное дело, этиология, теология, туризм, оккультизм, история, лингвистика, литература, шахматы, hiking, холодное и огнестрельное оружие.

Посетители профиля

329 просмотров профиля
  1. Morelindo

    Homo institutius — Человек институциональный : [монография] / под ред. д-ра экон. наук О.В. Иншакова. — ВолГУ, 2005. — 854 с. ISBN5-85534-985-3 В книге впервые в отечественной науке на базе междисциплинарного синтеза рассматривается феномен «человек институциональный», развиваются методологические основы его познания; предлагаются критерии и новые подходы к формализации социального содержания акторов и их окружения. Раскрывается как специфика исторического генезиса, так и актуальные характеристики бытия институциональных агентов, способы отражения анализируемых понятий в лингвистических системах. Авторы предлагают комплексно осмыслить статус человека, выявить его онтологические, гносеологические и экзистенциальные противоречия, определить направления интеграции гуманитарных наук на современном этапе в исследовании этого объекта. Дискуссионный характер затрагиваемых проблем определяет широкие рамки аудитории, которой адресована книга, представляющая интерес для специалистов, работающих в различных отраслях общественных наук, студентов, аспирантов и преподавателей высших и средних учебных заведений. Homo institutius - Человек институциональный - Иншаков - 2005 - 854.pdf
  2. Morelindo

    УЧЕБНЫЙ ЦЕНТР «ГУМАНИТАРНО-ПРОГНОСТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ». И.В. БЕСТУЖЕВ-ЛАДА Г.А. НАМЕСТНИКОВА Социальное прогнозирование ( Курс лекций ) Педагогическое общество России Фундаментальный курс по социальному прогнозированию. Курс состоит из четырех частей. В первой части — исторические условия возникновения и развития социального прогнозирования. Вторая часть — концепция «технологического прогнозирования» и ее сущность. В третьей части — технология прогнозных разработок социальных процессов. Четвертая часть — прикладная социальная прогностика. Прогнозирование конкретных проблемных ситуаций на примере России. К курсу прилагается терминологический словарь. Книга — предназначена преподавателям и студентам высших учебных заведений, а так же широкому кругу читателей. Социальное прогнозирование (1).doc Социальное прогнозирование (2).doc Социальное прогнозирование (3).doc Социальное прогнозирование (4).doc Социальное прогнозирование (5).doc
  3. Morelindo

    Кузнецов В.Н. Гуманитарные взаимодействия: Социологическое исследование становления геокультурной теории безопасности. В 3 т. Т. 3. Основания глобальной безопасности: Социологический гуманитарный аспект. М.: Книга и бизнес, 2009. 519 с. (Сер. науч. и уч. лит. «За Нашу и Вашу безопасность»). Научная монография посвящена изучению социологии становления оснований глобальной безопасности XXI века. Новизна подхода в исследовании концептуальных и методологических аспектов формирования геокультурной социологической теории безопасности обусловлена соединением гуманитарных, экономических, институциональных и политических подходов к архитектуре международной безопасности, к пониманию функционирования Субъектов, Объектов и Среды глобальной безопасности. Это третья книга трёхтомного труда «Гуманитарные взаимодействия: Социологическое исследование становления геокультурной теории безопасности». Значительное внимание в книге, как и в первых двух томах («Россия и Евразия: Социология геокультурной динамики евразийской безопасности XXI века»; «Социология справедливости: Смысл мечты России – реальное достоинство каждого человека и укрощение несправедливости здесь и сейчас»), уделено обоснованию Российского Геокультурного Созидающего Проекта XXI века – Возрождения России, разработанного научной школой Кузнецова. Его суть: устойчивое безопасное развитие каждого человека через российский, евразийский и глобальный стратегический гуманитарный опережающий компромисс как важный и эффективный фактор содействия предотвращению готовящейся сторонниками «культуры смерти и культуры войны» (США и НАТО, Европейский Союз) глобальной ядерной войны XXI века против России. Автор исследования – Вячеслав Николаевич Кузнецов, член-корреспондент Российской академии наук, доктор социологических наук, профессор, зав. кафедрой социологии безопасности Социологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. ______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________ Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Социологический факультет Кафедра социологии безопасности В.Н. КУЗНЕЦОВ СОЦИОЛОГИЯ БЕЗОПАСНОСТИ (Учебное пособие) Допущено Учебно-методическим объединением по классическому университетскому образованию к изданию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению 040200 Социология Рекомендовано к изданию кафедрой cоциологии безопасности Социологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова журналом «Безопасность Евразии» В учебном пособии с позиций сетевого подхода рассмотрены основы методологии, теории, институционализации проблем безопасности, а также социологических исследований в сфере обеспечения безопасности. Представлен социологический анализ процессов, технологий и механизмов безопасности человека, народов, общества и государства, современной цивилизации. Учебное пособие рассчитано на научных сотрудников, преподавателей, докторантов, аспирантов и студентов, специализирующихся в дисциплинах обществоведческого направления, а также на сотрудников служб безопасности, банков и страховых компаний, на работников СМИ и различных религиозных конфессий. В.Н. КУЗНЕЦОВ Социология безопасности.pdf Социологическое исследование геокультурной теории безопасности..pdf
  4. Morelindo

    Социология управления: фундаментальный курс: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. 2-е изд., испр. и доп. — М.: Академический Проект, 2005. — 1136 с. — («Gaudeamus»). ISBN 5-8291-0538-1 Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению подготовки и специальности «Социология». Учебное пособие посвящено проблемам социологии управления — науки, усилиями которой разработанные социологами концепции, подходы и методические приемы находят применение в сфере управленческих отношений, возникающих в любом обществе и в любую историческую эпоху. Цель учебного пособия — познакомить читателей с зарубежной и отечественной историей становления и развития социологии управления, ее предметом и методом, базовыми понятиями, используемыми в данной области, а также с современными подходами к управлению различными организационными структурами и процессами. Книга состоит из двух разделов — теоретического и практического. В теоретическом разделе освещаются теоретико-методологические проблемы, связанные с разграничением двух отраслевых дисциплин. В практическом разделе освещаются современные практики менеджмента в бизнес организациях: от стратегического, инновационного, корпоративного и кадрового менеджмента до конкретных технологий работы с персоналом, включая тренинги, центры оценки и деловые игры. Издание предназначено для студентов социологических и экономических специальностей, а также для всех интересующихся проблемами социологии управления. Социология управления.pdf
  5. Morelindo

    Социология. Основы общей теории: Учебник для вузов С69 Отв. ред. академик РАНГ. В. Осипов, действительный член РАЕНЛ. Н. Москвичев. — М.: Норма, 2003. - 912 с. ISBN 5-89123-618-4 Редакционная коллегия: академик РАН Г. В. Осипов (ответственный редактор), действи­ тельный член РАЕН Л. Н.Москвичев (ответственный редактор), кандидат философских наук | А. В.Кабыща , О. Е. Чернощек (ученый секретарь). Рецензенты: Волков Ю. Г. — доктор философских наук, профессор, про­ ректор Ростовского государственного университета, директор Института по переподготовке и повышению квалификации препода­ вателей социальных и гуманитарных наук при РГУ; Скворцов Н. Г. — доктор социологических наук, профессор, декан факультета социологии Санкт-Петербургского государственного университета. Учебник подготовлен к изданию ведущими отечественными со­циологами в Институте социально-политических исследований РАН. В нем отражены новые социальные явления и проблемы, а также результаты современных исследований теоретического и эмпирического характера. Раскрыты сущность социологического подхода к изучению общества, а также изменения, произошедшие за последнее время в социальной реальности, достижения мировой социологической науки. Рассматриваются основные теоретические положения социологии как науки, проблематика социологического знания, процедура и методы научного социологического исследования. Значительное место уделе­ но анализу социологических проблем российского общества. Для студентов, аспирантов, преподавателей высших учебных заведений. Социология. Основы общей теории.pdf
  6. Morelindo

