Перейти к содержанию

Morelindo

Модератор
  • Публикаций

    146
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    3

Morelindo стал победителем дня 17 ноября

Morelindo имел наиболее популярный контент!

Репутация

6 Обычный

1 Подписчик

Информация о Morelindo

  • Звание
    Падший
  • День рождения 05.11.1981

Контакты

Информация

  • Город
    Киров
  • Род занятий
    Создание альтернативных реальностей в безальтернативном пространстве
  • Интересы
    философия религии, 咏春 (wing chun), интегральная, трансперсональная и аномальная психология, тантризм, сравнительная история религий, охотоведение, психосинтез, поэзия, компративистика, военное дело, этиология, традиционные луки, теология, туризм, оккультизм, искусственные языки, руны, литература, латынь, шахматы, таро, hiking, история, холодное, огнестрельное оружие.

Посетители профиля

262 просмотра профиля
  1. Morelindo

    "У вас болезнь, которая, к сожалению, теперь в моде и которую ежедневно встречаешь у интеллигентных людей. Врачи, конечно, ничего об этом не знают. Она сродни moral insanity, ее можно назвать также индивидуализмом или воображаемым одиночеством. Современные книги полны этим. В вас вселилась фантазия, будто вы одиноки, ни один человек вами не интересуется, ни один человек вас не понимает. Тому, в ком уже сидит эта болезнь, достаточно нескольких разочарований, чтобы он поверил, будто между ним и другими людьми не существует вообще никаких отношений, разве что недоразумения, и что каждый человек, в сущности, шагает по жизни в абсолютном одиночестве, что ему никогда не стать по-настоящему понятным для других, нечего с ними делить и невозможно иметь что-либо общее. Бывает даже, что такие больные становятся высокомерными и считают всех прочих, здоровых людей, которые способны еще понимать или любить друг друга, за стадных животных. Если бы эта болезнь стала всеобщей, человечество неминуемо вымерло." (c) Герман Гессе Феномен "инаковости", как видите, далеко не нов, отличается лишь форма, полностью соответствующая нашему времени, в котором вопрос идентичности (любой) находится в тренде. (Вышесказанное не относится к возрастным психо-эмоциональным осложнениям, связанным с прохождением пубертатного периода, как и иным девиациям, имеющим гормональные или любые иные медицинские основания, этот кластер изначально вынесем за скобки.) Что есть "человеческая идентичность"? Например такая самоидентификация как "я человек, любящий фурри", будет "человеческой"? А "я лис в человеческом теле" - нет? Однако подобная идентификация называется по-другому и может являться первым признаком навязчивого состояния. Есть концепция элитарности, когда человек относит себя по-какому либо признаку к группе, которую считает подходящей для обладателей таких же признаков. Не имеет значения, каких именно, от кружка любителей марок до фандомов компьютерных игр. Однако это не то же самое, что отрицание собственной человеческой природы. Один и тот же человек может быть членом разных элитарных групп, может перестать им быть. Это что, будет означать смену идентичности? Ставя эти вещи на одну доску, мы допускаем ужасную гносеологическую ошибку - мы путаем социо-культурные страты современности с первыми симптомами психического заболевания. Имхо. Единственная категория "без необходимости что-либо доказывать" - это вера . И это тоже социокультурная страта, а не идентичность. Чувство обособленности, элитарности, непохожести на других по какому-либо признаку (даже обоснованное) не является достаточным основанием для вынесения себя за пределы человеческой идентичности, поскольку никакой другой нет в оперативном поле. Бессмысленно отрицать DOS, работая на десятом виндоусе Человеческая идентичность - это питательная среда, в которой существуют все остальные страты, благодаря которой они существуют и на базе которой формируются. Вы можете заявлять о каких угодно отличиях от остального человечества, как угодно выделять себя из него - фундаментальной онтологической принадлежности к нему это не изменит.
  2. Morelindo

    Леонов Р.А. Загадка шаровой молнии. Роальд Александрович Леонов, издательство: Москва. "Наука" Год: 1965 Шаровая молния — редкий и во многом еще неизученный разряд атмосферного электричества. Появляясь внезапно, «огненный шар» совершает необычные и опасные действия: проникает в дома, нарушает радиосвязь, поджигает воспламеняющиеся предметы, поражает людей, исчезая либо также внезапно и бесследно, либо с разрушительным взрывом. В течение веков страх перед непонятным и грозным явлением окружил шаровую молнию покровом таинственности, нелепыми поверьями и трагическими легендами. С середины XVIII века удивительное явление стало объектом научных исследований, которые в наши дни вплотную привели к разгадке природы шаровой молнии. Автором впервые в отечественной литературе сделана попытка на основе широкого круга источников обобощить все, что известно науке о необычайных свойствах этого типа атмосферных разрядов. В книге рассказывается об увлекательных догадках, остроумных опытах, смелых гипотезах и современных теориях шаровой молнии. Леонов, Роальд - Загадка шаровой молнии (М., 1965).djvu
  3. Morelindo

