Перейти к содержанию

LuciferKa

Тёмная Семья
  • Публикаций

    174
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

0 Обычный

Информация о LuciferKa

  • Звание
    Ночной Странник
  • День рождения 26.03.1992

Контакты

Информация

  • Город
    Сахалин седой...на Костях лежит
  • Род занятий
    Ученица 11-го класса
  • Интересы
    Joе Sаtriаni, Анхель де Куатьэ, Метал, киберготика, готика, трэш, стихи друзей, хорошие книги, луна, ночь, дождь, Тьма, кровь, страх, боль, смех, исскуство, философия, море, пирсинг, лингвистика, холодное оружие, японское оружие, японский язык, немецкий язык, мифология, оккультизм, Эзодера, эзотерика, фетешизм, гитара, демоны, Психоделика, сладости, чупа-чупсы, мармеладки, Luis Royо, анимэ (выборочно)

Посетители профиля

206 просмотров профиля
  1. Школьный бред. На уроках порой тааак скучно... А это Я и Моя Подруга (Я справа )
  2. LuciferKa

    Безусловно, если уметь с Ними общаться и знать подход, то Они- весьма дельные советчики и мудрые спутники на Пути :) С этим Я так же не соглашусь...
  3. LuciferKa

    Форум Тёмный. Не советую всё в штыки принимать =) Здесь многое обсуждается, много и разных Мнений здесь. Научитесь уважать друг друга :) А если Вы ушли во Тьму только чтобы "от христианства подальше", то примите Мои соболезнования... Лично Я считаю, что грехов у Них не существует, однако есть Свои соблюдения правил. Например Договоры... обеим сторонам не должно нарушать условия какого-либо Договора.
  4. LuciferKa

    Марк Райден создает мрачновато-жутковатые картины про детей и кровь. Это мир необычной, пугающей красоты Струйки и лужицы крови на его картинах так натуральны, что подержав их, впору осмотреть одежду и руки - не запачкался ли... Марка можно назвать самым готичным художником современности. Кристина Риччи, игравшая девочку из семейки Адамсов в одноимённом фильме, сама стала героиней одного из шедевров. У Марка Райдена есть фирменная фишка. Кроме подписи, из картины в картину переходят его особые знаки: глаз и шмель. Очень часто многие проводят параллели между творчеством художника Марка Райдена (Mark Ryden) и причудливыми персонажами из книги «Алиса в стране чудес» Льюиса Кэрролла. И Марку Райдену это льстит, ведь он считает себя истинным фанатом Кэрролла, и нисколько не возражает против такого сравнения. Марк Райден рос в творческой среде и с детства знал, что будет художником. Его юношеская заинтересованность искусством привела его в престижную школу искусств в Пасадене, на обучение в которой он выиграл стипендию. Здесь его страсть к иллюстрации, графическому дизайну и традиционной живописи стала основой для широкого ряда подходов, которые он использует в своей карьере вот уже много лет. На первый взгляд работы калифорнийского художника кажутся отражением сюрреалистических веяний. Однако Райден выбирает темы, которые несут культурные коннотации. Его интересует то, что разные люди и культуры считают священным. Картины Марка Райдена полны странных и непонятных символов, которые открывают дверь в тайную жизнь. Снова и снова встречаешь алхимические символы, религиозные знаки, первобытные пейзажи, элементы нумерологии и мировых религиозных традиций, а также изображение животных и большеглазых детишек. И те, кто внимательно смотрит на картины художника, понимает, что дети здесь вовсе не невинные ангелочки, а пытливые и жадные наблюдатели того, что взрослые пытаются скрыть. Зрителям передается авторский месседж относительно мира, где существа живут по принципу детской честности, об отношениях друг с другом и самими собой. Марк Райден исследует комфорт детства, где есть место воображению, способности удивляться миру, открытости новым идеям. Марк Райден в настоящее время живет и работает в Лос-Анджелесе, где он спокойно и счастливо отдается творчеству среди своих многочисленных коллекций статуэток, скелетов, книг, разных безделушек, живописных полотен и другого антиквариата. Работы Райдена выставляются в музеях и галереях по всему миру. ...«Я хочу предварительно отметить, в действительности это не я рисую свои картины. Это все Волшебная Обезьянка. Она приходит ко мне в студию поздно ночью, когда всем овладевает тишина. Непостижимые вещи происходят тогда, когда большинство людей спят. Я помогаю Волшебной Обезьянке, но почти все делает она. Наибольший мой труд – помочь ей появиться. Она чрезвычайно прихотлива. Правое полушарие мозга очень важно; я должен переключить свой ум из логического мышления на креативное, высвободить свободные ощущения. Если я начинаю думать много, то лучше будет пойти подремать или поиграться с сыном. Потому что все должно происходить непринужденно, почти бессознательно. Когда вы поверите – все состоится. Вы почувствуете это. Это как магия. Обезьянка приходит, стучит в двери, мы достаем краски и кисти из ящика, мы идем творить искусство»... Марк Райден [attachmentid=5955] [attachmentid=5955] [attachmentid=5955]
  5. LuciferKa