    Социология это наука об обществе, составляющих его системах и закономерностях его функционирования и развития, социальных институтах, отношениях и общностях. Социология изучает общество, раскрывая внутренние механизмы его строения и развития его структур (структурных элементов: социальных общностей, институтов, организаций и групп); закономерности социальных действий и массового поведения людей, а также отношения между личностью и обществом. Как фундаментальная наука, социология объясняет социальные явления, собирает и обобщает информацию о них. Как прикладная наука, социология позволяет прогнозировать социальные явления и управлять ими. В данной теме будут собраны материалы, позволяющие разобраться в механизмах данной дисциплины и получить представление о их функционировании. __________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________ В. А. Ядов. Стратегия социологического иследования Описание,объяснение, понимание социальной реальности / В.А. Ядов. — 3-е изд., испр. — Москва: Омега-Л, 2007. — 567 с. — (Университетский учебник). В книге рассматриваются теоретико-методологические основания программы исследования, количественных и качественных методов сбора и анализа эмпирических данных. Детально излагаются процедуры квантификации социальных характеристик, методы сбора данных: анализ документов, наблюдения, опросы, глубинные интервью, статистические приемы анализа взаимосвязей и интерпретативные подходы в качественном исследовании, а также требования к организации теоретико-аналитических и прикладных исследований. В приложениях даны образцы полевых документов. Рекомендуется в качестве учебного пособия для студентов вузов и аспирантов по специальности «Социология», а также для социологов-практиков. Стратегия социологического иследования.doc
  7. Рёккатру — традиция поклонения йотунам. (Rökkatru, букв. «Верный рёккам») — наряду с асатру и ванатру направление Северного неоязычества, последователи которого поклоняются рёккам (великанам, ётунам) Северной Традиции. Возникло во второй половине 20 века после введения Эбби Хеласдоттир (Abby Helasdottir) термина и написания Рейвеном Кальдерой (Raven Kaldera) работы «Книга йотунов: работа с великанами Северной традиции». Название Рёккатру происходит от исландских слов rökkur (сумерки) и tru (вера, доверие) и означает направление скандинавского язычества, посвящённое работе с великанами и ётунами — существами дикими и стихийными, но хранящими немалую мудрость. Тьму, в данном случае, следует понимать как то, что находится за гранью человеческого восприятия, то, что «не видно», а сумерки — как явления, находящиеся на границе проявленного и скрытого мира. Род великанов в рамках скандинавской языческой традиции известен нам под многими именами. На древнескандинавском языке его обозначали такими словами, как jotun (мн. ч. jotnar), gygr (великанша) и thurs (древневерхненемецкий вариант — turse); на древнеанглийском — eoten, ettin или ent; на шведском — jatte и troll, а на немецком — Riese и Hune (в Вестфалии и некоторых местностях Дрента). Старшая и Младшая Эдды, а также скандинавский эпос являются источниками знаний о великанах, однако в меньшей степени, так как зачастую подробные описания их отсутствуют, а роль сведена к противостоянию героям. Кроме того, важным источником для последователей рёккатру является так называемый НЛГ – недоказуемый личный гнозис – знания, полученные в ходе медитаций, трансовых процессов и шаманских путешествий. Для подтвержденных (другими последователями этого или сходных направлений) знаний используется термин ПЛГ – подтвержденный личный гнозис. Широкого распространения данное направление неоязычества на Западе не получило, вероятнее всего в следствии специфичности личностей основателей. Кроме того, среди рёккатру важной ценностью является индивидуализм и НЛГ, что делает затруднительным создание сообществ с четкой иерархией и работу в группах. В России рёккатру начало развиваться в 2000-х годах и привлекло последователей из числа скандинавских неоязычников, более ориентированных на работу над собой, чем реконструкцию Северного язычества, и главной ценностью считающих саморазвитие. Многие из них относят себя к эзотерикам, придерживающимся Пути Левой Руки (ПЛР). На картинке - символ рёккатру, имеющий хождение среди российских неоязычников. Надо сказать, что некоторые исследователи пытались разделить эти названия по нравственному критерию: дескать, великаны под таким-то именем дружественны асам, а под таким-то — враждебны. Но из любой подборки упоминания о великанах сразу же становится ясно, что древние скандинавы и германцы не проводили подобных различий. Любым из этих терминов могли обозначать любого великана, совершенно независимо от того, как он относился к асам или к людям. И все же, как выясняется по ближайшем рассмотрении, некоторые названия чаще применяли к великанам определенного рода, отличавшимся от своих сородичей, — но только не своим отношением к чужакам, а особой связью с природными стихиями. И даже этот подход далеко не универсален. Как указывают исследователи, великаны реже оказывались объектом религиозного поклонения, чем эльфы, но зато были более индивидуализированы: среди альвов найдется совсем немного таких, кого мы знаем хотя бы по именам, тогда как йотунов с уникальными характерами и именами в эддах и сагах насчитываются десятки. Йотуны — воплощения и союзники природных сил: бури, огня, гор, лесов, камня и бушующего моря. Они — вечные оборотни, предстающие в тысячах разнообразных обличий: от самых прекрасных до самых безобразных и отвратительных. Среди современных последователей Северной Традиции в различных ее вариантах сейчас становится всех больше тех, кто работает не со «стандартными» богами-асами (Одином, Тором, Фригг и т.д.), а с духами природы (англ. wights, др.-сканд. vaettir). В частности, медленно, но уверенно набирает силу культ ванов (земледельческих божеств, населяющих Ванахейм). Некоторые работают напрямую с альвами (эльфами); находятся и такие, кто пытается установить связи с двергами (гномами). Все эти существа обитают в тех или иных из Девяти Миров, окружающих Мировое Древо, но способны вступать в контакт с людьми, преодолевая ограничения пространства и времени (а люди, со своей стороны, могут общаться с этими существами, погружаясь в магический транс). В нашем мире все чаще встречаются люди, чтящие духов земли (ландветтир — покровителей определенных местностей) и заключающие с ними союзы. Из всего множества подобных пантеонов наибольший страх вызывают йотуны. Более того, зачастую они внушают людям отвращение. Северная традиция определилась в своем отношении еще не ко всем сущностям, которых знали и почитали наши предки. Люди часто страшатся того, чего не понимают, — а приходится признать, что сведений о великанах в общеизвестных сюжетах действительно не так уж много. Как это ни прискорбно, в дошедших до нас источниках — очень много пробелов, особенно в том, что касается йотунов. Но слишком многие из сохранившихся упоминаний заманчиво намекают на то, что великаны — более древний род, нежели боги (подобно древнегреческим титанам, которых вытеснили олимпийские божества индоевропейского происхождения). А из этого следует, что новым язычникам приходится прокладывать себе путь через две полосы препятствий: не только через последствия христианизации, повлекшей за собой утрату устных досредневековых преданий и языческих культов, но и через еще более глубокие наслоения «новой» языческой религии, вытеснившей древнейшие верования. От этих верований, бытовавших несколько тысячелетий тому назад, сохранились лишь смутные намеки в изображениях на предметах быта и в этимологии некоторых слов. Теория, согласно которой йотуны были богами и духами доиндоевропейского коренного населения Скандинавии, пока насчитывает не так уж много последователей. Да и о самом этом населении нам почти ничего неизвестно. Те крупицы информации, которыми мы располагаем, почерпнуты из немногочисленных археологических находок и из этимологии некоторых слов — в частности, английских слов «wife» («жена»), «child» («ребенок»), «house» («дом») и «slave» («раб»), из чего можно сделать вывод о том, что победивший и побежденный народы основательно смешались друг с другом. Мы знаем, что культура этого древнего коренного населения успела совершить переход от мезо- к неолитической. И этим научные данные практически исчерпываются. На примере древнегреческих титанов и ирландских Фир Болг известно, что старые боги покоренного народа могут становиться демонами в верованиях завоевателей. Теорию о том, что коренное население Скандинавии поклонялось йотунам, выдвинули шведские ученые Гуннель и Гёран Лилиенроты. Нет ни малейших сомнений (с точки зрения последователей учения), что именно йотуны первыми подружились с народом Северной Европы — задолго до того, как с ним начали общаться асы или даже ваны. Люди учились у Них еще в те времена, когда земледелие еще не играло такой важной роли, когда они были охотниками, собирателями и скотоводами. Вот так далеко в прошлое — а может, и еще дальше — уходят эти связи, и Они это помнят, даже если сами люди — забыли. Их культура — более шаманская, так сказать, и их обычаи — тоже… В последние годы приверженцы скандинавско-германских религий, работающие с йотунами, приобретают все большую известность. Тенденция набирает силу — и у последователей Северной традиции в целом это вызывает недовольство. Некоторые возражения основаны на том, что существование культа йотунов у наших предков недоказуемо, поскольку свидетельств этому слишком мало. Но большинство протестов вызвано глубоким убеждением в том, что йотуны — враги богов (то есть асов), а следовательно, и человечества. Сторонники такого подхода остро нуждаются в образе врага; мир, с их точки зрения, непременно должен быть черно-белым, разделенным на добро и зло, и в этом отчетливо виден след христианского воспитания. Однако упомянутая тенденция действительно растет, и закрывать на нее глаза уже невозможно. Люди приходят в Северную традицию и спрашивают: «Со мной говорит Локи; это ведь скандинавский бог, правда? Значит, мне с вами по пути?» Ответы они получают очень разные. Направления, производные от реконструкторских, достаточно открыты и терпимы в вопросе о том, каким божествам допустимо поклоняться. Реконструкторские же группы не столь единодушны: некоторые проявляются толерантность, но некоторые не поощряют контактов с йотунами и йотунскими богами, а иногда встречаются консерваторы, готовые исключить из своей среды любого, кто имеет дело с йотунами даже в сугубо личной религиозной практике. Объясняют это тем, что любое упоминание о йотунах привлекает их внимание и злобу, а уж пытаться общаться с ними — тем более опасно. (Впрочем, по крайней мере, они признают за йотунами силу, пусть хотя бы и на манер тех невеж, которые не пригласили злую фею на крестины Спящей Красавицы.) Тем не менее, многие одиночки давно работают с этим богами и духами в тесном контакте. И благодаря обмену опытом, взаимодействию и слиянию опробованных практик начала формироваться уникальная теология со своим собственным пантеоном. В середине 90-х годов XXвека Эбби Хеласдоттир из Новой Зеландии предложила термин «рёкки» (Rökkr) для йотунских богов, самые могущественные из которых — Локи, Ангрбода, Йормунганд, Фенрир и т.д. — вызывали почтение даже среди их же соплеменников. В то же время, стали раздаваться возражения против термина «Асатру» как общего названия для всех многообразных направлений Северной традиции: буквальное значение этого слова — «верные асам» — оставляло за бортом тех, кто поклонялся преимущественно земледельческим божествам ванов. Вскоре возникло понятие «Ванатру», а реконструкторов Северной традиции в целом стали называть просто «северными язычниками» (heathens). В результате не заставил себя долго ждать и термин «Рёккатру», относящийся к тем, чьи практики сосредоточены вокруг йотунских богов и духов. Самое главное, о чем следует помнить северным язычникам и о чем работающие с йотунами не устанют твердить читателю, — это то, что Северная традиция — не дуалистическая вера наподобие зорострийской или христианской. Асы— не ангелы, а йотуны— не демоны. Все далеко не так просто. Чтобы по-настоящему понять эту веру и начать ею жить, необходимо выйти за пределы дуалистических представлений о добре и зле. Языческая вера основывалась на внимательных наблюдениях за природой этого мира, а в природе нет ничего однозначно доброго или злого. Напряжение между противоборствующими силами возникает часто, но вешать на одну из сторон ярлык «добро», а на другую — «зло» в корне неправильно: эта идея пришла в христианство из зороастризма через манихейское учение и не имеет отношения к исконным языческим верованиям. Она не отражает истинного положения дел. Мы не должны забывать, как повлияла христианизация на ту единственную традицию северного язычества, которая все еще была жива и широко распространена на тот момент. Первым делом христиане навязали местному населению свою дуалистическую картину мира. В рамках этого мировоззрения демонизировать йотунов было проще всего — даже проще, чем асов и ванов. Но обитатели иных миров, очевидным образом, смотрят на вещи иначе. Они судят отдельных индивидов, а не племена в целом. Одну великаншу Тор может убить, а с другой — разделить ложе. Скади переходит на сторону асов, а Сигюн — на сторону рёкков. В реальной жизни — а для шаманов и духовидцев Девять Миров совершенно реальны и не сводятся лишь к архетипам и мифологии — помимо черного и белого существует еще множество других цветов. Три главных пантеона (включая и принадлежащих к каждому из них второстепенных духов) германо-скандинавской традиции сообща танцуют сложный танец. Они воюют между собой, но и вступают друг с другом в браки. Они осуждают друг друга, но нередко между их представителями завязывается дружба. За одни территории они сражаются, другие же — отдают без боя, уступая справедливым требованиям. Одним словом, отношения между ними похожи на взаимодействие двух соседних племен. Они могут вести себя как «Спартак» и «Динамо», или Хэтфилды и Маккои, но подобные эпизоды весьма редки на фоне в целом мирного сосуществования. Все, кто работает с любыми божествами любого из трех северных пантеонов, должны об этом помнить — и не должны переносить друг на друга примитивизированные представления об их союзах и битвах. Как и во всем, что касается йотунов, ничего абсолютно неизменного здесь нет. Одни йотуны вступают в браки и союзы с асами и ванами. Другие— непреклонно противостоят им. Большинство стоят на промежуточных позициях. Те, кто считает асов достойными (!) врагами, иногда распространяют это отношение и на людей, поклоняющихся асам. В литературных источниках йотуны именуются «врагами людей», но их поклонники утверждают, что врагами они могут считать только тех, кто встал на сторону асов. Против тех людей, которые не присягали на верность асам, йотуны ничего не имеют. (Кстати говоря, упоминаний о том, чтобы йотуны вредили людям на самом деле, в источниках почти не встречается.) На ванов они также почти не держат зла и заключают с ними браки гораздо чаще, чем с асами. В целом ситуация непроста. С одной стороны, некоторые последователи Асатру, верно служащие своим богам, считают своим долгом враждовать с их врагами. И их можно понять. Сами асы по большей части рассматривают йотунов не только как низших существ, но и как опасные силы, которые необходимо держать в подчинении. Во всем этом чувствуется сильный привкус расизма.) Так, Хеймдалль прямо заявлял мне и другим духовидцам, в том числе и последователям Асатру, что людей с йотунской кровью он считает недостойными даже переступить порог Асгарда. А Один, старый хитрец, так и не высказался на эту тему прямо — только ходил вокруг да около. В некотором смысле асы выступают за принудительное приведение хаотичной Природы к порядку — а две тысячи лет назад это действительно было необходимо для выживания рода человеческого. Они — сила цивилизации. Но теперь в нашем мире маятник отклонился в противоположную сторону: «порядок», навязанный нами природе, вывел ее из равновесия и причиняет слишком много вреда. Загрязнение окружающей среды сейчас приносит куда больше проблем, чем любые природные явления. Восстановить равновесие необходимо. И мы, люди, не должны забывать, что наше место — именно в точке равновесия, в самом центре: не зря же из всех Девяти Миров ближе всего к нам располагается Мидгард, Срединный мир. "Многие мастера сейта, в особенности работающие по методике группы «Храфнар» (харнеровской), учатся уживаться с йотунами в мире. Они часто имеют дело с ландветтир, духами земли, а те, в свою очередь, естественно, приводят их к йотунам, — и многие страшно удивляются, обнаружив на конце этой цепочки отнюдь не Фрейю.) Не говоря уже о том, что все они считают норн великаншами… В своих путешествиях вы встретитесь со множеством разных йотунов и научитесь понимать их стихийную природу. Учитесь у Камня, Ветра и Леса и у многих других… Лесные йотуны учат видеть во всех направлениях одновременно, погодные великаны — понимать взаимосвязи, каменные — защищают и врачуют… А затем вы обнаружите, что йотуны вообще играют очень важную роль в сейте. В сейте, по какой бы методике вы ни работали, вы имеете дело с умершими и с глубокой древностью. А это значит, что рано или поздно вам придется столкнуться с йотунами. Йотуны, альвы — все они так тесно связаны с сейтом… но многие последователи Асатру их боятся. Что весьма прискорбно…" (с) Рэйвен Кальдера, перевод А.Блейз.
  8. Morelindo