    В данной теме собраны работы, так или иначе относящиеся к каким-либо разделам физики. РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК - СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Институт математики им. С.Л. Соболева, Институт геологии Серия "Проблемы неоднородного физического вакуума" Новосибирск - Издательство Института математики - 1998г. Данная работа из серии публикаций под общим названием «Проблемы неоднородного физического вакуума» будет полезна всем желающим ознакомиться с научной точкой зрения и методологией научного обоснования вопросов нло, призраков и т.п. явлений, подпадающих под тематику работы, она дает в руки бесценные ключи для переложения метафизических вопросов на научный язык. Рассматривается феноменологический срез проблемы. Изложены основные результаты многолетних исследований природных самосветящихся образований в верхних оболочках Земли. Выяснены общие закономерности функционирования, построены описательные модели, обнаружена общность физической природы шаровых молний и самосветящихся образований. Выдвинуты предположения об эфирной природе явлений, вытекающие из свойств поляризованных неоднородностей физического вакуума. ПРИРОДНЫЕ САМОСВЕТЯЩИЕСЯ ОБРАЗОВАНИЯ Дмитриев.txt
  4. Michael "Миллионы мух не могут ошибаться, когда выбирают вместо конфет дерьмо - видимо в нем все-таки что-то есть. (с) Станислав Ежи Лец А с чего вы взяли, что я считаю жертвоприношения идиотизмом? Смысл, разумеется, есть, какой - зависит от того, каких взглядов придерживается тот, кто его совершает, что справедливо для любого ритуала любой конфессии или традиции, будь то возлияние молока в огонь в митраизме и зороастризме, или пива на землю в скандинавском язычестве. Bes Термин "жизненная энергия" в сочетании со словами "выбрасывается, собрать и использовать" - это не имеющие точного определения условные обозначения, ничего конкретного, по-сути, не означающие. Это условные определения, призванные хоть как-то приблизить осознание протекающих процессов к нашему пониманию, упрощающие, (читай - примитивизирующие) суть явления до де-факто первобытного уровня. Вы не можете "использовать энергию жертвы", не обладая навыками использования "собственной энергетики" - ибо это суть равнозначные процессы. Фактически - это единый процесс, в котором меняется лишь источник этой "энергии", техника и механика же, позволяющая производить какие-либо манипуляции на условно-"тонком" уровне, остаются неизменными. Потому ваше противопоставление одного-другому бессмысленно. Если вы можете использовать свою энергетику, ничего не мешает вам использовать и энергию жертвы - и наоборот. Жертвоприношения совершаются не для того, чтоб их объект (как и субъект) чувствовал себя "самодостаточнее". Концепция жертвы гораздо глубже и символичнее, чем вы, видимо, представляете, и этот вопрос мы рассмотрим в ближайшее время. Чего именно, как и кто требует лично от вас - это ваше личное дело, однако ни для кого больше это не является аргументом, поскольку единой точки зрения на этот вопрос не существует.
  5. Система дохристианских представлений о мире и человеке, основанная на мифологии и магии древних славян, в наше время уже традиционно является предметом бессчетных спекуляций со стороны огромного количества различных групп и направлений. История развития неоязычества в целом, и т.н. "родноверия" в частности, объективно показала, что в настоящее время под этими терминами разными группами подразумевается дикое смешение откровенно дофантазированных, (либо вообще целиком вымышленных) на базе скудного исторического материала, традиций. И что гораздо хуже, одно упорно подменяется другим. Нет ничего предосудительного в разработке собственных методов и мифологий - однако когда суррогатная подделка претендует на знак качества оригинала, присваивая себе историческую субъектность, их необходимо уметь разделять. К сожалению, невозможно одномоментно усвоить объем знаний исторического факультета славистики - потому в данной теме мы будем разбирать современное язычество по наиболее крупным винтикам и отделять исторические зерна от современных плевел. Мы постараемся изложить здесь специфику такого социокультурного явления, как славянское язычество, с исторической точки зрения, каким оно было, а не каким представляется вдохновенным адептам новоявленной "древней традиции". И начнем с обзорного представления о самом феномене, основанного исключительно на научных данных. Прежде всего надо понимать, в чем камень преткновения - в том, что славянское язычество — это реконструируемая по данным языка, фольклора, обрядов, обычаев и верований система. То есть - по косвенным, вторичным параметрам, и именно это дает простор для толкований и домыслов. Славянское язычество является самостоятельно развившимся в первом тысячелетии нашей эры фрагментом древней индоевропейской религии, и именно с этой точки зрения оно и будет анализироваться в этой теме. Бритва Оккама (а иногда и топор) - увы, наиболее частый инструмент в руках адекватного Искателя... Начнем с краткой характеристики религии, как социо-культурного феномена того времени, пантеона персонажей высшей мифологии (богов-богинь), и "низшей", представления о "природных духах", "нечисти" идолах, погребальных обрядах, праздниках и их корнях, в связи с тогдашним бытом и представлениями о мире. На первый план вначале выдвинулся бог Род, которому отводилась роль главы пантеона, демиурга, создателя Вселенной. Далее культ Рода распался на множество более мелких культов, из которых в конце концов самым важным стал культ Перуна – покровителя князя и его дружины, бога войны и сражений, мечущего молнии в своих противников. Почитали древние славяне и души предков, полагая, что они обитают где-то в среднем небе и, очевидно, содействуют всем небесным явлениям (дождь, туман, снег) на благо оставшимся потомкам. Когда в дни поминовения предков их приглашали на праздничную трапезу, то «деды» представлялись летающими по воздуху. Кроме персонажей высшей мифологии (богов и богинь) славяне населяли свой мир и менее значительными существами: русалками (духами природы, первоначально жившими повсюду: в лесах, лугах, долинах, а не только в воде), лешими, водяными, домовыми, овинниками, банниками и целым сонмом других мелких божков и духов, память о которых уже почти не сохранилась. Подробно о них - здесь : Древние славяне свято верили в то, что окружающий мир населен духами, что лесная чаща, водоем, болото или поле являются местом обитания соответствующего сверхъестественного существа. Природный дух, как, собственно, и сама природа, мог быть по отношению к человеку и добрым, и злым – все зависело только от умения правильно вести себя по отношению к природе. Леший: Другой из наиболее известных духов природы – водяной. В различных местах его называли также водовиком, водяным дедушкой, а до революции – речным барином или даже царем. Эти характеристики прозрачно намекают на особую силу и богатство водяного, но чувствуется и скрытый страх перед ним. Еще одно популярное существо языческой мифологии – домовой, домашний дух. Нашим предкам были ведомы и духи женского пола. Называли их по-разному: доможириха, доманя, кикимора, ши- шимора. Не менее распространенными у славян, особенно северных, были различные культы, посвященные животным. Подробнее об этом - здесь: По обыкновению волхвы совершали магические обряды в святилищах, где располагались идолы и сакральные предметы. С помощью заклинаний жрецы, как правило, просили богов о хорошей погоде, благодатной влаге, обильном урожае. Согласно поверьям, эти мудрые люди могли превращаться в волков, подниматься на небо и призывать дождь, сгоняя облака. Другим мистическим воздействием на погоду было чародейство – заклинание с чашей, наполненной водой. Археологами обнаружено несколько таких сосудов, покрытых символическими изображениями времен года. Водой из этих сосудов окроплялись посевы. Разумеется, древние славяне участвовали не только в религиозных обрядах, но и в гражданских, общественных, коих было немало. Как правило, подобные ритуалы связывались с определенными событиями в жизни человека и племени – свадьба, рождение ребенка, смерть, праздники, игрища, связанные с сельскохозяйственным циклом. Важнейшим событием считалась смерть – момент перехода души человека в мир предков и богов. Со времен пастушеского быта до принятия христианства наиболее распространенной формой погребения было курганное. Хороня умерших, славяне клали с мужчиной оружие, конскую упряжь, убитых коней и собак. С женщиной полагалось положить серпы, сосуды с пищей и питьем, зерно, убитую домашнюю скотину и птицу. Подробно похоронные традиции славян разбираются здесь: Из праздников древние славяне больше всего любили Масленицу, которая посвящалась богу изобилия и скотоводства Велесу, а также богине Ладе, дарившей женщинам здоровье и красивых крепких детей. А вот дату другого праздника – Купала – вычисляли не по дате христианского праздника, а по периоду, связанному с летним солнцестоянием. Эти торжества, включая ночь накануне Ивана Купалы, составляли целый комплекс обрядов. В него входили сбор трав и цветов, плетение венков, украшение зеленью построек, разжигание костров, уничтожение чучела, перепрыгивание через костер или через букеты зелени, обливание водсй, гадания, выслеживание ведьмы, ночные бесчинства и пр. Несмотря на крещение Руси в 998 году, языческие поверья были вытеснены новым мировоззрением далеко не сразу, породив явление, названное двоеверием. Деревня по существу стала христианской едва ли ранее XIII века. А пережитки языческих трупосожжений в виде огромных костров над могилами дожили кое-где до конца XIX века. При этом язычество, несмотря на преследования, исповедовалось не только на окраинах, но и в больших городах. И все же в народе уже витал дух кардинальных преобразований. В связи с монгольским нашествием постепенно начало вырождаться жреческое сословие. Исчезли просвещенные носители языческого знания – те, кто осознанно поддерживал культ и хранил память о богах и их деяниях. В это время в народе волхвами начинают называть не людей, способных говорить с богами и почти повелевающих миром, а просто колдунов, целителей, избавителей от напастей и болезней. Возрождение более или менее объективного представления о русском язычестве фактически началось с правления Петра I, который ввел в светский оборот эстетические представления о богах античности. После этого образованным дворянам достаточно было лишь провести некоторые аналогии между мифами Древней Греции и тем, что делали их крестьяне по праздникам, и сопоставить эллинскую культуру со славянской. Уходят даты, исторические события. Случается, что одно забывается, а другое, наоборот, восстанавливается. Словом, времена меняются, как и должно тому быть. Сегодня за чередой веков и потрясений, сменой религий и философских воззрений уже почти неразличимы черты родовой памяти, доставшейся нам в наследство от древних славян. И тем важнее для нас не допустить их полного растворения и подмены современными конструктами.