    И у Меня есть парочка... Быть может жестоко,но это как-никак демотиваторы=) [attachmentid=5947] [attachmentid=5948] [attachmentid=5949] [attachmentid=5952]
  6. LuciferKa

    Сколько сразу вопросов:)))) Прежде всего Он Мой Друг, и в Нем Я вижу обычного человека со Своими интересами и странностями, но есть в Нем некая "необычность", котору. объяснить Мне трудно... Ему свойственны резкие перемены настроения, часто ноет и жалуется, а иногда ведёт Себя черезчур эгоистично и самовлюблённо. Еще раз повторяю, не разбираюсь ни в вампирах, ни в мутациях... :sorry: но Вампир Он однозначно, Он только Мне рассказал, и Я Сама чувствую в Нём что-то такое...сильное и пока непонятное для Моего разума
  7. Я рисовала эти два рисунка с двух реальных Личностей. Собственно здесь присутствую Я, и один дорогой Мне Человек...
  8. LuciferKa

    Если честно не совсем Я разбираюсь в этих Вампирах:) с научной точки зрения у Него там мутация какая-то...или чего...умничать не буду:) цвет кожи бледный. Не как у всякого бледного человека,а такой...мертвенно-бледный...Я так поняла Мальчик еще и энергетик неплохой...
  9. LuciferKa

    Есть у Меня один хороший Друг...и Я совсем-совсем недавно узнала, что Он самый настоящий Вампир... Обычный парень, даже красивый Я бы сказала. И Он всегда ассоциировался у Меня с Дракулой...похож слегка. :vampiresse: По характеру этот парень не от всего Мира,нет, безусловно, адекватный и спокойный, но дома Он просто бешеный...крушит стены и с ножом бегает. И то и дело плачет,что надоело жить и с окна сбросится :hang: , то одержим манией захватить этот Мир. :D
  10. LuciferKa