    Прежде всего, давайте сформулируем, что именно мы подразумеваем под «Северной традицией» и как, собственно, выглядит поле современного неоязычества в этих рамках. Северная Традиция это все религиозные группы, почитающие богов и духов, которым поклонялись древние скандинавы, германцы и англосаксы. Все эти группы подразделяются на два основных класса: К первому принадлежат группы реконструкторов древних религий, обычно называющих себя «heathens»; сюда входят последователи таких течений, как Асатру, Ванатру, Рёккатру, Хейтни и т.п. (различные направления Северной традиции, основанные на поклонении асам, ванам и хтоническим божествам (от «rökkr» — «сумерки, тень, тьма») соответственно; второй корень, «tru», в составе всех этих терминов означает «вера» или «верность». Хейтни (исл. heiðni, букв. «чистый, возвышенный») — направление, основанное преимущественно на следовании реконструированному этическому кодексу и мировоззрению древних скандинавов.) Ко второму — группы, производные от реконструкторских, поклоняющиеся тем же богам и духам, но именующие себя «pagans», северными язычниками или язычниками Северной традиции (не путать с Северной Виккой — традицией, восходящей к Викке, а не к реконструкторским направлениям). Тут надо пояснить, что различие между терминами «heathens» и «pagans», передающимися на русском языке одним и тем же словом — «язычники», кроется в истории и этимологии этих слов. Надо понимать, что последователи асатру, как и современные неоязычники на территории России, занимаются воссозданием традиций и верований там, где это возможно, и додумыванием там, где нельзя. Основа языческого движения заключается в почитании богов, предков и сил природы. Сведения о верованиях скандинавские язычники черпают в мифах, истории викингов, а также исторических летописях, изысканиях учёных, исследователей, историков, археологов - а впоследнее время не брезгуют и "откровеиями", полученными в качестве "личного духовного опыта". Главными по значимости письменными источниками, которые наиболее почитаются в Асатру, являются «Старшая Эдда» (XIII век), «Младшая Эдда» (1222—1225 гг.), «Круг земной» (1230 г.) и другие. Последователи скандинаво-языческого движения называют себя «асатруа», что в переводе с древнеисландского означает — «верный асам». Другое название Асатру — «Трот». Термин «Трот» заимствован из английского и обозначает — «верность». Самая первая община движения Асатру появилась в 1973 году в Исландии. Первая община, которая существует до сих пор, называется Асатруерфелагид и была основана Свейнбьёрном Бейнтейнссоном - Верховным языческим жрецом Исландии (Альсхеръяргоди). Сегодня общины Асатру официально зарегистрированы в нескольких странах: Норвегия, Дания, США Испания, Италия, Украина и Россия. Первая в России «Община Асатру» базируется в Санкт-Петербурге. Асатру является довольно распространённым движением и с каждым днём набирает популярность. Вселенная в Асатру делится на несколько миров: Мидгард — мир людей, Асгард — мир богов, Ванахейм — мир ванов (боги, которые ниже рангом, чем асы), Йотунхейм — мир йотунов-великанов (противники богов и людей), Утгард — трансцендентный мир; Льесальвхейм — мир светлых альвов (эльфы и обожествлённые предки), Муспелльхейм — огненная страна, Нифльхейм — мир вечного мрака и льда, Свартальфхейм — подземная страна цвергов (гномы), Хельхейм — царство мёртвых. В Асатру существует довольно вместительный пантеон богов, а также цикл годовых и ритуальных праздников, которые могут быть связаны с богами, силами природы или циклами года. В Асатру существует магия и магические традиции. Одной из самых популярных, которая давно существует сама по себе — руническая магия. При помощи скандинавских рун совершаются как гадания, так и колдовские действия. В данной теме мы подробнее разберём мифологию Асатру и скандинавского язычества, а также богов, духов и основные понятия.
  9. Morelindo