  6. Представления о полевике, духе-хозяине поля в мифологии восточных славян, встречались редко, и, соответственно, дошедший до нас образ довольно смутен. На мой взгляд, требуется более развернутое пояснение, поскольку достоверных данных на эту тему в сети крайне мало. Давайте кратко суммируе имеющуюся информацию по этому вопросу. Всякий раз, когда люди начинали расчищать леса и распахивать земли под поля, пастбища и новые угодья, они тут же входили в соприкосновение с духами полей – полевиками. Полевик, которого также называли житником, полудником, межевым или полевым чертом, выглядит как старик в белом, с бородой из колосьев. Иногда у него длинные ноги или одна ступня человеческая, а другая собачья, рожки и шерсть огненного цвета. Чаще, однако, он появляется как обычный человек, верхом на коне. Полевик охраняет хлебные поля от беды, сглаза и порчи. Он сгоняет людей с межи и может душить жнецов. Дует и свистит в поле, вызывая ветер. Или бегает, поднимая хвостом облако пыли, чтобы его трудно было увидеть. Ему также приписывают изобретение спиртных напитков. Полевика можно увидеть в летние лунные ночи и в жаркие дни, когда воздух бывает сильно раскален. В поверьях Ярославской, Тульской губерний он быстрый, стремительный: то он всадник, «здоровенный малый на сером коне», который может переехать уснувшего на меже, то кучер на быстрой тройке, проносящейся по селу перед пожаром. О появлении неподалеку этих существ свидетельствуют «бегающие огоньки», пение, хлопанье, свист. В легендах некоторых областей, в частности Орловщины, Новгородчины, Тульской губернии, полевики похожи на леших и покрыты лохматой шерстью, обитают под землей, в норах, но выходят оттуда в полдень и перед заходом солнца. В это время они опасны, могут навеять на человека болезнь в виде какой-нибудь лихорадки – поэтому в это время опасно спать. Появляющийся на межах, перекрестках, обочинах дорог, у рвов и ям полевик любит «шутить» над путниками: «водит», заставляет плутать, пугает людей, свистит, хлопает в ладоши, «мелькает искрами», кидается головешками. Очевидно, что существо это связано с ветром, огнем (искрами пламени), движением Солнца и временем летнего расцвета земли. Он – персонифицированный летний свет и тепло, а потому способствует росту хлебов, но, с другой стороны, может и обернуться пожаром. Облик полевого хозяина сливается то с обликом полуденного духа, то с обликом межевого, охраняющего межи, границы полей. По поверьям, полевики часто встречаются именно у межевых ям. Спать здесь нельзя и потому, что дети полевиков (межевичкии луговички) бегают по межам и ловят птиц родителям в пищу, а лежащего на меже могут задушить. На Ярославщине считали, что полевики любят появляться у ям, на перекрестках. Полевик-межевик – «подземный хозяин», он влияет не столько на само поле, сколько на благополучие людей. На Вологодчине скот поручали попечению «полевого хозяина-батюшки», «полевой хозяйки-матушки». Ярославцы по окончании жатвы несколько несжатых колосьев связывали и с поклоном оставляли полевому «хозяину». Во многих районах России этот обряд именовался «Завивание бороды святых Ильи и Николая», от которых также зависели урожай, плодородие. Очевидно, что колосья в подобных обрядах «борода» – не столько человека, сколько самого поля. И все же образ полевого хозяина не сложился определенно в верованиях русских крестьян. Возможно, потому, что в XIX веке и вплоть до начала XX века селяне почитали живым существом, дарующим урожай, саму землю, поле; отмечали праздники, «именины» земли, приносили ей дары. Поэтому образ полевика – «живого поля», – с одной стороны, размыт, как и облик волнующейся нивы, а с другой – оттеснен другими «хозяевами» полей и плодородия – Пресвятой Богородицей, святыми Ильей и Николаем. На Новгородчине записан следующий рассказ женщины: «Это было лет пятнадцать назад, я была в гостях на родине, пробыла там целый вечер; часов около двенадцати собралась и поехала домой, мне дали в провожатые работника Егора, ехать нам было верст шесть. Это было зимой, на Святки. Не доезжая до деревни версты полторы, вдруг видим, что недалеко от нас в стороне, в мелком лесочке, разложен огонь, а вокруг этого огня народ – несколько человек. Мы оба смотрим в ту сторону и вдруг видим, что из лесу к нам катится какой-то шар величиной с голову, и как раз лошадь наша запнулась об этот шар и запуталась. Мы видим, что этот шар рассыпается на огненные искры. Завертки у оглобель саней как не бывало, будто кто нарочно их обрубил. Мы до такой степени перепугались, не можем слова выговорить. Кое-как одну завертку кушаком привязали, а другую оглоблю работник держал в руках, пока не доехали до поля. Тут уж кое-как работник привязал и другую завертку, и доехали до Большого Двора, а тут и перекрестились: слава Тебе, Господи! – рядом и наш дом. Полагаю, что над нами пошутила нечистая сила – полевики грелись да головней в нас и запустили». Есть и такое свидетельство. Одна белозерская вдова рассказывала у колодца соседке: «Жила я у Алены на Горке. Пропали коровы – я и пошла их искать. Вдруг такой ветер хватил с поля, что Господи Боже мой! Оглянулась я – вижу: стоит кто-то в белом, да так и дует, так и дует, да еще и присвистнет. Я и про коров забыла – скорее домой, а Алена мне и поясняет: „Коли в белом видела, значит, полевой. Дух, приставленный охранять хлебные поля, имеет тело черное, как земля: глаза у него разноцветные; вместо волос голова покрыта длинной зеленой травой; шапки и одежды нет никакой. Говорят, что на каждую деревню дадено по четыре полевика”. В некоторых районах у поля был не хозяин, а хозяйка – поляха, полевая хозяйка. Ее совсем не было видно, но слышно. Считалось, что она умеет принимать облик аиста, который селится возле людей, поэтому гнезда аистов не разоряют, чтобы не разгневать ее. Перед первым сезонным выпасом крестьяне старались всячески задобрить полевика и попросить следить за посевами и скотиной. Для этого у соседей тайно крали старого петуха, убивали его и вместе с парой куриных яиц, глухой темной ночью несли на дальний конец поля, где никого нет и никто не услышит. Там говорили просьбу и оставляли подношение, а после уходили. По окончании сезона на поле оставляли несколько не срезанных колосков для полевика и благодарили его за сохранение урожая и скотины. Если забыть провести эти два ритуала, можно было лишиться как урожая, так и скотинки – полевик загонит ее в овраг и сломает хребет. Когда люди не в ссоре с полевиком, то при пропаже животного они могли к нему обратиться – попросить отыскать, сберечь от травм и вывести обратно.
  7. Полагаю, следует сразу же пояснить, что материала для научной реконструкции биографии Сиддхартхи Гаутамы у современной науки недостаточно. Поэтому традиционно жизнеописание Будды везде (и в данной теме так же) даётся на основе ряда буддийских текстов «Буддачарита» («Жизнь Будды») Ашвагхоши, «Лалитавистара» и др. Так же следует понимать, что первые тексты, относящиеся к Будде, появились лишь через четыре сотни лет после его смерти. К этому времени в рассказы о нём были внесены изменения самими монахами, в частности, для гиперболизации его фигуры. Кроме того, труды древних индийцев в принципе не освещают хронологические моменты, концентрируясь больше на философских аспектах. Это хорошо отражено в буддийских текстах, в которых описание мыслей Будды Шакьямуни преобладает над описанием времени, когда это всё происходило. Ранняя западная наука принимала биографию Будды, представленную в буддийских писаниях, в качестве реальной истории, однако в настоящее время учёные неохотно соглашаются давать неподтвержденные сведения об исторических фактах, связанных с жизнью Будды и его Учением. Суть учения Будды и его обсуждение находится здесь: Ключевым ориентиром для датировки жизни Будды является начало царствования буддийского императора Ашоки. На основании эдиктов Ашоки и дат царствования эллинистических царей, к которым он направлял послов, учёные датируют начало правления Ашоки 268 г. до н. э. Палийские источники говорят, что Будда умер за 218 лет до этого события. Поскольку все источники согласны с тем, что Гаутаме было восемьдесят лет, когда он умер (например, Dīgha Nikāya), то мы получаем такие даты: 566—486 до н. э. Это так называемая «длинная хронология». Альтернативная «короткая хронология» основана на санскритских источниках североиндийского буддизма сохранившихся в Восточной Азии. В соответствии с этой версией Будда умер за 100 лет до инаугурации Ашоки, что даёт такие даты: 448—368 гг. до н. э. При этом в некоторых восточноазиатских традициях датой смерти Будды называется 949 или 878 г. до н. э., а в Тибете — 881 г. до н. э. В прошлом, среди западных учёных общепринятыми датами были 486 или 483 г. до н. э., но сейчас считается, что основания для этого слишком зыбкие. Официальная же история Будды начинается с того, как в небесах Тушиты, царстве блаженного понимания, далеко за пределами сферы мышления смертных, обитал лучезарный и просветленный Саттва, или существо по имени Прабхапала. Обладая способностью внутреннего восприятия, это чистое и совершенное эго знало, что ему осталось только одно воплощение в мире людей, прежде чем исполнится закон кармы с завершающим переходом в нирвану. Затем Прабхапала, узнав у закона обстоятельства своего последнего воплощения и доведя до совершенства внутреннее осознание условий, через которые ему суждено пройти, объявил: «Я должен повторно воплотиться в семье царя Шуддходаны. Я откажусь от царского престола, отрекусь от мира, буду проповедовать закон и принесу спасение смертным и бессмертным». Царь Шуддходана правил провинцией к северу от Бенареса, включая значительную часть земель, которые ныне принадлежат Непалу. Столицей его владений был город Капилавасту, где находились дворцы правящей династии. Царь Шуддходана взял себе в жены двух сестер, Майю и Праджапати, из соседнего клана Коли. И хотя обе они были бездетными, это не помешало им оставаться любимицами царя и пользоваться в доме его особым расположением. (Майя, мать Будды): Поэтому легко можно себе представить, какую великую радость в стране шакьев вызвало известие о том, что старшая из сестер, которой в то время было сорок четыре года, готовится стать матерью. Майя, или, как ее часто называют, Махамайя, одна только знала тайну своей судьбы. Однажды, в окружении ослепительного сияния и под звуки песен дэвов, с небес Тушиты во всем своем великолепии полуденного солнца спустился Прабхапала, чтобы принять земной облик. Согласно древним писаниям, зачатие произошло на восьмой день четвертой Луны в момент восхода Венеры. В это время Майя увидела, как с небес по дороге из света спустился слон с шестью бивнями и вошел в ее бок. О своем видении она рассказала Шуддходане, который тотчас же призвал к себе мудрейших из брахманов. Тщательно изучив все обстоятельства дела, астрологи-мудрецы объявили царю следующее: «Рождается великий мудрец. И он, если не предпочтет вести святую жизнь, станет царем всего мира». Существует несколько рассказов о рождении Гаутамы Сиддхартхи, которые, однако, сходятся на том, что ребенок родился не в дворцовых покоях, а под деревом. Согласно одной легенде, Майя направлялась в дом своих родителей. По другой версии, она гуляла по дворцовому парку. Но в том и другом случаях все произошло опять же в 8-й день 4-го лунного месяца, когда всходила Венера. Майя опустилась на землю под деревом Сал, низко склонившим свои ветви, густо покрытые прекрасными цветами. И в тот момент, когда Майя подняла руку, чтобы нагнуть к себе поближе ветку с благоуханными цветами, из ее правого бока, не причинив ей никакой боли, родился Будда. Индра, бог воздуха, принял божественное дитя, а неземные существа омыли новорожденного, излив на него с неба потоки святой воды. После того как небесные существа ублажили это совершенное воплощение, младенец Будда ступил на землю, прошел семь шагов в каждую из четырех сторон света и звонким голосом возвестил о своей миссии. И там, где в седьмой раз ступала его нога, тут же из земли вырастал и раскрывался цветок лотоса. Затем Будда вернулся на руку Индры и стал вполне обыкновенным младенцем. Майя, мать Просветленного, умерла на седьмой день после рождения сына, ибо в древнем законе было записано, что матери, давшие жизнь совершенным душам, не живут более семи дней после родов. Принца-инфанта назвали Сиддхартхой и после смерти Майи препоручили заботам его тетки Праджапати, во всем заменившей ему заботливую мать. Вскоре ко двору царя Шуддходаны прибыли брахманы-жрецы, чтобы предсказать будущее его единственного сына и наследника. Среди паломников был Ашита, святой жизни человек, уединенно живший далеко в горах. Подойдя к принцу, он пал перед ним ниц, ибо увидел на теле младенца тридцать два знака мудрости и восемьдесят дополнительных признаков божественности. Внимательно осмотрев ребенка, Ашита со слезами на глазах объявил, что на свет явилась Совершенная Просветленность, но что он, странствующий монах Ашита, не доживет до того, чтобы услышать проповеди Просветленного. От своих астрологов царь Шуддходана узнал, что его маленькому сыну предопределена судьба незаурядной личности. Перед принцем открывались два пути. Он мог стать или самым могущественным царем Азии, расширив пределы своего правления до наиболее удаленных мест восточного мира, или жрецом, величайшим из когда-либо живших на земле, владыкой духовной империи вечного эго. Это известие вселило тревогу в сердце царя. Он боялся, что его сын может предпочесть путь жреца. Чтобы как-то повлиять на выбор сына и отвратить его от аскетической жизни, царь окружил его всевозможной роскошью и всем тем, что составляет привлекательную сторону богатства и власти. Принцу принадлежали великолепные дворцы и огромные сады, изобилующие причудливыми растениями и благоуханными цветами необычайной красоты. Маленькие лодочки скользили по водной глади прозрачных озер, в которых плавала рыба с блестящей чешуей, и отовсюду доносилась тихая и нежная музыка. В общем, все было полно такого очарования и соблазна, какие только могла обеспечить восточная щедрость. В этом внешне привлекательном мире, где царствовали искушение и красота, принц