    «За стеной» Бег времени, сквозь цель, увиденную после, Погаснувшим умом не в силах объяснить. Но тлеющей свечей, на брошенном погосте, Ты молвишь, уходя: «О как прекрасна жизнь!» Necro Stellar – “Over grave immortality” I Здравствуйте. Меня зовут Элен. Мне двадцать три года. Недавно я переехала в очень крупный город. Мегаполис с миллионами незнакомых лиц. Тысячи неведомых имен. Сотни тысяч не слышанных прежде фамилий. И я в этом городе совсем одна. Я снимаю однокомнатную квартиру на первом этаже панельного дома. Квартира у меня угловая, так что единственная соседка – милая старушка из соседней квартиры – не доставляет мне абсолютно никаких неудобств. Так что с соседями у меня не было никаких проблем, до некоторых пор... Одно из окон моей квартиры заложено кирпичом. Мне всегда было интересно зачем, но хозяева, сдававшие мне квартиру, и сами похоже этого не знали. И вот к этой самой стене с заложенным кирпичом окном недавно пристроили еще одну комнату. Сначала я думала, что это очередной магазин или аптека, но когда территорию вокруг новой пристройки обнесли деревянным забором, да еще и с колючей проволокой, я была очень озадаченна. Но я живу по принципу «Того, кто меня не трогает, я тоже не беспокою», так что вскоре я потеряла интерес к этому недосягаемому новшеству. Пока у меня не появились соседи... II Их трое. Двое мужчин и одна девушка. Кажется, это что-то вроде театра, потому что они постоянно ведут какие-то заумные разговоры, читают стихи – нет, вы не подумайте только, что я подслушиваю, просто видимо в этой пристройке какая-то сумасшедшая акустика, и мне в своей комнатушке все отлично слышно. Я лежала на диване и читала книгу. Дешевый женский роман – остался от прежних хозяев. Вот уж чего никогда не пойму, так это того, что такого интересного наши девицы находят в этих дешевых романчиках. Ну так вот, я как раз остановилась на том моменте, когда Антонио признавался Марии в том, что у него есть другая семья и даже двое детей, и он должен уйти в ту семью, дабы воспитывать своих детей. На что Мария, вся в слезах и растекшейся туши, рассказывала, что ждет от него ребенка. Бла – бла - бла... - Кто вы? – от неожиданности я даже вздрогнула. - Кто вы и как вас зовут? Назовитесь. – громкий мужской голос, внезапно прозвучавший из за стены, меня изрядно перепугал. - Добрый день, – мужской голос, но уже другой – более тихий и слабый, - Я Скрипач. - Нет, постойте – постойте. Вы говорите, что Скрипач, но пришли без инструмента. Где же то, на чем вы играете? - А я и не играю. У меня нет струн. Я Скрипач Без Струн. - Боже мой! Боже мой! Ничего не понимаю! Вы меня вогнали в огромнейший конфуз... О! А кто вы, небесное создание? Забавный разговор. Намного интереснее какой-то бульварной книжонки. - Здравствуйте. Меня зовут Эм. – милый приятный девичий голосок, - Я нимфетка. Ух ты. Мне это нравится все больше и больше. - И вы что, никогда не любили мужчин? – воскликнул Скрипач. - Ну если только этот мужчины были одеты и накрашены как женщины. А теперь я попрошу представиться вас, господа. - Скрипач Без Струн. - Боже! Ну и компания подобралась! Повелитель Желаний к вашим услугам, ангельское создание. - Очень приятно. Нимфетка Эм. Затем они видимо обменялись рукопожатием. - Мне кажется, что наш союз обещает быть интересным. – сказал мужчина, назвавшийся Повелителем Желаний, - Очень интересным. О, да! Интересным. Вы меня очень заинтриговали господа соседи... III А вы знаете, что такое одиночество? Только не путайте, пожалуйста, его с непониманием. Вы знаете, что такое ПОЛНОЕ одиночество? А я с ним живу... Я переехала в этот большой город, потому что... Хм... Сейчас даже точно не помну почему. По моему, мне казалось, что здесь больше перспектив устроить свое будущее наилучшим образом. Или я просто хотела сбежать. От самой себя. И от своего прошлого. У меня были на это причины... Ну вот, собственно, и сбежала... В принципе, здесь мне нравится гораздо больше, чем в том городе, где я жила прежде. И здесь и правда больше перспектив. Больше перспектив сойти с ума. Я здесь уже три года и у меня абсолютно НЕТ никаких знакомых и друзей. Отчасти, я и сама в этом виновата. Но, повторюсь, у меня есть на это причины. Вот интересно, а какие профессиональные перспективы могу быть у простой библиотекарши?.. Больше никуда устроиться не получилось. Здесь не любят приезжих. Впрочем, как и в любом другом мегаполисе. А в библиотеки сейчас почти никто не ходит... Когда я устаю читать, то просто сижу и смотрю в одну и ту же точку на противоположной стене. Периодически передвигаю свой рабочий стол, чтобы менять эти самые точки. Новая стена – новая точка. Ну хоть какое-то разнообразие. Иногда могу спеть. Потолки в залах высокие, так что акустика здесь отличная. Только вот голоса у меня нет, так что я и сама быстро устаю от этого музыкального вакханалия. Иногда просто сижу и плачу. Не от горя, нет, а просто от скуки... После работы прихожу домой. В пустую квартиру. Пью чай. Смотрю в окно. Опять читаю. Ложусь спать. Одна. Желаю себе приятных снов. Одна. Одна. Совсем. Но