    "У вас болезнь, которая, к сожалению, теперь в моде и которую ежедневно встречаешь у интеллигентных людей. Врачи, конечно, ничего об этом не знают. Она сродни moral insanity, ее можно назвать также индивидуализмом или воображаемым одиночеством. Современные книги полны этим. В вас вселилась фантазия, будто вы одиноки, ни один человек вами не интересуется, ни один человек вас не понимает. Тому, в ком уже сидит эта болезнь, достаточно нескольких разочарований, чтобы он поверил, будто между ним и другими людьми не существует вообще никаких отношений, разве что недоразумения, и что каждый человек, в сущности, шагает по жизни в абсолютном одиночестве, что ему никогда не стать по-настоящему понятным для других, нечего с ними делить и невозможно иметь что-либо общее. Бывает даже, что такие больные становятся высокомерными и считают всех прочих, здоровых людей, которые способны еще понимать или любить друг друга, за стадных животных. Если бы эта болезнь стала всеобщей, человечество неминуемо вымерло." (c) Герман Гессе Феномен "инаковости", как видите, далеко не нов, отличается лишь форма, полностью соответствующая нашему времени, в котором вопрос идентичности (любой) находится в тренде. (Вышесказанное не относится к возрастным психо-эмоциональным осложнениям, связанным с прохождением пубертатного периода, как и иным девиациям, имеющим гормональные или любые иные медицинские основания, этот кластер изначально вынесем за скобки.) Что есть "человеческая идентичность"? Например такая самоидентификация как "я человек, любящий фурри", будет "человеческой"? А "я лис в человеческом теле" - нет? Однако подобная идентификация называется по-другому и может являться первым признаком навязчивого состояния. Есть концепция элитарности, когда человек относит себя по-какому либо признаку к группе, которую считает подходящей для обладателей таких же признаков. Не имеет значения, каких именно, от кружка любителей марок до фандомов компьютерных игр. Однако это не то же самое, что отрицание собственной человеческой природы. Один и тот же человек может быть членом разных элитарных групп, может перестать им быть. Это что, будет означать смену идентичности? Ставя эти вещи на одну доску, мы допускаем ужасную гносеологическую ошибку - мы путаем социо-культурные страты современности с первыми симптомами психического заболевания. Имхо. Единственная категория "без необходимости что-либо доказывать" - это вера . И это тоже социокультурная страта, а не идентичность. Чувство обособленности, элитарности, непохожести на других по какому-либо признаку (даже обоснованное) не является достаточным основанием для вынесения себя за пределы человеческой идентичности, поскольку никакой другой нет в оперативном поле. Бессмысленно отрицать DOS, работая на десятом виндоусе Человеческая идентичность - это питательная среда, в которой существуют все остальные страты, благодаря которой они существуют и на базе которой формируются. Вы можете заявлять о каких угодно отличиях от остального человечества, как угодно выделять себя из него - фундаментальной онтологической принадлежности к нему это не изменит.
  10. Morelindo

    Леонов Р.А. Загадка шаровой молнии. Роальд Александрович Леонов, издательство: Москва. "Наука" Год: 1965 Шаровая молния — редкий и во многом еще неизученный разряд атмосферного электричества. Появляясь внезапно, «огненный шар» совершает необычные и опасные действия: проникает в дома, нарушает радиосвязь, поджигает воспламеняющиеся предметы, поражает людей, исчезая либо также внезапно и бесследно, либо с разрушительным взрывом. В течение веков страх перед непонятным и грозным явлением окружил шаровую молнию покровом таинственности, нелепыми поверьями и трагическими легендами. С середины XVIII века удивительное явление стало объектом научных исследований, которые в наши дни вплотную привели к разгадке природы шаровой молнии. Автором впервые в отечественной литературе сделана попытка на основе широкого круга источников обобощить все, что известно науке о необычайных свойствах этого типа атмосферных разрядов. В книге рассказывается об увлекательных догадках, остроумных опытах, смелых гипотезах и современных теориях шаровой молнии. Леонов, Роальд - Загадка шаровой молнии (М., 1965).djvu
  11. Morelindo