был надежно огражден от созерцания болезней, страданий, омерзительной грязи и убожества, неизбежно сопровождающих бедняка на всем его жизненном пути. Женой принца Сиддхартхи стала прекраснейшая Ясодхара. Личность жены Гаутамы остаётся неясной. В традиции Тхеравады мать Рахулы (сына Будды, который, повзрослев, вступил в Сангху. Со временем он достиг архатства) именуется Бхаддакаччей, но Махавамса и комментарии к Ангуттара Никае называют её Бхаддакаччана и видят в ней двоюродную сестру Будды и сестру Девадатты. Махавасту (Mahāvastu 2.69), однако, называет жену Будды Яшодхара и подразумевает, что она не была сестрой Девадатты, так как Девадатта сватался к ней. Буддхавамса также использует это имя, но в палийском варианте — Ясодхара. Это же имя чаще всего встречается в североиндийских санскритских текстах (также в китайских и тибетских их переводах). Лалитавистара (Lalitavistara) говорит, что женой Будды была Гопа, мать дяди по матери Дандапани. Некоторые тексты утверждают, что у Гаутамы было три жены: Яшодхара, Гопика и Мригая. И правитель Капилавасту обрел наконец покой, решив, что ему удалось направить сына по нужному пути и победа его уже близка. Богатый, счастливый и пребывающий в полном неведении относительно напастей и бед, терзающих обычных смертных, принц был спокоен и безмятежен, и, казалось, ничто не сможет заставить его свернуть на путь аскетизма. Однако царь Шуддходана совсем забыл о могуществе тех неземных существ, которые наблюдали за происходящим со своих небесных высот. И вот однажды, когда принц катался в колеснице в садах вокруг своего дворца, мудрецы, обитавшие на небесах Тушиты, ниспослали ему видение, принявшее облик старика, который еле шел, опираясь на толстую палку. Когда принц Сиддхартха пришел обратно во дворец, он уже мысленно определил свой дальнейший жизненный путь. Внутренние побуждения, устремления, которые складывались веками, призвали его к монашеской жизни. Перевоплотившийся мудрец начал вспоминать, вновь выказывая страстное стремление к мудрой жизни. И царь Шуддходана стал замечать, что его сына все чаще охватывают печаль и уныние. В страхе повелел он расставить стражников у всех дворцовых ворот, чтобы помешать сыну убежать в мир, полный скорби и слез. Но архаты в небесах Тушиты решили иначе. Однажды случилось так, что стражники уснули глубоким сном, который они не смогли побороть, ибо он был ниспослан им с небес. Юный принц тихо встал, на мгновение задержался у ложа жены с новорожденным сыном и осторожно пробрался между раскинувшимися во сне стражниками. Чандака ждал его у дверей дворца, и колесница с быстротою молнии помчалась сквозь тьму. Кругом стояла ничем не нарушаемая тишина, о чем позаботились локапалы, существа невидимого мира, заглушившие стук конских копыт. Они беспрепятственно проехали все ворота, которые словно по волшебству распахивались при их приближении. Спящие стражники так и не проснулись, и колесница с принцем и его верным возничим исчезла в ночи. Когда они отъехали от дворца на безопасное состояние, принц Сиддхартха остановил колесницу и, сняв драгоценности, отдал их Чандаке. Затем он острым ножом отрезал прядь своих царственных волос, которую бросил на ветер, а малые духи по волоску растащили ее в разные стороны. После этого он сменил свою одежду из мягкой и тонкой ткани на грубый костюм охотника и, нежно попрощавшись со своим верным другом, медленно побрел по пыльной дороге без денег и пищи с одной лишь кружкой для сбора пожертвований в руках. Гаутама Сиддхартха был абсолютно искренен в своих поисках истины, которую думал отыскать в общинах отшельников и среди богомольцев, живших в пещерах на склонах скалистых гор. И хотя он многому у них научился, ни один не смог дать принцу ответы на три главных для него вопроса. Каждый раз, встречая на своем пути праведника, Сиддхартха приветствовал его и неизменно задавал одни и те же три вопроса: «Скажи мне, уважаемый господин, откуда мы пришли? Зачем мы здесь? И куда мы идем?» Но ответом ему всегда было молчание. И если затем они даже начинали говорить о других вещах, главные вопросы так и оставались нерешенными. Неудивительно, что у такого благочестивого пилигрима, как юный принц, появились ученики. Другие монахи нищенствующего ордена, заметив его усердие в духовных делах, присоединялись к нему и сопровождали его в долгих странствиях по стране. Этот период был для него также и временем поста, поскольку в Индии все люди святой жизни постятся. Принц ел все меньше и меньше пищи в надежде, что изнурение тела принесет просветление его внутреннего «я». Но и пост, оказавшийся напрасным, только ослабил принца Сиддхартху до такой степени, что он уже был не в силах ходить, и его менее благочестивые ученики помогали ему продолжать путешествие. Но вот пришел момент, когда они осторожно положили погибавшего от голода и неспособного двигаться дальше принца Сиддхартху на обочине дороги и сами стали в отдалении, ожидая его смерти. Лежа у дороги, умирающий юноша подвел печальный итог своих поисков. Странствия окончились ничем, молитвы не разрешили его сомнений, пост пропал даром, и вот теперь он лежит и умирает — а вопросы так и остались без ответов. И тогда принц решил поесть и громко потребовал пищи. Его ученики, удивленные и возмущенные, дали ему немного еды из своих припасов, а затем покинули его в полной уверенности, что их духовный глава вернулся обратно в греховный мир. Подкрепленный пищей и с помощью одного сердобольного крестьянина, принц сумел постепенно восстановить утраченное здоровье. Окончательно поправившись, он продолжил свои поиски, впредь уже не прибегая к чрезмерному аскетизму. Однако теперь у него не осталось ни праведника, к которому он хотел бы пойти, ни святыни, перед которой он мог бы молиться. Впавший в уныние, уставший, сломленный шестью годами непрерывных странствий, он присел отдохнуть на невысокий холмик под раскидистыми ветвями священного дерева баньян неподалеку от Мадраса. И вновь, спокойно сидя под деревом, принц попытался мысленным взором окинуть свою прежнюю жизнь, полную бесплодных усилий, и понять наконец, почему ему не удалось достичь своей цели. Вдруг ему показалось, что от окружавших его деревьев отделились какие-то фигуры, и вскоре целое воинство духов собралось вокруг небольшого возвышения, на котором он сидел. Танцовщицы из дворца, покинутого им много лет назад, ударили в свои миниатюрные цимбалы, и он увидел перед собой закружившихся в танце девушек и услышал серебряный звон колокольчиков на их ножных браслетах. И тут до его слуха донесся чей-то голос, обратившийся к нему со словами: «Оставь бесполезное занятие, в нем нет никакого толка. Вернись к оставленным тобою наслаждениям». «Нет, — мысленно ответил принц, — я никогда не вернусь назад. Я должен найти ответ». Затем среди теней появилась фигура его жены, которая протягивала ему ребенка и умоляла возвратиться домой и выполнить обязанности по воспитанию сына. Рядом с ней стоял его старый отец, как и она, в отчаянии простиравший руки к сыну. Однако принц не послушался и не уступил их мольбам. Тут земля перед ним разверзлась и оттуда вышел Мара, повелитель бездны, князь зла, со своим войском демонов. Но принц, продолжая спокойно сидеть под деревом баньян, оставался безучастен к их требованиям и угрозам. Наконец видение рассеялось, и землю вновь окутал ночной покой с его странными, раздающимися где-то вдалеке звуками. Принц мысленно погрузился в себя. Ему почудилось, что он уже не сидит под деревом, а путешествует по всему миру, и вдруг у него возникло ощущение, что стоит на всех перекрестках земли. Он увидел людей, которые только рождаются, увидел, как они страдают и умирают, и прошел вслед за их душами весь таинственный цикл повторного рождения вплоть до их возвращения на землю. Принц, казалось, бродил в самих душах людей, пока не узнавал все их мечты, страстные желания и стремления. Его осознание достигло небес и смешалось со сверхъестественными существами и даже с мудрецами и архатами, обитавшими в самых удаленных уголках божественных миров. Затем он вновь очутился под баньяновым деревом и увидел, как с неба спускаются вниз мудрецы и святые с бритыми головами в одеждах цвета шафрана. Насколько он мог видеть, повсюду кружками стояли монахи. Они приветствовали его и приняли в свой орден. Так он стал двадцать девятым Буддой в божественной родословной.И тут в самой середине круга совершенных существ снова появился дьявол-искуситель Мара и, обращаясь к принцу, произнес: «Ступай, совершенная душа, в нирвану. Ты заслужил покой, окончательное освобождение». Затем он услышал разные голоса — множество голосов, идущих откуда-то снизу и звучащих над ним по нарастающей со всех сторон. Казалось, вокруг него разом все заговорили; стоящие неподалеку лоханы монотонно пели священную песню: «Проповедуй закон. Укажи людям путь к просветлению. Вернись на землю и неси доктрину во все уголки мира, чтобы люди могли жить в свете истины». «Я буду учить», — ответил новый Будда. Видения тут же пропали, а Гаутама Будда, Свет Азии, погрузившись в размышления, все так же в одиночестве сидел под деревом баньян. Бессонная ночь миновала, и вместе с ней навсегда исчезли и призраки. Освобожденный человек встал и пошел вперед, живя согласно закону и проповедуя закон. В глазах святых людей Будда сошел с пути истинного, так как прошел слух, что он отказался от аскетической жизни и совершил страшный грех, начав есть пищу, как все прочие люди. Какое-то время Будду не хотели слушать, и прочитать свою первую проповедь он сумел только в Сарнатхе, неподалеку от Бенареса. Однажды, идя по пыльной дороге, он увидел впереди пятерых своих прежних учеников. Они отдыхали, сидя на небольшом холме у обочины дороги. Увидев приближающегося Будду, они решили между собой: «Сделаем вид, что мы его не знаем, не будем к нему подходить и слушать его речи и вообще не станем выказывать ему никаких знаков внимания». Нимало этим не смутившись, Будда сел поблизости от них на покатый холмик и начал читать проповедь. Это была своего рода буддийская Нагорная проповедь, в которой излагались главные положения философии жизни. И не успело еще прозвучать последнее слово наставления, как пять учеников в благоговении преклонили колена перед своим учителем, желая первыми приобщиться к его учению. Испытав просветление, последующие сорок четыре года жизни Будда провел в странствиях по Индии, собирая вокруг себя учеников и сея в душах тысяч людей семена своих убеждений и доктрин. Прошло немного лет, и Будда уже стоял во главе целой процессии своих приверженцев. Сотни монахов в шафранных сутанах повсюду следовали за ним, а когда он останавливался, собирались вокруг и в почтительном молчании слушали его речи. Любимым учеником Будды был Ананда. Через несколько лет после просветления Будда по просьбе отца, царя Шуддходаны, вернулся в родной город. Там он встретился со своим уже взрослым сыном Рахулой и принял его в свой орден вместе с Праджапати, ставшей первой женщиной, прошедшей обряд посвящения. Когда Будде уже было восемьдесят лет, он призвал к себе Ананду и сказал ему, что его земная жизнь близится к концу и что он хотел бы прожить еще ровно столько, чтобы увидеть свое дело стоящим на прочной основе. В последние годы жизни он старался как можно теснее сблизить своих учеников и новообращенных, закладывая основу того, что потом должно было превратиться в церковь или институт. Фактически причиной смерти Будды стало то, что он поел испорченной пищи, которой его без всякого злого умысла, а даже, напротив, из лучших побуждений угостил не в меру услужливый плотник, обращенный в его веру. Когда для Будды пришло время покинуть этот мир, вокруг него тесными кружками собрались все его ученики. Рядом с ним стоял горько рыдающий Ананда. Между двумя деревьями, прямо под их раскидистыми ветвями, было приготовлено ложе, на котором покоился Будда. Он повернулся на правый бок и, подложив под голову правую руку, погрузился в состояние медитации, из которого он стал переходить от одного состояния сознания к другому, пока его сознание не достигло нирваны. В этот момент умерло его тело. На следующий день останки Будды были кремированы. На большой площадке сложили огромный погребальный костер, на который с глубочайшим почтением возложили тело Просветленного в его шафранном одеянии. Костер несколько раз пытались зажечь, но он упорно не загорался. И вдруг из сердца мертвого Будды вырвалось пламя и поглотило его. Прах Совершенного разложили в семь урн и отправили в разные части Азии, где их поместили в раки, увековечив таким образом память о Гаутаме Сиддхартхе, двадцать девятом Будде.
  8. Morelindo