теперь у меня есть соседи. Очень приятное нововведение в моей пустой жизни. Сейчас, например, из-за стены доносится прекрасное пение: Мне птица пела в роще песню О том, что не придет весна, О том, что больше не услышу Сей птицы песню в роще я. Мне ветер нежно гладил руки И умолял его простить, Сказал, что нашей с ним разлуки Не в силах будет пережить. Калитка скрипнула печально И кто-то крикнул мне «Прощай!..» Я в белом траурном саванне Иду искать дорогу в рай. ______________________________ ..._________________________________ - Браво! Браво, мой ангел! Аплодисменты из соседней пристройки вывели меня из оцепенения. У этой Эм такой приятный голос... Я провела рукой по лицу. Боже, я и не заметила, что плачу!.. Кажется, стала слишком впечатлительной. Хотя нет. В моем положении еще и не до того можно дойти. Просто не нужно выворачивать мои чувства наизнанку. Пусть и таким «поэтическим» способом. IV Сегодня на улице гроза. У меня выходной. Я лежу на диване в своей темной квартире и слушаю стук капель дождя о мой единственное окно. Ветки дерева бьются о стекло с новыми и новыми порывами ветра. Темно. За стеной заиграла скрипка. Сначала тихо, а потом все громче и громче. Словно ветер... - Тебе больно? – спрашивает за стеной Скрипач. - Да, - отвечаю я про себя. - Да, - отвечает вслух Нимфетка Эм. - Скрипач нашел свои струны, – думаю я про себя. - Ты нашел свои струны? – спрашивает за стеной Повелитель Желаний. - Да, нашел. Но мне они не нравятся. Я их потеряю. - Находишь, а потом снова хочешь потерять? – вскрикивает Повелитель – Вот уж абсурд! Скрипач без струн – вот уж нелепость! - Все, что мы находим - мы в конце концов теряем, - думаю я. - Все, что мы обретаем – мы в итоге теряем, - говорит Скрипач. Забавно. Мои мысли... Их слова... - Скрипач без струн... Бред... Абсурд... Ты молвишь, уходя: «О как прекрасна жизнь!..» - поет Эм. Скрипач играет. Я смотрю в окно. - БЕЗ СТРУН. Нет, это НЕРЕАЛЬНО! Дует ветер. - О как прекрасна жизнь... - Абсурд... Бред... Абсурд... Скрипач играет. - Это НЕРЕАЛЬНО! Нереально... - Молвишь, уходя... Я смотрю в окно. - НЕРЕАЛЬНО... Скрипач играет. - О как прекрасна жизнь!.. V Говорят, что жизнь – короткая штука. Но почему тогда эти пустые и серые дни длятся так долго?.. Возвращаясь сегодня из магазина – для разнообразия пополняла свои продовольственные запасы – я решила все-таки выяснить, кто такие, эти мои загадочные соседи? Высокий деревянный забор. Грубые неотшлифованные доски. Поверху натянута колючая проволока. Никаких вывесок и объявлений. Ни одной щели, чтобы заглянуть внутрь этого маленького деревянного квадрата. Но самое забавное – это то, что ни двери, ни калитки, ни какого-либо другого выхода из этого замкнутого пространства нет. Я постучала. Никто не ответил. Я постучала еще. Я колотилась в этот проклятый забор снова и снова. Кто они? В конце концов, я имею право это знать, ведь я их соседка! Ничего. Никого. Все без толку. Только зря испачкала руки. ______________________________ ..._________________________________ Но вечером я слушала их снова. Поздно вечером, когда я уже переделала все свои домашние дела, они появились вновь. Забавно, но они всегда приходят вовремя. И говорят то, что я хочу услышать. Ну, или хотя бы то, что мне бывает интересно слушать. - Давайте сегодня представим, что мы – это не мы, а те, кем мы никогда не были! – Повелитель Желаний как и всегда пребывал в своем возбужденно – истерическом состоянии, - И представим, что испытываем такие чувства, которые никогда не испытывали! - Хм... Весь заманчивое предложение, - отозвался вечно скучающим тоном Скрипач Без Струн, - Принимаю! - Да, я тоже считаю, что из этого получится нечто занимательное, - прекрасный голос Эм, - Я представлю, пожалуй, что я женщина, которая любит мужчин. - А я... А я тогда буду чопорным ученым! Стану таким серьезным и буду размышлять об умных вещах! – кричал повелитель, - Вот умора! Ха – ха!.. - А я тогда... Э... Я стану девушкой, одинокой молодой девушкой! Нда... Ну что ж, это и в правду обещает быть интересным. - Отлично! Отлично – отлично! Итак, роли выбраны! Так давайте же начнем наш абсурдный перфоманс! ______________________________ ..._________________________________ - Сегодняшнюю ночь я провела с ним. Он был бесподобен. Впрочем, как и всегда. - Жизнь. Да, а что такое жизнь? Давайте же поразмышляем на эту тему. В моем понимании (а я постарался взглянуть на данную тему с научно – исследовательской точки зрения), жизнь – это некая последовательность биологически – эзотерических человеческих составляющих. - Слишком серо. И пусто. - Началось все с того, что он пришел ко мне домой с шикарным букетом алых роз. Знает, чем подкупить девушку, чертов дьявол. Мы выпили вина... - Но ведь если абстракционироваться ото всех предрассудков, то мы увидим, что жизни, как самостоятельного явления, не существует. Существует просто очень длинная смерть. Слишком длинная для такого пустого сосуда, как «человек». - Бессмысленно и глупо. - Он аккуратно положил меня на кровать. И медленно раздевал, осыпая