    В данной теме собраны работы, так или иначе относящиеся к каким-либо разделам физики. РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК - СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Институт математики им. С.Л. Соболева, Институт геологии Серия "Проблемы неоднородного физического вакуума" Новосибирск - Издательство Института математики - 1998г. Данная работа из серии публикаций под общим названием «Проблемы неоднородного физического вакуума» будет полезна всем желающим ознакомиться с научной точкой зрения и методологией научного обоснования вопросов нло, призраков и т.п. явлений, подпадающих под тематику работы, она дает в руки бесценные ключи для переложения метафизических вопросов на научный язык. Рассматривается феноменологический срез проблемы. Изложены основные результаты многолетних исследований природных самосветящихся образований в верхних оболочках Земли. Выяснены общие закономерности функционирования, построены описательные модели, обнаружена общность физической природы шаровых молний и самосветящихся образований. Выдвинуты предположения об эфирной природе явлений, вытекающие из свойств поляризованных неоднородностей физического вакуума. ПРИРОДНЫЕ САМОСВЕТЯЩИЕСЯ ОБРАЗОВАНИЯ Дмитриев.txt
  12. Michael "Миллионы мух не могут ошибаться, когда выбирают вместо конфет дерьмо - видимо в нем все-таки что-то есть. (с) Станислав Ежи Лец А с чего вы взяли, что я считаю жертвоприношения идиотизмом? Смысл, разумеется, есть, какой - зависит от того, каких взглядов придерживается тот, кто его совершает, что справедливо для любого ритуала любой конфессии или традиции, будь то возлияние молока в огонь в митраизме и зороастризме, или пива на землю в скандинавском язычестве. Bes Термин "жизненная энергия" в сочетании со словами "выбрасывается, собрать и использовать" - это не имеющие точного определения условные обозначения, ничего конкретного, по-сути, не означающие. Это условные определения, призванные хоть как-то приблизить осознание протекающих процессов к нашему пониманию, упрощающие, (читай - примитивизирующие) суть явления до де-факто первобытного уровня. Вы не можете "использовать энергию жертвы", не обладая навыками использования "собственной энергетики" - ибо это суть равнозначные процессы. Фактически - это единый процесс, в котором меняется лишь источник этой "энергии", техника и механика же, позволяющая производить какие-либо манипуляции на условно-"тонком" уровне, остаются неизменными. Потому ваше противопоставление одного-другому бессмысленно. Если вы можете использовать свою энергетику, ничего не мешает вам использовать и энергию жертвы - и наоборот. Жертвоприношения совершаются не для того, чтоб их объект (как и субъект) чувствовал себя "самодостаточнее". Концепция жертвы гораздо глубже и символичнее, чем вы, видимо, представляете, и этот вопрос мы рассмотрим в ближайшее время. Чего именно, как и кто требует лично от вас - это ваше личное дело, однако ни для кого больше это не является аргументом, поскольку единой точки зрения на этот вопрос не существует.
  13. Система дохристианских представлений о мире и человеке, основанная на мифологии и магии древних славян, в наше время уже традиционно является предметом бессчетных спекуляций со стороны огромного количества различных групп и направлений. История развития неоязычества в целом, и т.н. "родноверия" в частности, объективно показала, что в настоящее время под этими терминами разными группами подразумевается дикое смешение откровенно дофантазированных, (либо вообще целиком вымышленных) на базе скудного исторического материала, традиций. И что гораздо хуже, одно упорно подменяется другим. Нет ничего предосудительного в разработке собственных методов и мифологий - однако когда суррогатная подделка претендует на знак качества оригинала, присваивая себе историческую субъектность, их необходимо уметь разделять. К сожалению, невозможно одномоментно усвоить объем знаний исторического факультета славистики - потому в данной теме мы будем разбирать современное язычество по наиболее крупным винтикам и отделять исторические зерна от современных плевел. Мы постараемся изложить здесь специфику такого социокультурного явления, как славянское язычество, с исторической точки зрения, каким оно было, а не каким представляется вдохновенным адептам новоявленной "древней традиции". И начнем с обзорного представления о самом феномене, основанного исключительно на научных данных. Прежде всего надо понимать, в чем камень преткновения - в том, что славянское язычество — это реконструируемая по данным языка, фольклора, обрядов, обычаев и верований система. То есть - по косвенным, вторичным параметрам, и именно это дает простор для толкований и домыслов. Славянское язычество является самостоятельно развившимся в первом тысячелетии нашей эры фрагментом древней индоевропейской религии, и именно с этой точки зрения оно и будет анализироваться в этой теме. Бритва Оккама (а иногда и топор) - увы, наиболее частый инструмент в руках адекватного Искателя... Начнем с краткой характеристики религии, как социо-культурного феномена того времени, пантеона персонажей высшей мифологии (богов-богинь), и "низшей", представления о "природных духах", "нечисти" идолах, погребальных обрядах, праздниках и их корнях, в связи с тогдашним бытом и представлениями о мире. На первый план вначале выдвинулся бог Род, которому отводилась роль главы пантеона, демиурга, создателя Вселенной. Далее культ Рода распался на множество более мелких культов, из которых в конце концов самым важным стал культ Перуна – покровителя князя и его дружины, бога войны и сражений, мечущего молнии в своих противников. Почитали древние славяне и души предков, полагая, что они обитают где-то в среднем небе и, очевидно, содействуют всем небесным явлениям (дождь, туман, снег) на благо оставшимся потомкам. Когда в дни поминовения предков их приглашали на праздничную трапезу, то «деды» представлялись летающими по воздуху. Кроме персонажей высшей мифологии (богов и богинь) славяне населяли свой мир и менее значительными существами: русалками (духами природы, первоначально жившими повсюду: в лесах, лугах, долинах, а не только в воде), лешими, водяными, домовыми, овинниками, банниками и целым сонмом других мелких божков и духов, память о которых уже почти не сохранилась. Подробно о них - здесь : Древние славяне свято верили в то, что окружающий мир населен духами, что лесная чаща, водоем, болото или поле являются местом обитания соответствующего сверхъестественного существа. Природный дух, как, собственно, и сама природа, мог быть по отношению к человеку и добрым, и злым – все зависело только от умения правильно вести себя по отношению к природе. Леший: Другой из наиболее известных духов природы – водяной. В различных местах его называли также водовиком, водяным дедушкой, а до революции – речным барином или даже царем. Эти характеристики прозрачно намекают на особую силу и богатство водяного, но чувствуется и скрытый страх перед ним. Еще одно популярное существо языческой мифологии – домовой, домашний дух. Нашим предкам были ведомы и духи женского пола. Называли их по-разному: доможириха, доманя, кикимора, ши- шимора. Не менее распространенными у славян, особенно северных, были различные культы, посвященные животным. Подробнее об этом - здесь: По обыкновению волхвы совершали магические обряды в святилищах, где располагались идолы и сакральные предметы. С помощью заклинаний жрецы, как правило, просили богов о хорошей погоде, благодатной влаге, обильном урожае. Согласно поверьям, эти мудрые люди могли превращаться в волков, подниматься на небо и призывать дождь, сгоняя облака. Другим мистическим воздействием на погоду было чародейство – заклинание с чашей, наполненной водой. Археологами обнаружено несколько таких сосудов, покрытых символическими изображениями времен года. Водой из этих сосудов окроплялись посевы. Разумеется, древние славяне участвовали не только в религиозных обрядах, но и в гражданских, общественных, коих было немало. Как правило, подобные ритуалы связывались с определенными событиями в жизни человека и племени – свадьба, рождение ребенка, смерть, праздники, игрища, связанные с сельскохозяйственным циклом. Важнейшим событием считалась смерть – момент перехода души человека в мир предков и богов. Со времен пастушеского быта до принятия христианства наиболее распространенной формой погребения было курганное. Хороня умерших, славяне клали с мужчиной оружие, конскую упряжь, убитых коней и собак. С женщиной полагалось положить серпы, сосуды с пищей и питьем, зерно, убитую домашнюю скотину и птицу. Подробно похоронные традиции славян разбираются здесь: Из праздников древние славяне больше всего любили Масленицу, которая посвящалась богу изобилия и скотоводства Велесу, а также богине Ладе, дарившей женщинам здоровье и красивых крепких детей. А вот дату другого праздника – Купала – вычисляли не по дате христианского праздника, а по периоду, связанному с летним солнцестоянием. Эти торжества, включая ночь накануне Ивана Купалы, составляли целый комплекс обрядов. В него входили сбор трав и цветов, плетение венков, украшение зеленью построек, разжигание костров, уничтожение чучела, перепрыгивание через костер или через букеты зелени, обливание водсй, гадания, выслеживание ведьмы, ночные бесчинства и пр. Несмотря на крещение Руси в 998 году, языческие поверья были вытеснены новым мировоззрением далеко не сразу, породив