    Ведьмак , что касается мат. части: исходя из определения термина, введённого Густавом Кирхгофом в 1862 году, (в рамках еще ньютоновской теории тяготения ДО уравнений Эйнштейна, на которых базируется современная теория черных дыр) АЧТ является физической идеализацией, применяемой в термодинамике, тело, поглощающее всё падающее на негоэлектромагнитное излучениево всех диапазонах и ничего не отражающее. Само оно может испускать электромагнитное излучение любой частоты и визуально иметь цвет. (То есть он уже не подходит - по определению) Какое оно может иметь отношение к метафизическому понятию Тьмы, я сказать затрудняюсь и природы вашей аналогии понять не могу. Я говорил о тьме как о категории, а не о теле, физика же не оперирует категорией "тьма" и потому она не имеет физического определения. Более того, черная дыра - это область пространства-времени, описываемая в рамках теории гравитации, а не условными термодинамическими моделями, на которые ссылаетесь вы. Касательно вашего утверждения о непосредственных доказательствах существования чёрных дыр, в том числе и неких "фотографиях" (увидеть бы неплохо) то их следует понимать как подтверждения существования астрономических объектов, таких плотных и массивных, что их можно интерпретировать как чёрные дыры общей теории относительности. Всего лишь. Так что говорить о существовании чд как о непреложном факте - нет оснований. Потому это и называется "теорией" (Кроме того, чёрными дырами астрономы часто называют объекты, не строго соответствующие данному выше определению, а лишь приближающиеся по своим свойствам к такой чёрной дыре — например, это могут быть коллапсирующие звёзды на поздних стадиях коллапса.) И в любом случае мне непонятно с чего вдруг вы ставите на одну доску физику чд и понятиее тьмы. А чего не "черную материю" например? Тоже созвучная теория .
  9. В Предательстве - Сила. К сожалению, никто из высказывавшихся выше коллег не вспомнил о предательстве, как о стратегии. О тактическом предательстве с целью застать врасплох и ослабить противника. О чем писали еще древнекитайские учебники по воинскому искусству.) Но это еще - ладно, в конце-концов такое понимание предательства может пониматься, как само собой разумеющееся, и не нуждающееся в отдельных пояснениях, допустим. Обмануть врага - это не обман, а воинская доблесть, хотя если враг считает вас другом, и для него ваши действия будут ножом в спину - в таком случае будете вы предателем или нет? А если наоборот? Если вас предаст друг, который считал вас врагом - вы будете считать себя жертвой предательства, или же - собственной глупости? Но я, собственно, не о том. Со всем уважением к выше высказывавшимся ораторам, все это выглядит несерьезно. Все эти рассуждения о вине, доверии и прочих соплях чувствах по этому поводу звучат по-меньшей мере странно и выглядят как какое-то пустое морализаторство. На мой взгляд пора вернуть дискуссию в русло практики. Поговорим о предательстве — как о качестве. Выше я уже назвал его Силой. И говорить я буду не о надуманных (или не надуманных, как угодно) нравственно-этических аспектах, а о магии. Ибо только такой подход к этому вопросу считаю достойным внимания. Итак, в предательстве заключена сила. Завоевать доверие противника, замаскировать свою враждебность, а затем нанести удар - кто из вас будет отрицать Силу, которой это наделят? Неужели никто из вас в самом деле не испытывал этого? Не смотрел на это, как на жертвоприношение? Могущество эффекта зависит от степени предательства. Если союзник внезапно обращается против союзника — это одна степень. Но если верный друг выступает против друга… Это другая степень, поскольку предательство намного глубже. Поскольку потребовалось переступить через большее количество моральных ограничений. Доверие. Дружбу. Верность. Надежду. Честность. Эффект от деяния-жертвы тем сильнее, чем невозможнее было в него поверить. Каин вообще был братом Авеля. Т.е. тут еще и кровное родство) Мы (все мы) придерживаемся сущностного, и потому неизменного понимания добродетели в рациональной оценке и порицании предательства, безотносительно идеологии или вероисповедания, чему наглядным примером могут служить все вышеприведенные рассуждения, так или иначе сводящиеся к нравственно-моральной установке, что предательство - это плохо. Мы упрощаем сущность истины, исходя из того, что существует нерушимая стена между добром и злом, светом и тьмой (как метафизическими понятиями). Урок предательства, который в жизни каждый так или иначе получает, в осознании того, что граница эта очень тонка, эфемерна, и проходит исключительно у нас в головах. Любой из нас может пересечь ее при благоприятном стечении обстоятельств. Тот, кто полагает обратное, исходя из того, что де "неспособен на это" - лишь делает себя более уязвимым, становясь в заведомо проигрышную позицию. Для того, кто полагает себя Темным и хочет иметь какое-либо отношение к магии, такой подход недопустим в принципе. С точки зрения культуры это многое говорит о силе писаных и\или неписанных кодексов чести, которым каждый из нас так или иначе следует, либо старается следовать, либо думает что следует. Но я сейчас не о том. Взгляните на предательство как на жертвоприношение — представьте, что вы осознанно совершаете величайшее возможное предательство, словно жертвоприношение, необходимое для посвящения и начала грандиозного обряда победы и разрушения, отрицающего и затмевающего все этические и нравственные законы, которые систематизированы разнообразными "заповедями" и признаны "священными" и "общечеловеческими", "гуманитарными" и какими угодно еще. А теперь представьте себе врага, которому и в самом деле удалось стать вашим другом, направляющего на вас оружие - и положа лапу на сердце, скажите что есть что-то, более страшное, чем столкнуться с врагом, убежденным в силе Бесчестья. Отложите в сторону этические нормы и хладнокровно-объективно оцените коэффициент полезности инструмента.
  10. Morelindo