мое тело страстными поцелуями. Его сильные мужские руки изучали каждый миллиметр моей кожи, моего тела... - Многие утверждают, что некое чувство, называемое «любовью», продлевает такой биологический процесс, как жизнь. Но друзья мои, это же форменный бред! если разобрать эту ситуацию более детально, то мы с вами увидим, что «любви» как таковой и не существует вовсе! Существует дружба, взаимопонимание, привычка, близкое общение, секс, гормональные всплески, которые собственно и составляют в совокупности «любовь». Ну так а что же тогда эта самая любовь? - Утопия. Сумасшествие. - Он сжимал меня в своих крепких объятьях так страстно, что я кричала, стонала. О, его идеальное накаченное мужское тело! Его жар... Сводили с ума... - А жизнь, в конце – концов, продлевает вовсе не так называемая «любовь», а деятельность гормонов в человеческом организме. - Не могу заглушить эту тишину... - Слишком горячо... Он хрипел и стонал... Сумасшествие... - Так что с прискорбием вынужден сообщить, мои многоуважаемые друзья... - Я схожу с ума... - Всю меня... Возьми всю меня... - Любовь мертва!.. - Одиночество... - Владей мной... - Она и не жила, если рассматривать жизнь с практически – биологической точки зрения. - Одиночество... - Всей, без остатка... - Так что, друзья мои! Дружите, общайтесь, занимайтесь любовью! Вырабатывайте гормоны для поддержания жизни. Ну или, если быть точнее, для продливания своей и без того длинной смерти. - Одиночество... - Целуй меня... Да, так... Снова и снова... - И не нужно делать такое выражение лица, будто вы и не подозревали о существования такой доступной истины... - Одна... Совсем одна... - Твои руки... Сводят с ума... - Любовь мертва... - Совсем, совсем одна... - Да! Да! Да! Я твоя, вся твоя, мой дьявол!.. - Жизнь – есть смерть... - Одиночество... - Да! Да! Да!.. - Простая истина... - Одиночество... Простая, очень простая истина... - Да!.. - Одиночество... - Истина... - Да!.. - Одиночество... - ОДИНОЧЕСТВО, VI Да, мысль об одиночестве становится навязчивой. Еще бы! Три года в беспрерывной изоляции, с тяжким бременем гнетущего прошлого... Вы спросите, почему бы мне не завести молодого человека? Не влюбиться? Извините, но я не верю в любовь. Все, что угодно, но только не она. Любовь – лишь удачная выдумка поэтов, художников и музыкантов. Инфернальная муза, абсолютно не применимая к реальной жизни. Я не верю... Все дело в моем прошлом. Точнее, в той причине, из-за которой я убежала из своего города. Да, я любила. Лишь раз в своей жизни я полюбила, полюбила так сильно и самоотверженно, но это любовь едва ли не убила меня. Навсегда лишила меня души. Просто мужчина, о котором я всегда мечтала, которому хотела посвятить всю свою жизнь, самый любимый человек в моей жизни оказался геем. Забавно, не правда ли? Но мне тогда не было смешно... И вот теперь я здесь. Одна. Одинока. Ноя так уже привыкла. Не чувствовать себя частью мира. Частью социума. Частью жизни. У меня даже телевизора в квартире нет! Сначала мне не хватало денег на его покупку, а потом он оказался мне совсем не нужен. Если появится желание, то лучше послушаю свою любимую музыку. А если вдруг захочу почувствовать себя частью общества, мира людей, то просто буду кататься в каком-нибудь битком – набитом автобусе. Да, совсем полном. И буду дышать одним воздухом с ненавистными мне людьми, буду прижиматься к их потным жарким телам, телам безумных животных, по обществу которых я иногда так безумно скучаю! Я ненавижу вас, люди! Но я, черт побери, часть вас и мне нужно ваше проклятое тепло и признание! Ваша тупая и лживая любовь!.. Забавно, ноя по – своему счастлива. ______________________________ ..._________________________________ - Небесные параллели сходятся воедино и горизонт исчезает. Твой крик поглощает другие звуки. Мы с тобой одной крови. Моли меня, зови меня, и я тебя услышу. И явлюсь из недр твоего сознания. Я – Повелитель Желаний. Я готов исполнить любую твою прихоть. Проси чего хочешь, мое небесное дитя. И я исполню это. - Задуши мое одиночество, - шепчу я, и не надеясь, что мой громкоголосый сосед услышит мой шепот. - Будет исполнено, мое дитя... VII - Просто так получилось. Просто меня не любили. А я этого хотела. Мужчины... Они все такие пафосные, гордые. Одинаковые. И на самом деле – никчемные. Просто однажды я решила, что не буду их любить, а может быть, я просто поняла, что не могу их любить. От природы. Но и женщину подходящую я найти не смогла. И вот я осталась одна. Но мне так очень нравится: зависеть только от своих желаний, не забивать голову чужими проблемами, не под кого не подстраиваться. Глупая любовь... Никчемная любовь... Я исключила ее из своей жизни. Вычеркнула этот болезненный пунктик. Эгоизм? Да, я эгоистка. И за это я себя люблю. Может быть это и мерзко, но я не испытываю к другим людям никаких чувств, кроме неприязни и отвращения, а намерения у меня по отношению к ним чисто «пользовательские». Как бы кого использовать с наибольшей выгодой для себя родимой... Мужчин я использую исключительно как предмет быта: когда нужно