явление, названное двоеверием. Деревня по существу стала христианской едва ли ранее XIII века. А пережитки языческих трупосожжений в виде огромных костров над могилами дожили кое-где до конца XIX века. При этом язычество, несмотря на преследования, исповедовалось не только на окраинах, но и в больших городах. И все же в народе уже витал дух кардинальных преобразований. В связи с монгольским нашествием постепенно начало вырождаться жреческое сословие. Исчезли просвещенные носители языческого знания – те, кто осознанно поддерживал культ и хранил память о богах и их деяниях. В это время в народе волхвами начинают называть не людей, способных говорить с богами и почти повелевающих миром, а просто колдунов, целителей, избавителей от напастей и болезней. Возрождение более или менее объективного представления о русском язычестве фактически началось с правления Петра I, который ввел в светский оборот эстетические представления о богах античности. После этого образованным дворянам достаточно было лишь провести некоторые аналогии между мифами Древней Греции и тем, что делали их крестьяне по праздникам, и сопоставить эллинскую культуру со славянской. Уходят даты, исторические события. Случается, что одно забывается, а другое, наоборот, восстанавливается. Словом, времена меняются, как и должно тому быть. Сегодня за чередой веков и потрясений, сменой религий и философских воззрений уже почти неразличимы черты родовой памяти, доставшейся нам в наследство от древних славян. И тем важнее для нас не допустить их полного растворения и подмены современными конструктами.
  14. Представления о полевике, духе-хозяине поля в мифологии восточных славян, встречались редко, и, соответственно, дошедший до нас образ довольно смутен. На мой взгляд, требуется более развернутое пояснение, поскольку достоверных данных на эту тему в сети крайне мало. Давайте кратко суммируе имеющуюся информацию по этому вопросу. Всякий раз, когда люди начинали расчищать леса и распахивать земли под поля, пастбища и новые угодья, они тут же входили в соприкосновение с духами полей – полевиками. Полевик, которого также называли житником, полудником, межевым или полевым чертом, выглядит как старик в белом, с бородой из колосьев. Иногда у него длинные ноги или одна ступня человеческая, а другая собачья, рожки и шерсть огненного цвета. Чаще, однако, он появляется как обычный человек, верхом на коне. Полевик охраняет хлебные поля от беды, сглаза и порчи. Он сгоняет людей с межи и может душить жнецов. Дует и свистит в поле, вызывая ветер. Или бегает, поднимая хвостом облако пыли, чтобы его трудно было увидеть. Ему также приписывают изобретение спиртных напитков. Полевика можно увидеть в летние лунные ночи и в жаркие дни, когда воздух бывает сильно раскален. В поверьях Ярославской, Тульской губерний он быстрый, стремительный: то он всадник, «здоровенный малый на сером коне», который может переехать уснувшего на меже, то кучер на быстрой тройке, проносящейся по селу перед пожаром. О появлении неподалеку этих существ свидетельствуют «бегающие огоньки», пение, хлопанье, свист. В легендах некоторых областей, в частности Орловщины, Новгородчины, Тульской губернии, полевики похожи на леших и покрыты лохматой шерстью, обитают под землей, в норах, но выходят оттуда в полдень и перед заходом солнца. В это время они опасны, могут навеять на человека болезнь в виде какой-нибудь лихорадки – поэтому в это время опасно спать. Появляющийся на межах, перекрестках, обочинах дорог, у рвов и ям полевик любит «шутить» над путниками: «водит», заставляет плутать, пугает людей, свистит, хлопает в ладоши, «мелькает искрами», кидается головешками. Очевидно, что существо это связано с ветром, огнем (искрами пламени), движением Солнца и временем летнего расцвета земли. Он – персонифицированный летний свет и тепло, а потому способствует росту хлебов, но, с другой стороны, может и обернуться пожаром. Облик полевого хозяина сливается то с обликом полуденного духа, то с обликом межевого, охраняющего межи, границы полей. По поверьям, полевики часто встречаются именно у межевых ям. Спать здесь нельзя и потому, что дети полевиков (межевичкии луговички) бегают по межам и ловят птиц родителям в пищу, а лежащего на меже могут задушить. На Ярославщине считали, что полевики любят появляться у ям, на перекрестках. Полевик-межевик – «подземный хозяин», он влияет не столько на само поле, сколько на благополучие людей. На Вологодчине скот поручали попечению «полевого хозяина-батюшки», «полевой хозяйки-матушки». Ярославцы по окончании жатвы несколько несжатых колосьев связывали и с поклоном оставляли полевому «хозяину». Во многих районах России этот обряд именовался «Завивание бороды святых Ильи и Николая», от которых также зависели урожай, плодородие. Очевидно, что колосья в подобных обрядах «борода» – не столько человека, сколько самого поля. И все же образ полевого хозяина не сложился определенно в верованиях русских крестьян. Возможно, потому, что в XIX веке и вплоть до начала XX века селяне почитали живым существом, дарующим урожай, саму землю, поле; отмечали праздники, «именины» земли, приносили ей дары. Поэтому образ полевика – «живого поля», – с одной стороны, размыт, как и облик волнующейся нивы, а с другой – оттеснен другими «хозяевами» полей и плодородия – Пресвятой Богородицей, святыми Ильей и Николаем. На Новгородчине записан следующий рассказ женщины: «Это было лет пятнадцать назад, я была в гостях на родине, пробыла там целый вечер; часов около двенадцати собралась и поехала домой, мне дали в провожатые работника Егора, ехать нам было верст шесть. Это было зимой, на Святки. Не доезжая до деревни версты полторы, вдруг видим, что недалеко от нас в стороне, в мелком лесочке, разложен огонь, а вокруг этого огня народ – несколько человек. Мы оба смотрим в ту сторону и вдруг видим, что из лесу к нам катится какой-то шар величиной с голову, и как раз лошадь наша запнулась об этот шар и запуталась. Мы видим, что этот шар рассыпается на огненные искры. Завертки у оглобель саней как не бывало, будто кто нарочно их обрубил. Мы до такой степени перепугались, не можем слова выговорить. Кое-как одну завертку кушаком привязали, а другую оглоблю работник держал в руках, пока не доехали до поля. Тут уж кое-как работник привязал и другую завертку, и доехали до Большого Двора, а тут и перекрестились: слава Тебе, Господи! – рядом и наш дом. Полагаю, что над нами пошутила нечистая сила – полевики грелись да головней в нас и запустили». Есть и такое свидетельство. Одна белозерская вдова рассказывала у колодца соседке: «Жила я у Алены на Горке. Пропали коровы – я и пошла их искать. Вдруг такой ветер хватил с поля, что Господи Боже мой! Оглянулась я – вижу: стоит кто-то в белом, да так и дует, так и дует, да еще и присвистнет. Я и про коров забыла – скорее домой, а Алена мне и поясняет: „Коли в белом видела, значит, полевой. Дух, приставленный охранять хлебные поля, имеет тело черное, как земля: глаза у него разноцветные; вместо волос голова покрыта длинной зеленой травой; шапки и одежды нет никакой. Говорят, что на каждую деревню дадено по четыре полевика”. В некоторых районах у поля был не хозяин, а хозяйка – поляха, полевая хозяйка. Ее совсем не было видно, но слышно. Считалось, что она умеет принимать облик аиста, который селится возле людей, поэтому гнезда аистов не разоряют, чтобы не разгневать ее. Перед первым сезонным выпасом крестьяне старались всячески задобрить полевика и попросить следить за посевами и скотиной. Для этого у соседей тайно крали старого петуха, убивали его и вместе с парой куриных яиц, глухой темной ночью несли на дальний конец поля, где никого нет и никто не услышит. Там говорили просьбу и оставляли подношение, а после уходили. По окончании сезона на поле оставляли несколько не срезанных колосков для полевика и благодарили его за сохранение урожая и скотины. Если забыть провести эти два ритуала, можно было лишиться как урожая, так и скотинки – полевик загонит ее в овраг и сломает хребет. Когда люди не в ссоре с полевиком, то при пропаже животного они могли к нему обратиться – попросить отыскать, сберечь от травм и вывести обратно.