    Вступительное Слово

    "Дайте мне шесть строк, написанных рукой самого честного человека, и я отыщу в них повод отправить автора на виселицу." (с) Арман Жан дю Плесси, герцог де Ришелье. Я хорошо понимаю, что попытка восстановить все, что было написано мной за последнее десятилетие, обречена на провал, но не могу отказаться от усилий, как не могу перестать дышать. Обречена она не потому, что написанного было так уж много - все-таки последнее десятилетие не особо располагало к такому творчеству... а потому, что я ленивая задница. Именно по-этой причине у меня нет никаких оснований предполагать, что это дело будет доведено до конца, а не похерено на полдороге, как и чертова уйма других полезных начинаний. Хотя меня это, конечно же, не остановит. Пренебрежительное отношение к прошлым Ошибкам влечет их повторение в Будущем... Пожалуй, звучит избито. Впрочем, как и любой трюизм. Так почему бы, собственно, и не продолжить записи? Что с того, что предыдущие утрачены? Это что, аргумент? Если они заронят Сомнение в души тех, кто прочтет их, хоть они им и не предназначались, не будет ли их описание оправдано? Да и нужно ли мне - оправдание? В конце концов, мои заметки изначально никому и не предназначались - кроме меня. В этот дневник я помещу и то, что осталось от предыдущих. Сколько раз уже собирался... Теперь самое время. На пенсии удивительно много свободного времени, особенно если тебе нет еще и 40ка, и не надо слишком тщательно отмывать совесть. Потом будет занятно перечитывать... А может опять читать будет кто-то другой. Ну хоть на этот раз это будет запланировано) Кстати, вот почему я так долго это откладывал - все время ощущение, что твою писанину уже из-за плеча кто-то читает.) Начинаешь следить за стилем и все такое... Ничего не поделаешь, дневники я любил писать с детства и они все время попадали не в те руки) Теперь это ощущение сгладилось и практически ушло. Наверно потому, что как-то наплевать стало... Да и не по-чину уже - таиться, когда свои дети от тебя дневники прячут))
  11. Morelindo

    Я не был рожден на поле битвы. Я на нем умер. Dictum primipilus “Скорее бы смерть, - думал я тогда, - Меня ждут там, где звёзды, там, где так спокойно и красиво…” Я помню, что боялся боли, но не смерти. Нужно было лишь найти способ умереть безболезненно… Та ночь была больше похожа на ночь смерти, чем все другие. Не знаю, почему. Но это должно было свершиться тогда… Мысль о смерти не должна страшить твердую душу, когда путь к ней открывается внезапно. Удара я не заметил. Просто вдруг все для меня исчезло - а потом я повернул голову в сторону и увидел мёртвую собаку, прямо рядом с собой. Кто-то внутри меня отметил, что животное умерло совсем недавно. Его тело ещё не успело окоченеть. Огромные медные гвозди, торчавшие из ошейника, впились мне в руку. Я высвободил ее и провел ладонью по гладкой морде огромного пса. Под левой лапой, на боку зияла смертельная рана, через которую можно было рассмотреть внутренности. Это было сделано не гладием. Он убивает не так жестоко... Я почувствовал тепло ладонью, но не почувствовал жизни. Закрыв глаза, я снова опустился на землю, рядом с псом. «Скоро и я лягу так же. И останусь лежать неподвижно. А потом моё тело сожрут такие же голодные собаки и не оставят ничего - ни косточки, ни ногтя… Будет ли от этого какая-то польза?..» - устало подумал я. Пёс смотрел на меня неодобрительно своими мёртвыми, стеклянными глазами. И я поднялся с земли. Побрел по телам к реке. Тогда я не знал, что умер. Не знал, что это я убил пса. Я знал только то, что борьба за выживание ещё не закончилась. Почему-то я больше не чувствовал слабости, и потому решил биться до последнего. Пока есть силы, нужно жить - и выживать. Перед тем, как войти в кровавую воду, я оглянулся на пса. Веки его теперь были сомкнуты. Он выполнил своё последнее дело на земле и мог спать в своё удовольствие, вспоминая прожитую жизнь. Лишь рана стала покрываться алым льдом, стягивая шерсть на боку. Но это было уже не больно. В моей голове родилась строка, посвященная ему, и, глубоко вздохнув, я вошел в алые от крови сотен воинов воды… Dictum prima (иды квинтиллия, 66 год до р.х.) Вот уже несколько месяцев я тенью бродил по «новому» миру. Столько событий произошло в Риме, но я жил словно во сне. Великая битва у стен Нолы пробудила меня. Я очнулся, но было слишком поздно что-либо изменить. Никто не мог противостоять величайшему из людей на протяжении его жизни - так предсказал ему сам Набопалассар, астролог Царя Царей, на берегу Ефрата. Митридат казнил старика за благоговение перед чужеземцем, за то, что тот поставил его своими словами выше властителя персов, но мы знали, что халдей прав. Его армия, победившая в Союзнической войне, вошла в Рим - впервые за историю Республики. Со всех концов страны стали сползаться приверженцы нового порядка, а точнее - полного беспорядка в правлении. Многие из нас, приобретшие официальный статус, покинули Город, предчувствуя массовые гонения, некоторые - навсегда. Сотер нанял корабль на деньги от продажи своей виллы в Кумее и вывез все на какой-то остров у берегов Крита. Ферон решил остаться, укрывшись в районе за Лавтумеей, там, где в известняковых ямах хоронили неимущих. Марий не был убит, и в стране назревала гражданская война. Оставшиеся в Городе более не скрывали жажды и утоляли её, едва появлялся поблизости смертный. Обстановка напоминала первобытный строй, от которого мы вместе со всем цивилизованным миром ушли уже несколько столетий назад. Я, как и многие тогда, был шокирован масштабами последствий несостоявшегося переворота. Смута не ограничилась столицей и носители ее вторглись в остальной мир. Я уехал в Кумы, затем в Пицен, подальше от Лация. Но теперь и здесь царил хаос. Я тогда пытался анализировать происходящее, но пришел к неутешительным для себя выводам: наши эмиссары в Сенате слабы а вожди безвольны, раз не смогли предотвратить поражение и проглядели величайшего из людей. Более того, ходили упорные слухи, что они оказались сборищем предателей и заговорщиков. Мои убеждения и приоритеты были разбиты в прах. Я усомнился во многом и даже в самом себе. Тогда, вернувшись в Северный Пицен, я понял, что мир изменился, но так и не решил для себя, что мне делать, и на чью сторону встать. Сородичи тоже разделились на два лагеря. По моему мнению, одни были лицемерами, а вторые - звероподобными тварями, не способными скрыть свою сущность. Убивать и тех и других… Тогда это казалось мне единственным выходом… Dictum secundus (ноны секстиллия, 66 год до р.х.) В тот день я стоял на крыше инсулы в самом центре Субуры - оттуда был хороший вид. Я видел, как серебряный вексиллум прошел в ворота города, видел стройные шеренги солдат на узких субурских улицах. Помню, как жители швыряли им на головы всякий хлам и лили содержимое ночных горшков, пока он не выехал вперед с факелом в руке и не объявил, что подожжет город, если это не прекратится. Огня они всегда боялись больше, чем войны. И тогда я понял, что это конец. Бой был короток - даже на узких улицах солдаты умели сражаться лучше, чем наспех собранное ополчение - в основном рабы Мария, ведомые его сыном. В тот день я видел над городом чёрное облако смерти, созданное струями дыма, поднимающегося из Субуры. Наступивший рассвет был приглушён тьмой и прошёл незаметно. Солнце уже не появлялось на небе, будто и оно, вместе с Богом, забыло о проклятом городе. Люди бродили по переулкам, без конца оглядываясь. Тишина пугала их сильнее любого шума. Мимо пронеслась стая взъерошенных, но, видимо, сытых псов. Какая-то девушка прижалась к стене, пропуская их. Земля и вязкая жижа, чёрная от копоти недавнего пожара, скрывала признаки времени года. Короткий день закончился так же незаметно, как и начался. Луций Корнелий выступал в то утро на Форуме. Я не ходил туда. Я знал, что он скажет им. Я поднял глаза к небу. С неба шел дождь. Крупными каплями он ложился на землю и чернел на глазах, но город как будто стал светлее. Странное веселье овладело мной. Захотелось бежать и ловить дождь руками. Я засмеялся. Этот смех казался безумным. Он и был таким - как и я сам... Я бежал, глядя в небо, словно маленький мальчик, встречающий свою первую осознанную зиму. Этому веселью не было никакой причины, ведь наступившие времена означали для меня только смерть и голод. Богатство и благополучие остались позади, и эту зиму предстояло пережить немногим. Но тогда я еще не знал этого… Вскоре я выбился из сил, подвернул ногу и упал в грязь. Перевернувшись на спину, я глядел в небо, которое падало на меня и одновременно разглядывало сотнями очей-звезд. Теперь мой смех стал плачем, и ничто уже, казалось, не могло этого остановить. Бесконечный Поиск, Страх, Одиночество, Вечность и Небытие - всё, что несли мне эти времена, все это было в нем…
  12. Morelindo