затащить в квартиру что-нибудь тяжелое, что-то починить. Для всего остального они чрезмерно глупы. Не все конечно, но подавляющее большинство. А вот женщин... Женщин я использую для удовольствия. Ну все же мы в конце – концов животные! Я не виновата, что родилась такой изящной и хрупкой. Внутри я очень сильная и жестокая. И никто не в силах сломить меня, кроме меня самой. VIII Я помню, как однажды решила умереть. Открыла окно. Села на подоконник, свесив ноги в разверзшуюся подо мной пропасть. Просто упасть... Просто наклониться вниз... А дальше моя боль сама утянет меня в холодную бездну, точно якорь... Упасть ради него... Ему не нужна женщина, жена... Только подруга... Моя любовь его тяготит... Ему тяжело видеть, как я увядаю от этих безответных чувств... Я освобожу тебя... Чтобы тебе было проще жить... А мне проще умирать... Холодный ветер развевал мои волосы, гладил мою кожу, иссушал мои слезы. Напрасно... Напрасно чего-то ждать... Я уже нагнулась над пропастью, уже задержала дыхание перед последним прыжком, последним падением, как вдруг чьи-то руки обхватили меня за живот и потащили обратно в комнату. Знакомые, такие до боли знакомые руки... Я и забыла, что у него есть ключ от квартиры... Я вырывалась, кричала на него, била его, сильно и долго. Он терпел. Била, пока не упала на пол от бессилия. Так нежно обнял меня... Знакомый одеколон... Боже! Ну я же знаю его всего! Каждую его привычку, жест, интонацию, аромат... Его всего! Он должен быть моим! МОИМ! Такой родной... - Ты ведь нужна мне... Ты ведь моя лучшая подруга, - слышала я его шепот сквозь свой крик. ПОДРУГА. Тогда я прогнала его из своего дома навсегда. И из своей жизни тоже. И на следующий день уехала из города. А через год я узнала, что он умер от лейкемии. ______________________________ ..._________________________________ От него у меня ничего не осталось. Только кровоточащая по–прежнему рана в душе и привычка сидеть на подоконнике. Я помню его. Всего. Всегда. И ненавижу себя за его смерть. Я виновата... На всякий случай в новом городе я купила квартиру на первом этаже. А то вдруг... И сейчас я сижу на подоконнике своего единственного окна. Из приоткрытой створки дует мой любимый ветер. Осенний, с привкусом смерти. Такой знакомой... И такой любимой... А из соседней комнаты доносится до боли печальный голос Скрипача: Ты хочешь уходить? Так уходи... Твоя родная пропасть тебя ждет. Ты просишь помощи? Прости, я разучился помогать. Уйди же прочь, в свой темный мир - Ты так всегда была мрачна!- Твоей осенней темнотой Задушена моя весна. Тот темный мир! Тот вечный смрад! То место истинно твое!.. Там ветра нет... Там есть лишь страх... Пред смертью я простил тебя. IX Зачем я бегу от себя? Зачем пытаюсь себя не замечать? Зачем стараюсь казаться сильной? Зачем прячу свою боль, ведь от этого только хуже? Зачем играю сама с собой в лживую и нечестную игру? Почему? Почему я сейчас одна, в своей пустой и темной квартире, сижу на полу и плачу? Что случилось? Зачем, зачем я упорно пытаюсь забыть свое прошлое, ведь оно здесь, на моих ладонях, в моих линиях, которые я сейчас пытаюсь перерезать ножом? Почему? - Милая моя, не плачь. - Скрипач! Пожалуйста... - Я знаю, понимаю, как тебе сейчас больно, как ты сейчас переживаешь из-за своей потери. Он понимает, понимает меня! Мы должны быть вместе! Почему же я по эту сторону проклятой стены? Без них? - Мы найдем, найдем нашу потерю. Я колочусь в стену, сдираю с нее обои, лишь бы только быть ближе к ним. - Пустите! Пустите меня к себе! - Ну-ну-ну! Зачем же так убиваться? Не плачь, моя милая... Нет, не могу остановиться... Он знает... - Я с тобой, всегда с тобой рядом. Да... Вы нужны мне все... Вы мои друзья... Не оставляйте меня... - Мы найдем нашу потерю, наши струны. Моя милая, любимая СКРИПКА. X Вы не замечали, как быстро одинокий человек привыкает к чему-то новому? С каким трепетом, томлением и нежностью принимает он новизну, особенно когда это новизна чем-то ему близка? Или по крайней мере не отталкивает его. Безразлична к нему. Вот и я так нежданно и страстно привязалась к своим новым соседям. Заполнила свою пустую жизнь их проблемами, их словами, их новизной. Отныне я воспринимаю их как родных, жду нашей очередной встречи. Слышу их голоса, и на душе становится тепло и уютно. Уютно. Так давно этого не ощущала. Домашний уют. Дом. Наш дом. Разделенный стеной. Мы живем рядом уже четыре месяца. Семья. Они семья. А я изгой. За стеной. ______________________________ ..._________________________________ Я сижу в библиотеки за своим рабочим столом. Смотрю на гвоздь, вбитый в противоположную стену. Новая точка. Мои ладони до сих пор болят и немного кровоточат. Тогда я очень сильно их порезала... Я думаю о них. Жду. Нет больше сил. Уже обед. Посетителей нет, не было и не будет. Сил больше нет ждать. Все. Библиотека закрывается. ______________________________ ..._________________________________ Я помню, как они кричали. И запах этот тоже помню. Помню, как больно дым резала глаза. И помню, что потом от них осталось... Ждете моей