  15. Полагаю, следует сразу же пояснить, что материала для научной реконструкции биографии Сиддхартхи Гаутамы у современной науки недостаточно. Поэтому традиционно жизнеописание Будды везде (и в данной теме так же) даётся на основе ряда буддийских текстов «Буддачарита» («Жизнь Будды») Ашвагхоши, «Лалитавистара» и др. Так же следует понимать, что первые тексты, относящиеся к Будде, появились лишь через четыре сотни лет после его смерти. К этому времени в рассказы о нём были внесены изменения самими монахами, в частности, для гиперболизации его фигуры. Кроме того, труды древних индийцев в принципе не освещают хронологические моменты, концентрируясь больше на философских аспектах. Это хорошо отражено в буддийских текстах, в которых описание мыслей Будды Шакьямуни преобладает над описанием времени, когда это всё происходило. Ранняя западная наука принимала биографию Будды, представленную в буддийских писаниях, в качестве реальной истории, однако в настоящее время учёные неохотно соглашаются давать неподтвержденные сведения об исторических фактах, связанных с жизнью Будды и его Учением. Суть учения Будды и его обсуждение находится здесь: Ключевым ориентиром для датировки жизни Будды является начало царствования буддийского императора Ашоки. На основании эдиктов Ашоки и дат царствования эллинистических царей, к которым он направлял послов, учёные датируют начало правления Ашоки 268 г. до н. э. Палийские источники говорят, что Будда умер за 218 лет до этого события. Поскольку все источники согласны с тем, что Гаутаме было восемьдесят лет, когда он умер (например, Dīgha Nikāya), то мы получаем такие даты: 566—486 до н. э. Это так называемая «длинная хронология». Альтернативная «короткая хронология» основана на санскритских источниках североиндийского буддизма сохранившихся в Восточной Азии. В соответствии с этой версией Будда умер за 100 лет до инаугурации Ашоки, что даёт такие даты: 448—368 гг. до н. э. При этом в некоторых восточноазиатских традициях датой смерти Будды называется 949 или 878 г. до н. э., а в Тибете — 881 г. до н. э. В прошлом, среди западных учёных общепринятыми датами были 486 или 483 г. до н. э., но сейчас считается, что основания для этого слишком зыбкие. Официальная же история Будды начинается с того, как в небесах Тушиты, царстве блаженного понимания, далеко за пределами сферы мышления смертных, обитал лучезарный и просветленный Саттва, или существо по имени Прабхапала. Обладая способностью внутреннего восприятия, это чистое и совершенное эго знало, что ему осталось только одно воплощение в мире людей, прежде чем исполнится закон кармы с завершающим переходом в нирвану. Затем Прабхапала, узнав у закона обстоятельства своего последнего воплощения и доведя до совершенства внутреннее осознание условий, через которые ему суждено пройти, объявил: «Я должен повторно воплотиться в семье царя Шуддходаны. Я откажусь от царского престола, отрекусь от мира, буду проповедовать закон и принесу спасение смертным и бессмертным». Царь Шуддходана правил провинцией к северу от Бенареса, включая значительную часть земель, которые ныне принадлежат Непалу. Столицей его владений был город Капилавасту, где находились дворцы правящей династии. Царь Шуддходана взял себе в жены двух сестер, Майю и Праджапати, из соседнего клана Коли. И хотя обе они были бездетными, это не помешало им оставаться любимицами царя и пользоваться в доме его особым расположением. (Майя, мать Будды): Поэтому легко можно себе представить, какую великую радость в стране шакьев вызвало известие о том, что старшая из сестер, которой в то время было сорок четыре года, готовится стать матерью. Майя, или, как ее часто называют, Махамайя, одна только знала тайну своей судьбы. Однажды, в окружении ослепительного сияния и под звуки песен дэвов, с небес Тушиты во всем своем великолепии полуденного солнца спустился Прабхапала, чтобы принять земной облик. Согласно древним писаниям, зачатие произошло на восьмой день четвертой Луны в момент восхода Венеры. В это время Майя увидела, как с небес по дороге из света спустился слон с шестью бивнями и вошел в ее бок. О своем видении она рассказала Шуддходане, который тотчас же призвал к себе мудрейших из брахманов. Тщательно изучив все обстоятельства дела, астрологи-мудрецы объявили царю следующее: «Рождается великий мудрец. И он, если не предпочтет вести святую жизнь, станет царем всего мира». Существует несколько рассказов о рождении Гаутамы Сиддхартхи, которые, однако, сходятся на том, что ребенок родился не в дворцовых покоях, а под деревом. Согласно одной легенде, Майя направлялась в дом своих родителей. По другой версии, она гуляла по дворцовому парку. Но в том и другом случаях все произошло опять же в 8-й день 4-го лунного месяца, когда всходила Венера. Майя опустилась на землю под деревом Сал, низко склонившим свои ветви, густо покрытые прекрасными цветами. И в тот момент, когда Майя подняла руку, чтобы нагнуть к себе поближе ветку с благоуханными цветами, из ее правого бока, не причинив ей никакой боли, родился Будда. Индра, бог воздуха, принял божественное дитя, а неземные существа омыли новорожденного, излив на него с неба потоки святой воды. После того как небесные существа ублажили это совершенное воплощение, младенец Будда ступил на землю, прошел семь шагов в каждую из четырех сторон света и звонким голосом возвестил о своей миссии. И там, где в седьмой раз ступала его нога, тут же из земли вырастал и раскрывался цветок лотоса. Затем Будда вернулся на руку Индры и стал вполне обыкновенным младенцем. Майя, мать Просветленного, умерла на седьмой день после рождения сына, ибо в древнем законе было записано, что матери, давшие жизнь совершенным душам, не живут более семи дней после родов. Принца-инфанта назвали Сиддхартхой и после смерти Майи препоручили заботам его тетки Праджапати, во всем заменившей ему заботливую мать. Вскоре ко двору царя Шуддходаны прибыли брахманы-жрецы, чтобы предсказать будущее его единственного сына и наследника. Среди паломников был Ашита, святой жизни человек, уединенно живший далеко в горах. Подойдя к принцу, он пал перед ним ниц, ибо увидел на теле младенца тридцать два знака мудрости и восемьдесят дополнительных признаков божественности. Внимательно осмотрев ребенка, Ашита со слезами на глазах объявил, что на свет явилась Совершенная Просветленность, но что он, странствующий монах Ашита, не доживет до того, чтобы услышать проповеди Просветленного. От своих астрологов царь Шуддходана узнал, что его маленькому сыну предопределена судьба незаурядной личности. Перед принцем открывались два пути. Он мог стать или самым могущественным царем Азии, расширив пределы своего правления до наиболее удаленных мест восточного мира, или жрецом, величайшим из когда-либо живших на земле, владыкой духовной империи вечного эго. Это известие вселило тревогу в сердце царя. Он боялся, что его сын может предпочесть путь жреца. Чтобы как-то повлиять на выбор сына и отвратить его от аскетической жизни, царь окружил его всевозможной роскошью и всем тем, что составляет привлекательную сторону богатства и власти. Принцу принадлежали великолепные дворцы и огромные сады, изобилующие причудливыми растениями и благоуханными цветами необычайной красоты. Маленькие лодочки скользили по водной глади прозрачных озер, в которых плавала рыба с блестящей чешуей, и отовсюду доносилась тихая и нежная музыка. В общем, все было полно такого очарования и соблазна, какие только могла обеспечить восточная щедрость. В этом внешне привлекательном мире, где царствовали искушение и красота, принц был надежно огражден от созерцания болезней, страданий, омерзительной грязи и убожества, неизбежно сопровождающих бедняка на всем его жизненном пути. Женой принца Сиддхартхи стала прекраснейшая Ясодхара. Личность жены Гаутамы остаётся неясной. В традиции Тхеравады мать Рахулы (сына Будды, который, повзрослев, вступил в Сангху. Со временем он достиг архатства) именуется Бхаддакаччей, но Махавамса и комментарии к Ангуттара Никае называют её Бхаддакаччана и видят в ней двоюродную сестру Будды и сестру Девадатты. Махавасту (Mahāvastu 2.69), однако, называет жену Будды Яшодхара и подразумевает, что она не была сестрой Девадатты, так как Девадатта сватался к ней. Буддхавамса также использует это имя, но в палийском варианте — Ясодхара. Это же имя чаще всего встречается в североиндийских санскритских текстах (также в китайских и тибетских их переводах). Лалитавистара (Lalitavistara) говорит, что женой Будды была Гопа, мать дяди по матери Дандапани. Некоторые тексты утверждают, что у Гаутамы было три жены: Яшодхара, Гопика и Мригая. И правитель Капилавасту обрел наконец покой, решив, что ему удалось направить сына по нужному пути и победа его уже близка. Богатый, счастливый и пребывающий в полном неведении относительно напастей и бед, терзающих обычных смертных, принц был спокоен и безмятежен, и, казалось, ничто не сможет заставить его свернуть на путь аскетизма. Однако царь Шуддходана совсем забыл о могуществе тех неземных существ, которые наблюдали за происходящим со своих небесных высот. И вот однажды, когда принц катался в колеснице в садах вокруг своего дворца, мудрецы, обитавшие на небесах Тушиты, ниспослали ему видение, принявшее облик старика, который еле шел, опираясь на толстую палку. Когда принц Сиддхартха пришел обратно во дворец, он уже мысленно определил свой дальнейший жизненный путь. Внутренние побуждения, устремления, которые складывались веками, призвали его к монашеской жизни. Перевоплотившийся мудрец начал вспоминать, вновь выказывая страстное стремление к мудрой жизни. И царь Шуддходана стал замечать, что его сына все чаще охватывают печаль и уныние. В страхе повелел он расставить стражников у всех дворцовых ворот, чтобы помешать сыну убежать в мир, полный скорби и слез. Но архаты в небесах Тушиты решили иначе. Однажды случилось так, что стражники уснули глубоким сном, который они не смогли побороть, ибо он был ниспослан им с небес. Юный принц тихо встал, на мгновение задержался у ложа жены с новорожденным сыном и осторожно пробрался между раскинувшимися во сне стражниками. Чандака ждал его у дверей дворца, и колесница с быстротою молнии помчалась сквозь тьму. Кругом стояла ничем не нарушаемая тишина, о чем позаботились локапалы, существа невидимого мира, заглушившие стук конских копыт. Они беспрепятственно проехали все ворота, которые словно по волшебству распахивались при их приближении. Спящие стражники так и не проснулись, и колесница с принцем и его верным возничим исчезла в ночи. Когда они отъехали от дворца на безопасное состояние, принц Сиддхартха остановил колесницу и, сняв драгоценности, отдал их Чандаке. Затем он острым ножом отрезал прядь своих царственных волос, которую бросил на ветер, а малые