    День Смерти

    Рассказ перемещен сюда:
  13. Аменхотеп IV Золотой Сокол, Владыка Верхнего и Нижнего Египта, Единственный Происходящий-от-Ра, Сын Солнца, Великий-во-Времени, Могучий Бык с Величественным Плюмажем, Возлюбленный Амоном-Ра Владыка Небес, родился в Фивах примерно в 1388 г. до н. э. Имя Аменхотеп, (по-гречески Аменофис), означает «Амон доволен». Этот великий царь был единственным оставшимся в живых сыном Аменхотепа III и его супруги Тии: По отцовской линии он вел свое происхождение от Тутмоса III, Гонителя Своих Врагов, Завоевателя Сирии, разбившего наголову принцев из Захлы. Именно он, Тутмос III, создал империю, рухнувшую в царствование его сына: Говорят, царица Тии, женщина выдающихся способностей, долгие годы правившая как регентша империей, состоявшей из двух частей, по происхождению была сирийкой. По мнению сэра Эрнеста Алфреда Уоллиса Баджа, чужая кровь матери и бабушки Аменхотепа IV вызвала к жизни массу странных идей относительно религии, правления и искусства, овладевших его умом. Детство фараона, по-видимому, было наполнено постоянной борьбой с телесными недугами, поражавшими очень многих членов его династии. Аменхотеп III по прозвищу Великолепный, вероятно, был неизлечимо болен. Во всем этом роду было принято чрезвычайно рано вступать в брак, и он женился на принцессе Тии в двенадцать лет. Когда Аменхотеп IV достиг двенадцатилетнего возраста, состояние его здоровья вызывало беспокойство уже не только у членов семьи, но и во всей империи. Если бы он умер бездетным, династия оборвалась бы. Поэтому в вассальных государствах начались поиски подходящей невесты, увенчавшиеся поспешным заключением брака. В те времена царские семьи не отличались крепким здоровьем. Трудно было найти достигших брачного возраста девушек благородного происхождения, поскольку многие умирали в детстве. Принца женили на египетской девушке по имени Нефертити. Она происходила из знатного рода и была дочерью князя Ая. Бракосочетание состоялось, когда фараону было около двенадцати лет, а его невесте девять или десять. Вскоре после женитьбы сына Аменхотеп III умер в возрасте пятидесяти с небольшим лет, оставив престол тринадцатилетнему болезненному юноше, уже обнаруживавшему склонность к видениям и грезам. Аменхотеп IV не только обладал монаршей властью, но и был верховным жрецом Ра-Хорахти, властелина духов, душ и тел египтян, жрецом-царем величайшей на земле империи. Существует легенда, что царица Тии, мечтавшая о сыне, еще до его рождения пообещала посвятить его служению богам. Правда это или нет, но с раннего детства юный фараон был больше жрецом, чем государственным деятелем, и вполне заслужил титул «великого мечтателя». Артур Вейголл так описывает молодого монарха: «Представьте себе фараона бледным, болезненным юношей. Его голова казалась слишком большой по сравнению с телом; тяжелые веки прикрывали мечтательные глаза. У него были тонкие черты лица, а рот, несмотря на слегка выступающую вперед нижнюю челюсть, вызывал воспоминания о лучшем, что есть в искусстве Россетти. По-видимому, он был тихим прилежным мальчиком, мысли которого блуждали в сказочно прекрасных сферах в поисках того счастья, в котором ему отказало его физическое состояние. У него был мягкий характер; его юное сердце переполняла любовь. Очевидно, он наслаждался прогулками в дворцовых садах, с восхищением слушал пение птиц, наблюдал за рыбой в озере, нюхал цветы, следил за порханием бабочек, грелся на солнышке. Его иногда называли «Владыкой сладостного благоухания». Аменхотеп IV правил Египтом в течение семнадцати лет. В первые четыре года царствования его личная власть была невелика. Фактическим правителем страны была регентша, царица Тии. Ее поражали необычайные умственные способности сына, и она видела в нем силы, более присущие богам, чем человеку. Молодой монарх рано повзрослел и к семнадцати-восемнадцати годам уже стал подлинным правителем своей страны. Неизбежный конфликт между юным идеалистом и жрецами Амона принял четкую форму на пятом или шестом году его правления. Большинство писателей, сравнивая религиозные идеалы Аменхотепа IV с высшими целями амонизма, высказываются о государственной религии Египта в крайне уничижительных выражениях. Завоевания Тутмоса III и величие Аменхотепа III способствовали наполнению храмов бесценными сокровищами. К тому же возможно, что высокое положение отвлекало жрецов от исполнения их священных обязанностей и открывало возможности для неограниченной коррупции, что подрывало безупречность их культа. Нельзя, однако, сваливать всю вину на жрецов, так как в Египте фараон был и жрецом и монархом, а правитель, приверженный войнам и грабежам, являвшийся к тому же главным жрецом государственной религии, подавал дурной пример остальному жречеству. Можно, следовательно, утверждать, что религии Египта были извращены сверху донизу. Как только духовность угасала в государе, она исчезала и из храмов. Было бы абсолютно неправильно не признавать огромного духовного значения древнеегипетской религии. Боги различных номов, или провинций, империи являлись символами великих духовных истин жизни. Мистерии Египта принадлежали к числу серьезнейших религиозных институтов, а тайные доктрины Индии и древнего мира хранились в святая святых египетских храмов. Изучая религиозные представления Аменхотепа IV, не следует считать его религию совершенно оригинальной. Он сознавал определенную извращенность и ограниченность государственной религии и, обладая исключительной духовной проницательностью, пытался исправить эти ошибки, по-новому интерпретируя духовные явления жизни. Теперь трудно сказать, был ли он действительным основателем атонизма или просто поддержал религиозное направление, уже появившееся среди его народа. Конечно, он не придумал название Атон, а скорее придал новый глубокий смысл символам и верованиям, пришедшим из древней египетской истории. Философия этого царя не сразу приняла свою конечную форму, а развивалась постепенно в течение нескольких лет. Весьма вероятно, что в этот период ее раскрытия он пользовался помощью и советами религиозных реформаторов и философов, которые способствовали формированию общей структуры и установлению границ проводимой им реформы. ООн отошел от государственной религии, постепенно ломая одну за другой древние традиции империи. И вот на девятнадцатом году жизни Аменхотеп IV окончательно порвал со жрецами Амона. Он не пытался уничтожить фиванскую иерархию в один момент. Напротив, он утверждал свою веру в окружении противников, подкрепляя ее влиятельностью и авторитетом своего положения как полубога Нила. Именно после этого официального разрыва со старой иерархией он сменил имя. Имя Аменхотеп неразрывно связано с верой в Амона, поэтому оно больше не подходило правителю, который отказался хранить верность старому порядку. Имя, которое он выбрал для себя и под которым его помнят ныне, звучало как Эхнатон, что означает «Атон доволен». Порвав навсегда со старой религией, Эхнатон вступил на отнюдь не легкий путь. Город его предков сохранял преданность прежним богам. Государственная религия прочно укоренилась в сердцах и жизни людей. Со временем он понял, что должен не только порвать с древней верой, но и покинуть ее столицу и освободиться от всех уз традиций и культуры, сложившихся и процветавших там. Юный фараон выбрал место для своей новой столицы примерно в ста шестидесяти милях от Каира вверх по Нилу. Там он выстроил город Хутэн-Атон — «Горизонт Атона». Явившись на место строительства, он обратился с речью ко всем собравшимся там, и они преклонились перед его волей и воздали ему должное. Вот его слова, прямая речь, сохраненная для нас немым камнем: «Смотрите, вот город Горизонт Атона, который я от имени моего Величества построил на века для Атона, как Он того пожелал. Ибо именно он, Атон, отец мой, привел меня в этот Город Горизонта». На восьмом году правления Эхнатон поселился в этом городе с Храмом Того, Кто не имеет Формы, когда город стал пригодным для жилья. В сопровождении вельмож, несших документы империи, и при значительном стечении народа он провел церемонию официального открытия новой столицы. Молодой монарх с царицей и тремя детьми устроился во дворце, украшенном резными изображениями символов его веры. В более свободной и утонченной атмосфере Кутэн-Атона фараон смог по-настоящему утвердить свою религию. Духовное пастырство Эхнатона началось на двадцать втором году его жизни. Там, в тени громадных каменных храмов, родилась доктрина Истинного Атона, вселенского Бога, доктрина, отличавшаяся такой глубиной, что ученые заговорили об Эхнатоне как о первом просвещенном человеке в летописной истории. Чарлз Ф. Поттер пишет в «Истории религии»: «Он (Эхнатон) был первым пацифистом, первым реалистом, первым монотеистом, первым демократом, первым еретиком, первым гуманистом, первым интернационалистом и первым человеком, о котором известно, что он пытался основать религию. Он родился не вовремя, на несколько тысяч лет раньше, чем нужно». Преисполненный множества добродетелей, совершенно необычных для его времени, воодушевляемый побуждениями, непостижимыми для его современников, Эхнатон страдал, как приходится страдать всем идеалистам. В период с восьмого по тринадцатый годы правления он, по-видимому, занимался главным образом совершенствованием своей доктрины в построенном им городе. Бадж пишет, что он жил странной жизнью, наполненной пропагандой религии и искусства. Под его благодетельным управлением империя достигла расцвета. В это время умерла его мать и родилась его четвертая дочь. Тии, царица-мать, очевидно, оказала сильнейшее влияние на политическую позицию сына. Она составляла смягчающую и сдерживающую силу и, весьма вероятно, до самой смерти поклонялась Амону. Уважение к матери удерживало религиозный энтузиазм Эхнатона в определенных границах, но с ее уходом прекратилось и сдерживающее влияние. Годам к двадцати пяти — двадцати шести Эхнатон, должно быть, осознал, что жить ему в этом мире осталось недолго. Напряжение, создаваемое его сверхактивным умом, постоянно подтачивало его и без того болезненный организм. Поэтому фараону пришлось изменить план действий. Он уже не довольствовался тем, что только его собственный город был предан Истинному Богу, и развернул мощную кампанию по распространению своей религии в городах и провинциях империи. На начальном этапе создания религии он описывал Бога как «Тепло, заключенное в Атоне». Раскрывающееся сознание принесло ему более полное понимание, и он дал Богу новое определение — «Сияние, исходящее от Атона». Это изменение определенно свидетельствует об углубляющемся духовном понимании и об усилении власти мистических факторов великой теологии. Вскоре после смерти царицы Тии Эхнатон издал указ об изъятии имени Амона из всех надписей в Египте. Его доверенные лица столь полно и тщательно выполнили свою задачу, что вряд ли осталась хоть одна статуэтка, с которой не было бы стерто ненавистное имя. Была вскрыта даже гробница царицы Тии и уничтожены картуши на футляре с ее мумией. Имена царей, в той или иной форме включавшие слово «Амон», были стерты, а всех, кто носил имя, содержавшее это вызывавшее отвращение слово, закон обязывал принять какое-либо иное имя. Эта чрезвычайная мера, вероятно, была следствием сильнейших гонений и осознания фараоном того факта, что довести до конца реформы до того, как он умрет, можно было только самыми решительными действиями. Эхнатону было около тридцати шести лет, когда родилась его пятая дочь. Верный традициям династии, он мечтал о сыне как о продолжателе его дела, но на четырнадцатом году правления родилась шестая дочь, а в следующем — седьмая, последняя. Так фараон и умер, не оставив наследника. Домашней жизни Эхнатона уделялось большое внимание. Ни одного фараона, безусловно, не изображали столь часто в непринужденной семейной обстановке. На резных изображениях он часто обнимает свою красавицу-жену Нефертити, и эта поза совершенно необычна для египетского искусства. Нередко эту пару представляли играющей с детьми. На пятнадцатом году царствования Эхнатон приступил к сооружению своей гробницы, но этому строительству не суждено было завершиться, и в конце концов тело фараона поместили в усыпальницу его матери, где его и нашли в 1907 г. Последние два года царствования Эхнатона можно было бы охарактеризовать как период разочарования. Созданная им религия оказалась недостаточно сильной, чтобы противостоять вездесущему жречеству Амона. Лишь очень немногие самые умные египтяне могли понять то, чему он учил. Мир оказался не готовым к владычеству любви. В дополнение ко всем остальным затруднениям над страной нависла угроза войны. Вторжение хеттов из Сирии ускорило наступление конца. Появились заговорщики, и вассальные страны, искавшие защиты у Египта, напрасно посылали гонцов. Правители провинций умоляли о помощи в борьбе с захватчиками и предателями, но Эхнатон никак не хотел посылать войска. Для царя-мечтателя Атон был единым отцом всех людей, и этот вечно живой Бог не разрешал воевать и мародерствовать. Фараон занимал твердую позицию, но эта непреклонность оказалась совершенно бесполезной. Его города были завоеваны; доходы постепенно перестали поступать, потому что у его управляющих уже не было провинций, которые можно было облагать налогами. И через каких-нибудь два года пышная империя Тутмоса III обанкротилась. Напряженность этого смутного времени унесла ту толику здоровья, которая еще сохранялась у фараона. Эхнатон умер в то же время, когда рухнула его империя. Похоже, его кончина была внезапной, так как современные ученые, обследовавшие его мумию, полагают, что причиной смерти был удар. Тело не смогло дольше выдерживать тревогу и скорбь разбитого сердца. В надписи на передней стороне гроба его называют так: «Эхнатон, Прекрасное Дитя Живого Атона, чье имя будет жить в веках». Как удивительно печально, как удивительно прекрасно звучит молитва Единому Вселенскому Отцу, записанная на золотой фольге, найденной под ногами мумифицированного тела Эхнатона: «Я вдыхаю сладостное благоухание, исходящее из Твоих уст. Я созерцаю Твою красоту каждый день. Как бы я хотел слушать Твой мелодичный голос, даже северный ветер, чтобы мои члены наполнялись жизненными силами благодаря любви к Тебе. Протяни мне Свои руки, несущие Твой дух, дабы я воспринял его и он воодушевил меня. Призови мое имя в вечность, и оно никогда не обманет ожиданий». Так ушла из этой жизни душа слишком хрупкая, чтобы выдерживать потрясения плоти. Вместе с Эхнатоном ушла и основанная им религия, и построенный им город, и мечта о мире, наполнявшая его сердце. Снова воцарился великий Амон во всем блеске безраздельной власти. С тех пор как Эхнатон вел упорную борьбу с богами Египта, минуло более трех тысяч лет. Лучше всего уважение к нему современного мира, чуть более сведущего в тайнах духа, можно было бы выразить словами профессора Дж. X. Брестида: «Вместе с ним почил такой дух, какого мир потом никогда не видывал». Еще один ученый, изучающий философию Эхнатона, миссис Джулия Эллсворт Форд, в своей интересной статье «Эхнатон — фараон и пророк» кратко и выразительно определяет место великого фараона в эволюции цивилизации: «Таким образом, Эхнатон предстает перед нами как одна из самых удивительных фигур, когда-либо являвшихся в этот мир. Он был пророком, учителем истины и искренности, провидцем, философом, реформатором, замечательным поэтом, архитектором, любителем музыки. Он бесстрашно отверг догму, традицию, суеверие; просто поразительно, он стряхнул их, словно засохшие листья на ветру. Будучи монархом, он тем не менее верил в демократию и заводил друзей среди людей крестьянского происхождения. Во всей истории и романтической литературе не найдется ни одного мужчины, который любил бы женщину более самозабвенно, чем Эхнатон любил Нефертити. Свое положение правителя, свою религию, воздаваемые ему почести — все делил он поровну с ней, «моей замечательной женой Нефертити», как он ее называл. Три тысячи лет тому назад, впервые в истории, в основе правления лежал принцип любви. И не его принципы, а отсутствие принципов у его врагов погубило его». Цитаты из гимнов Эхнатона С основными доктринами и сутью Учения Эхнатона можно ознакомиться здесь:
  14. Эдвард Александр Кроули, более известный этому миру как Алистер Кроули (Aleister Crowley) пришел в него 12 октября 1875 и покинул 1 декабря 1947 Он был английским поэтом, оккультистом, каббалистом и тарологом. Получил широчайшую известность как величайший чёрный маг и сатанист XIX—XX века, был одним из ведущих идеологов оккультизма и сатанизма. Он основатель учения Телемы и автор оккультных произведений, в том числе - т.н. «Книги закона», создатель колоды «Таро Тота», участник нескольких оккультных организаций, включая герметический орден «Золотая заря», «Серебрянная Звезда» (АА) и «Орден храма Востока» (ОТО). К увлечениям Кроули также относились шахматы, альпинизм и астрология. Он был человеком как низменных крайностей, так и высоких устремлений. Себя Кроули считал воплощением других великих оккультистов: Кроули родился в Уорвикшире, Англия. Его отец был пивоваром и проповедником "плимутизма", учения основанной в 1830 году секты Плимутских Братьев, считавших, что только они являются истинными христианами. Ребенком Кроули принимал участие в религиозных церемониях вместе с родителями, но затем восстал против них. Это поведение вынудило мать Кроули назвать его "Зверем Апокалипсиса", то есть самим Антихристом. Позднее Кроули отзывался о своей матери как о "безмозглой дуре, принадлежавшей к самому недалекому, прямолинейному и бесчеловечному типу людей". Отец Кроули умер, когда сыну было одиннадцать лет. Став старше, Кроули начал интересоваться оккультизмом. Он также обнаружил, что ему нравятся описания пыток с обилием крови; кроме того, он любил фантазировать, что его мучает некая Блудница в Пурпуре, одновременно несчастная и не зависимая. Кроули поступил в Тринити-кол-ледж в Кембридже (колледж Троицы), где стал писать стихи и самостоятельно заниматься оккультизмом. Он любил ходить в горы и лазить по скалам и позже предпринимал попытки покорить высочайшие пики Гималаев. В 1898 году Кроули опубликовал свой первый сборник стихов под названием "Акелдама, место, где похоронены чужаки. Философская поэма, написанная одним джентльменом из Кембриджского университета, 1898 год". В предисловии он писал о том, как за его душу сражаются Бог и Сатана: "...Бог победил. Но я сомнением объят: Кто богом был из них двоих?" Кроули мечтал стать великим человеком. Своим призванием, даже не увлечением, он предпочел избрать магию. Это случилось после того, как Кроули прочитал книгу Артура Эдуарда Уэйта "Книга черной магии и договоров с дьяволом", в которой содержался намек на существование некоего тайного братства посвященных, передающих другим оккультную мудрость, посвящая их в свои таинства. Заинтригованный, Кроули написал письмо Уэйту с просьбой сообщить больше информации, и тот отослал его к книге Карла фон Экартхаузена "Облако над святилищем", в которой рассказывалось о Великом Белом Братстве. Кроули решил вступить в это братство и достичь в нем высшей ступени посвящения. 18 ноября 1898 года Кроули вступил в Лондонское отделение ГЕРМЕТИЧЕСКОГО ОРДЕНА ЗОЛОТОЙ ЗАРИ, Первого, или Открытого, Ордена Великого Белого Братства. Кроули вскоре обнаружил в себе естественную склонность к магии и стал быстро продвигаться по иерархической лестнице ордена. Также он стал заниматься йогой; в ходе этих занятий он обнаружил свои прежние воплощения. Кроули оставил Тринити-колледж до получения диплома, снял квартиру на Чансери-Лэйн, стал называть себя "граф Владимир" и все свое время посвятил исследованиям в области оккультизма. Кроули прошел все ступени Первого Ордена и захотел вступить во Второй Орден Великого Белого Братства, орден розенкрейцеров, называемый также Орденом Красной Розы и Золотого Креста. Вслед за ним шел высший орден, Орден Серебряной Звезды, или A.A. (Argentum Astrum), в котором было три ступени: Мастер Храма, Маг и Совершеннейший. Последняя степень могла быть достигнута только после пересечения неведомой и неописуемой бездны. Кроули тесно сошелся с С.Л.Мак-Грегором Метерсом, руководителем Герметического Ордена Золотой Зари и магом. Метерс обучал его магии Абрамелина, но не стал посвящать ни в одну из степеней А А. Они поссорились, и Метерс, как полагают, наслал на Кроули целую армию духов первоэлементов. Также Кроули разругался и с остальными членами "Золотой Зари" и в результате был исключен из ордена. Тогда он решил самостоятельно достичь ступени "Совершеннейший". В 1899 или 1900 году Кроули, возможно, на короткое время вступает в одну из общин ведьм СТАРОГО ДЖОРДЖА ПИКИНГИЛЛА в графстве Эссекс; по крайней мере, так гласит одно из преданий ведьм. Было это или нет, сам Кроули не упоминает ни о чем похожем в своей автобиографии "Исповедь Алистера Кроули". Кроули много путешествовал. Он изучал восточный мистицизм, в том числе буддизм, тантрическую йогу и "И-Цзин". Какое-то время он жил в Шотландии, в уединенном месте недалеко от озера Лох-Несс. В 1903 году он женился на Роуз Келли, которая родила ему одного ребенка. Неожиданно Роуз стала получать информацию из астрального мира, и в 1904 году она сказала Кроули, что собирается получить очень важное послание. Это послание пришло от Айвасса, духа, ангела-хранителя Кроули, или его Истинного "Я". Позднее Кроули идентифицировал Айвасса как магическую или солярно-фаллическую энергию, которую шумеры почитали под именем Шайтан, или "дьявол-бог", а египтяне —под именем Сет. В апреле 1904 года три дня подряд примерно в час дня появлялся голос Айвасса и диктовал Кроули "Книгу Закона", вероятно, самую важную книгу в магической карьере Кроули. В книге содержался Закон Телемы: "Делай, что хочешь — в этом весь закон". Хотя некоторые трактуют его в том духе, что следует делать то, что доставляет удовольствие, на самом деле он означает, что следует делать то, что желанно, и ничего сверх. Почитатели Кроули говорят, что Закон Телемы выдвигает его в число величайших магов за всю историю человечества. Айвасс также сообщил, что грядет эпоха Нового Эона, третья великая эпоха в истории человечества. Три основные эпохи характеризовались как язычество, христианство, Телема, олицетворением которых соответственно являются ИСИДА, ОСИРИС, Гор. Себя же Кроули считал пророком Нового Зона. В 1909 году Кроули занимался исследованиями астрального плана, в которых принимал участие его помощник, поэт Виктор Нойберг; они использовали ЭНОХИАНСКУЮ МАГИЮ. Кроули верил, что он пересек Бездну и соединил свое сознание с сознанием Вселенной, став таким образом Мастером Храма. Свои астральные путешествия он описал в книге "Зрение и голос", впервые опубликованной в журнале "Равноденствие", а затем переизданной в 1949 году после смерти Кроули. В 1909 - 1913 годах Кроули опубликовал тайные ритуалы "Золотой Зари" в своем журнале "Равноденствие", где также печатал свои поэтические сочинения. Метерс пытался остановить эту публикацию, но безуспешно. Этом действием Мастер Терион де факто прикончил эту организацию. В 1912 году Кроули вошел в Орден Восточного Храма (Ordo Templi Orientis), немецкий оккультный орден, в котором практиковалась сексуальная магия. У Кроули было несколько "блудниц в пурпуре". Наиболее известна среди них Ли Хирзиг, "Обезьяна Тота", которая, как и Кроули, много пила, употребляла наркотики, занималась сексуальной магией и, возможно, иногда контактировала с Айвассом. С некоторыми из своих "блудниц в пурпуре" Кроули предпринимал попытки родить "магическое дитя", однако ни одна из попыток не увенчалась успехом. Позднее Кроули описал эти попытки в своем романе "Лунное дитя", изданном в 1929 году. С 1915 по 1919 год Кроули жил в Соединенных Штагах. В 1920 году он едет на Сицилию и находит там "Телемское аббатство", которое решает превратить в магическую колонию, и воплощает свое решение в жизнь. В 1921 году, когда Кроули было сорок пять, он и Хирзиг провели некий ритуал, в ходе которого Кроули достиг ступени Совершеннейшего и стал, согласно своим тайным записям, богом ("Я шествую как Бог"). Он никому не открывал, что достиг степени Совершеннейшего, хотя много позднее, в 1929 году, намекнул об этом в журнале "Маджикал рекорд", который издавал частным образом. Впрочем, после трансформации Хирзиг обнаружила, что Кроули стал к ней плохо относиться. Вскоре он расстался с Хирзиг и нашел себе новую "блудницу в пурпуре", Дороти Ольсен. В 1922 году Кроули принял предложение возглавить Орден Восточного Храма. В 1923 году вследствие дурной репутации в прессе его изгнали из Сицилии, и он был вынужден покинуть свое "Аббатство". После странствий по Франции (где он сильно пострадал от передозировки героина), Тунису и Германии Кроули возвратился в Англию. В 1929 году в Лейпциге он женился во второй раз, на Марии Феррари де Мирамар. В последние годы жизни Кроули сильно страдал от ухудшения здоровья, наркотиков и финансовых затруднений. Он держался на плаву только за счет публикации своих сочинений, как художественных, так и исследовательского характера. В 1945 году Кроули поселился в одном пансионе в Гастингсе, где прожил последние два года своей жизни тенью своего прежнего мужественного "я". В эти последние годы жизни Кроули, через АРНОЛЬДА КРОУТЕРА, познакомился с ДЖЕРАЛЬДОМ Б.ГАРДНЕРОМ, английским последователем ремесла ведьм. Умер Кроули в Гастингсе в 1947 году. Среди других книг, опубликованных Кроули, большинство из которых представлено в данной теме, можно назвать следующие: "Дневник наркомана"; "Магия в теории и на практике", которая до сих пор считается одной из лучших книг по церемониальной магии; "Стратегем", сборник рассказов; "Равноденствие богов", где проводится мысль о том, что "Книга Закона" является основой новой религии человечества; "Книга Тота", где он дает свою интерпретацию карт ТАРО. "Исповедь" Кроули первоначально планировалась в шести томах, однако напечатано было лишь первых два тома. Обычно Кроули сперва договаривался об условиях с издательством, где у него были друзья, и только затем принимался за работу. Гранки и рукописи Кроули — копии ему писала Хирзиг, которой он диктовал текст под воздействием героина, — были потеряны или расхищены. То, что можно было найти, было собрано и издано Джоном Саймондсом и Кеннет Грант; в 1969 году эти рукописи вышли отдельным сборником. Себя Кроули в ряде своих сочинений называл "Мастер Терион" (Зверь), или "Брат Пердурадо" - Perdurabo, что означает «Претерплю до конца». Слово "магия" (magic) он писал как magick, чтобы "отделить науку магов от всех подделок". Некоторые современные оккультисты продолжают эту традицию. С Работами Алистера Кроули можно ознакомиться здесь:
  15. Не секрет, что всех Темных, как правило без различия направлений, субкультур и вообще каких-либо градаций, скопом, огульно относят к представителям каких-либо сект, что называется, "по-умолчанию". Для преодоления этого прискорбного обстоятельства нам просто необходимо разбираться в этом вопросе, если не для развеивания мифов о себе, то хотя бы для того, чтоб уметь отличать тех, кто это самое имя порочит. Под словом секта принято понимать религиозную группу, отделившуюся от основного направления и противостоящую ему. Не смотря на то, что в некоторых источниках понятие «секта» трактуется шире, например как любая группа (религиозная или не религиозная, отделившаяся или новая), имеющая своё учение и свою практику, отличные от господствующей церкви или идеологии, этот термин представляется нам не самым удачным и достаточно скомпрометированным. С нашей точки зрения, на современном этапе развития социологии имеет смысл говорить о деструктивных культах - и именно материалы о них собраны в данной теме. Деструктивный культ, или, если угодно, деструктивная секта — термин, используемый социологами, психологами, криминалистами, публицистами, богословами по отношению к религиозным, неорелигиозным и другим группам и организациям, причинившим (причиняющим) вред обществу или своим членам (материальный, психологический или физический), а также подозреваемым в потенциальной опасности причинения такого вреда. Грубо говоря это крайняя форма тоталитарной секты, когда подобные секты обвиняются в доведении до самоубийства и убийствах людей. Признаки деструктивного культа: С П И С О К П Р Е Д С Т А В Л Е Н Н Ы Х М А Т Е Р И А Л О В: Начнем знакомство с предметом с записи краткой беседы о современных сектах с Михаилом Валерьевичем Вершининым, социальным психологом, публицистом, специалистом по религиозным культам, консультантом по работе с жертвами нетрадиционных деструктивных движений.
  • Реклама

    Реклама от Google

  • Реклама

    Реклама от Yandex

  • Sape

×