истории? Она страшна. Да и зачем вам знать, кто я? Остался бы «темной лошадкой» в нашем веселом обществе. Но так и быть, я ведь уже начал. Мы жили в деревни. Вся моя большая семья. Тихая и спокойная жизнь... А потом пришла война. Они ворвались в нашу деревню совсем внезапно. Никто не знал, что оборона прорвана и немцы зашли уже так далеко. Они загнали всех жителей деревни в один большой сарай. Всю мою семью. Я был на речке, когда пришли они. Люди горели. Кричали. Рыдали. Вопили. Сгорали заживо. А немцы стояли вокруг полыхающего сарая и наблюдали. За грамотностью смерти своих врагов. Никто не должен был сбежать из сарая. Я тоже смотрел. Испуганно выглядывал из-за деревьев. Ничего не осознавая от шока. Помню их запах. Точно аромат свежевыпеченного хлеба. Отравленный привкусом смерти. Вопли быстро смолкли. Пламя быстро прогорало. Немцы ушли. На кострище не было ничего. Только серая пыль. Даже кости сгорели... Я, маленький испуганный мальчик, плакал и прижимал к себе горсти сухого праха, зарывался в него лицом, будто таким образом пытался оживить своих умерших близких, искал их родного тепла, выл и стонал от боли потери. Но не было никого. Только маленький пушистый шмель прилетел на кострище в поисках чего-то. Я поймал его и посадил в стеклянную банку. Мой маленький Крылатый Тигр... Я долгое время скитался по опустевшим деревням и городам. Я научился быть незаметным. Стал призраком. Я приспособился к военной жизни. Полюбил ее. Даже достал себе немецкий самокат. Новый и блестящий. Мы начали жить хорошо, я и мой Крылатый Тигр. В одном из разрушенных городов я даже стал главарем одной банды, шайки детей, чьих родителей убили так же, как и моих. Я исполнял их желания. Приносил им все, чего они хотели. Прямо под носом у немцев... Никто не заметит маленького хрупкого мальчика с самокатом. Мальчика - призрака. Повелитель Желаний... А потом война кончилась. Я не был рад. В новом мире я не был никому нужен. В новом мире я стал опять маленьким несчастным сиротой. И не был уже Повелителем. Я всем сердцем любил войну. Мой Крылатый Тигр умер... Как же я тогда был разочарован... ______________________________ ..._________________________________ Быть может только история. Не моя история. Но утром на подоконнике я нашла стеклянную банку. Внутри нее летал маленький пушистый шмель. Крылатый Тигр... XI Я не знаю, говорят ли они правду или все это только театр. Я знаю лишь, что верю им. И принимаю их безумные представления. Они отличные актеры. В детстве я тоже хотела стать актрисой... Но что-то не заладилось. Что-то пошло не так. Причина еще там, в моем детстве. У нас была отличная семья. Папа был бывшим военным, мама преподавала литература в школе. В нашей семье я была единственным ребенком и вся любовь и забота доставались мне. Мы наслаждались тихим семейным счастьем. Пока от нас не ушел отец... Я так и не поняла, в чем заключалась причина постоянных ссор родителей. Знаю лишь, что дело тут точно не в измене. Когда отец ушел, мне было всего восемь лет. Мама же потом никогда не разрешала мне говорить о папе. Уход отца из семьи вверг ее в страшнейшую депрессию. Она начала пить. Маму уволили из школы, а за мной навсегда закрепилась дурная репутация дочки алкоголички. Друзей в школе я завести так и не сумела. Мама старалась бросить пить, старалась не напиваться при мне, постоянно извинялась. А потом свою любимую фляжку своего любимого коньяка... Видимо отец платил большие алименты. Нехватка отцовского воспитания, трудное детство, постоянные издевательства в школе, неудачная любовь, попытка самоубийства, абсолютное одиночество... О, да! У меня куча причин, чтобы любить свою жизнь! И куча причин ненавидеть людей, которые в итоге и сломали мою жизнь... Какая уж тут актерская карьера... Но теперь я не одна. Не знаю, говорят ли они правду или все это театр, но я им верю. Я ими дорожу. Они мои родные люди. Моя семья. Повелитель Желаний исполнил мое желание... ______________________________ ..._________________________________ Повелитель Желаний: Орел. Тень орла парит по сухой потрескавшейся земле. Безветрие. Он гордо парит над опустевшей землей. Одинокий в своем надменном полете. Одинокий в безоблачном небе. Одинокий на сухой земле. Гордо парит... Нимфетка Эм: Девушка в белом платье. Бледная кожа, светлые волосы. Невинна. С блюдцем в руках. В блюдце молоко. Она будет кормить им своих демонов. Или своих друзей. Скрипач Без Струн: Мост. Я стою на мосту. Подо мной падший мир. Разрушенные здания. Искореженное ржавое железо. Ветер воет в сломанных трубах. Лужи токсического дождя. Грязь. Никого. Я на мосту. Я один. Мир пал. Мир разрушен. Будущее – утопия. XII Они художники. Они рисуют своими словами в моем воображении волшебной красоты картины. А я рисую их на стенах. Кровью. Вот тень орла, вот молодая девушка в белом платье с блюдцем молока в руках, вот мост, а под ним падший мир. А посреди всего этого я . На подоконнике в банке тихо жужжит шмель. Уютно. Я наконец-то не одна в своей квартире. Я не хожу на работу. Я не могу. Я хочу быть с ними. XIII Мир меняется. Моя