духи по волоску растащили ее в разные стороны. После этого он сменил свою одежду из мягкой и тонкой ткани на грубый костюм охотника и, нежно попрощавшись со своим верным другом, медленно побрел по пыльной дороге без денег и пищи с одной лишь кружкой для сбора пожертвований в руках. Гаутама Сиддхартха был абсолютно искренен в своих поисках истины, которую думал отыскать в общинах отшельников и среди богомольцев, живших в пещерах на склонах скалистых гор. И хотя он многому у них научился, ни один не смог дать принцу ответы на три главных для него вопроса. Каждый раз, встречая на своем пути праведника, Сиддхартха приветствовал его и неизменно задавал одни и те же три вопроса: «Скажи мне, уважаемый господин, откуда мы пришли? Зачем мы здесь? И куда мы идем?» Но ответом ему всегда было молчание. И если затем они даже начинали говорить о других вещах, главные вопросы так и оставались нерешенными. Неудивительно, что у такого благочестивого пилигрима, как юный принц, появились ученики. Другие монахи нищенствующего ордена, заметив его усердие в духовных делах, присоединялись к нему и сопровождали его в долгих странствиях по стране. Этот период был для него также и временем поста, поскольку в Индии все люди святой жизни постятся. Принц ел все меньше и меньше пищи в надежде, что изнурение тела принесет просветление его внутреннего «я». Но и пост, оказавшийся напрасным, только ослабил принца Сиддхартху до такой степени, что он уже был не в силах ходить, и его менее благочестивые ученики помогали ему продолжать путешествие. Но вот пришел момент, когда они осторожно положили погибавшего от голода и неспособного двигаться дальше принца Сиддхартху на обочине дороги и сами стали в отдалении, ожидая его смерти. Лежа у дороги, умирающий юноша подвел печальный итог своих поисков. Странствия окончились ничем, молитвы не разрешили его сомнений, пост пропал даром, и вот теперь он лежит и умирает — а вопросы так и остались без ответов. И тогда принц решил поесть и громко потребовал пищи. Его ученики, удивленные и возмущенные, дали ему немного еды из своих припасов, а затем покинули его в полной уверенности, что их духовный глава вернулся обратно в греховный мир. Подкрепленный пищей и с помощью одного сердобольного крестьянина, принц сумел постепенно восстановить утраченное здоровье. Окончательно поправившись, он продолжил свои поиски, впредь уже не прибегая к чрезмерному аскетизму. Однако теперь у него не осталось ни праведника, к которому он хотел бы пойти, ни святыни, перед которой он мог бы молиться. Впавший в уныние, уставший, сломленный шестью годами непрерывных странствий, он присел отдохнуть на невысокий холмик под раскидистыми ветвями священного дерева баньян неподалеку от Мадраса. И вновь, спокойно сидя под деревом, принц попытался мысленным взором окинуть свою прежнюю жизнь, полную бесплодных усилий, и понять наконец, почему ему не удалось достичь своей цели. Вдруг ему показалось, что от окружавших его деревьев отделились какие-то фигуры, и вскоре целое воинство духов собралось вокруг небольшого возвышения, на котором он сидел. Танцовщицы из дворца, покинутого им много лет назад, ударили в свои миниатюрные цимбалы, и он увидел перед собой закружившихся в танце девушек и услышал серебряный звон колокольчиков на их ножных браслетах. И тут до его слуха донесся чей-то голос, обратившийся к нему со словами: «Оставь бесполезное занятие, в нем нет никакого толка. Вернись к оставленным тобою наслаждениям». «Нет, — мысленно ответил принц, — я никогда не вернусь назад. Я должен найти ответ». Затем среди теней появилась фигура его жены, которая протягивала ему ребенка и умоляла возвратиться домой и выполнить обязанности по воспитанию сына. Рядом с ней стоял его старый отец, как и она, в отчаянии простиравший руки к сыну. Однако принц не послушался и не уступил их мольбам. Тут земля перед ним разверзлась и оттуда вышел Мара, повелитель бездны, князь зла, со своим войском демонов. Но принц, продолжая спокойно сидеть под деревом баньян, оставался безучастен к их требованиям и угрозам. Наконец видение рассеялось, и землю вновь окутал ночной покой с его странными, раздающимися где-то вдалеке звуками. Принц мысленно погрузился в себя. Ему почудилось, что он уже не сидит под деревом, а путешествует по всему миру, и вдруг у него возникло ощущение, что стоит на всех перекрестках земли. Он увидел людей, которые только рождаются, увидел, как они страдают и умирают, и прошел вслед за их душами весь таинственный цикл повторного рождения вплоть до их возвращения на землю. Принц, казалось, бродил в самих душах людей, пока не узнавал все их мечты, страстные желания и стремления. Его осознание достигло небес и смешалось со сверхъестественными существами и даже с мудрецами и архатами, обитавшими в самых удаленных уголках божественных миров. Затем он вновь очутился под баньяновым деревом и увидел, как с неба спускаются вниз мудрецы и святые с бритыми головами в одеждах цвета шафрана. Насколько он мог видеть, повсюду кружками стояли монахи. Они приветствовали его и приняли в свой орден. Так он стал двадцать девятым Буддой в божественной родословной.И тут в самой середине круга совершенных существ снова появился дьявол-искуситель Мара и, обращаясь к принцу, произнес: «Ступай, совершенная душа, в нирвану. Ты заслужил покой, окончательное освобождение». Затем он услышал разные голоса — множество голосов, идущих откуда-то снизу и звучащих над ним по нарастающей со всех сторон. Казалось, вокруг него разом все заговорили; стоящие неподалеку лоханы монотонно пели священную песню: «Проповедуй закон. Укажи людям путь к просветлению. Вернись на землю и неси доктрину во все уголки мира, чтобы люди могли жить в свете истины». «Я буду учить», — ответил новый Будда. Видения тут же пропали, а Гаутама Будда, Свет Азии, погрузившись в размышления, все так же в одиночестве сидел под деревом баньян. Бессонная ночь миновала, и вместе с ней навсегда исчезли и призраки. Освобожденный человек встал и пошел вперед, живя согласно закону и проповедуя закон. В глазах святых людей Будда сошел с пути истинного, так как прошел слух, что он отказался от аскетической жизни и совершил страшный грех, начав есть пищу, как все прочие люди. Какое-то время Будду не хотели слушать, и прочитать свою первую проповедь он сумел только в Сарнатхе, неподалеку от Бенареса. Однажды, идя по пыльной дороге, он увидел впереди пятерых своих прежних учеников. Они отдыхали, сидя на небольшом холме у обочины дороги. Увидев приближающегося Будду, они решили между собой: «Сделаем вид, что мы его не знаем, не будем к нему подходить и слушать его речи и вообще не станем выказывать ему никаких знаков внимания». Нимало этим не смутившись, Будда сел поблизости от них на покатый холмик и начал читать проповедь. Это была своего рода буддийская Нагорная проповедь, в которой излагались главные положения философии жизни. И не успело еще прозвучать последнее слово наставления, как пять учеников в благоговении преклонили колена перед своим учителем, желая первыми приобщиться к его учению. Испытав просветление, последующие сорок четыре года жизни Будда провел в странствиях по Индии, собирая вокруг себя учеников и сея в душах тысяч людей семена своих убеждений и доктрин. Прошло немного лет, и Будда уже стоял во главе целой процессии своих приверженцев. Сотни монахов в шафранных сутанах повсюду следовали за ним, а когда он останавливался, собирались вокруг и в почтительном молчании слушали его речи. Любимым учеником Будды был Ананда. Через несколько лет после просветления Будда по просьбе отца, царя Шуддходаны, вернулся в родной город. Там он встретился со своим уже взрослым сыном Рахулой и принял его в свой орден вместе с Праджапати, ставшей первой женщиной, прошедшей обряд посвящения. Когда Будде уже было восемьдесят лет, он призвал к себе Ананду и сказал ему, что его земная жизнь близится к концу и что он хотел бы прожить еще ровно столько, чтобы увидеть свое дело стоящим на прочной основе. В последние годы жизни он старался как можно теснее сблизить своих учеников и новообращенных, закладывая основу того, что потом должно было превратиться в церковь или институт. Фактически причиной смерти Будды стало то, что он поел испорченной пищи, которой его без всякого злого умысла, а даже, напротив, из лучших побуждений угостил не в меру услужливый плотник, обращенный в его веру. Когда для Будды пришло время покинуть этот мир, вокруг него тесными кружками собрались все его ученики. Рядом с ним стоял горько рыдающий Ананда. Между двумя деревьями, прямо под их раскидистыми ветвями, было приготовлено ложе, на котором покоился Будда. Он повернулся на правый бок и, подложив под голову правую руку, погрузился в состояние медитации, из которого он стал переходить от одного состояния сознания к другому, пока его сознание не достигло нирваны. В этот момент умерло его тело. На следующий день останки Будды были кремированы. На большой площадке сложили огромный погребальный костер, на который с глубочайшим почтением возложили тело Просветленного в его шафранном одеянии. Костер несколько раз пытались зажечь, но он упорно не загорался. И вдруг из сердца мертвого Будды вырвалось пламя и поглотило его. Прах Совершенного разложили в семь урн и отправили в разные части Азии, где их поместили в раки, увековечив таким образом память о Гаутаме Сиддхартхе, двадцать девятом Будде.
  • Реклама

    Реклама от Google

  • Реклама

    Реклама от Yandex

  • Sape

×