жизнь трансформируется. Я чувствую это, почти физически. Теперь уже все не так. Я в маленькой комнате. Вокруг меня мир. Живой. Огромный. Переполненный голосами, звуками, чувствами, людьми... Такими чужими... Но такими любимыми... Я одна, закрыта в своей комнате, клетке... Дверь заперта, я не могу выйти... Не помню, как открывается дверь... Не помню... Я одна в своей клетке. А вокруг люди. Такие живые... Я изгой. Ничтожество. Такая пустая. Серая. Никчемная. Неинтересная. Одинокая. Ненавижу себя. Мерзко. Быть собой. Видеть все своими глазами. Дышать своими легкими. Чувствовать своей кожей. Жить СВОЕЙ жизнью. Никчемной... Пустой... Одинокой. Ненавижу... Я изгой. XIV - Погосты горят. Тушите погосты! Несите воду! Тушите! Скорее! Тушите! Вода! мне нужна вода... Ванна... Ведро... Тушить... Вода... Я уже несу... Погосты... На моей стене горящие погосты... Тушить... Вода... - Стойте! Замрите! – Нимфетка Эм – Она идет. Возрадуйтесь же! Смерть идет! На колени, страждущие! Я падаю на колени. На мокрый пол. Вокруг лужи. Со стен стекают капли воды, размывая мои горящие погосты... - Кланяйтесь! Кланяйтесь ей! Она пришла освободить нас! Наша милосердная королева! Слава Смерти! Слава! Слава!.. Слава... Нет! Нет! Нет!.. не могу... Сил больше нет... Она не хочет забрать меня... Опять не хочет... Почему?.. Я лежу на мокром полу и рыдаю, кричу, захлебываясь пролитой мною водой. Холодно. Погосты... Размыты... Я рисовала их... Кровью... Она не пришла... Я не живу. Я просто медленно умираю. Очень медленно. И мучительно. XV - Забудь – Скрипач Без Струн. - Забыть? Но мне страшно. - Страшно? Чего ты боишься? - Я боюсь тишины. И сильных людей. А еще я боюсь дыма. И войны. И Северо–Западного ветра почему-то боюсь... И когда догарают свечи, и колючек кактуса, и ровных углов, и шепота, и точек, и глупых книг тоже боюсь... Яркого сета, немых потолков и стен с обоями боюсь... - Ну тогда представь, что ты на поле. Видишь поле? - Да. - Рисуешь поле? - Да. - Ты на поле. Восход Солнца. Легкий южный нежный ветер. Тихо. Тепло. Счастье. Ты любима всем миром. Уют. Радость. Теплота. Счастье. Любовь. Представила? - Да. - А теперь забудь. Должна же ты хоть что-то забыть! - Почему забыть? - Да потому что все это УТОПИЯ! - ... - Я разве не говорил тебе, что я утопист?.. XVI - Все кончено,- сказал, входя в зал, Повелитель Желаний, – Апокалипсис настает. - Как? Уже? – Скрипач Без Струн, - Почему сейчас? Отчего вы так думаете? - Я видел его. Антихриста. Такой высокий и худой. Без лица. Крест на лице. Я сразу же понял, что это он. Антихрист... Ну он же вроде как должен был прийти... - Уже пришел? - Да... Да вы посмотрите, в конце концов, в окно! Небо в тучах, грязный снег... Дома рушатся! Серые громадные здания! Все это пепел, прах... Все умрет, все... - А я то думал, почему же в моей душе стало так пусто и тихо. Почему скрипка не поет. А она, глупышка, чувствовала его приближение, бедненькая... - О, Скрипач! Мне жаль твою Скрипку! И нас мне тоже жаль! И я знаю точно, что сейчас заплачу... Но ведь ничего не поделаешь... Апокалипсис... - Да что же это такое! – воскликнула Нимфетка Эм, - Можно ведь попытаться спастись! - Нет, Эмма, - сказал Скрипач, - это утопия. - Ничего подобного! Человек – тварь живучая, где только не выживала! Люди! Вставайте! Апокалипсис настает! Закрывайте окна! Запирайте двери! Зажигайте свечи! Давайте же! Я вскакиваю с пола и бегу за свечами. Много, много свечей, чтобы пережить весь Апокалипсис. - Успокойся, мое милое дитя. Маленькая Эм. Слышишь, вот уже и хор детских голосов запевает адский гимн. Видишь, за окном кружится белый пепел? И холод... Дьявольский холод... Пора. Мы изжили себя. Пустота... - Да... Наш путь окончен. Калитка на замке. Пусто... - Да? А как жаль... Я думала, мы еще сможем ЕЕ спасти... - Она уже пуста. Садитесь все ближе, последние мгновения жизни, как – никак... Эмма, спой нам на прощанье... XVII Ржавые мысли Немые проспекты Солнце не светит Прохожих не видно. Я лежу на сыром полу. Вокруг меня содрогаются догорающие свечи. Похожи на огненные болотные кувшинки... Стены, мокрые грязные стены, без обоев, с исказившимися образами, нависают надо мной. Мрак в подворотнях Грязь на асфальте Мрак и утопия Белое платье. За окном кружится белый пепел... Снег... И дует ветер. Северо – Западный, со стороны моего родного города. Страшный ветер... С запахом пугающего прошлого. Облезшие стены Потухшие свечи Гул сумасшествия Разбиты колени. Поют. Они поют... Нимфетка Эм... У нее такой красивый голос... И ей кто-то подпевает. Такой тонкий детский голосок. Маленький одинокий ребенок. Девочка, лишенная детства. Одинокая. Обиженная девочка из прошлого. Без души... Сирена тревоги Выстрелы, крики И тишина... Ветер не дышит. Одиночество. Утопия. Смерть. И ТИШИНА. Я закрываю глаза... XVIII Он играет. Плавно водит смычком, рождая божественную музыку. Но ведь у скрипки нет струн! Это его душа... Она его душа... Неполноценная, искалеченная. Рождают такую прекрасную и до боли печальную музыку. «Я привык к лишениям. Я с ними сжился». Быстрое, не уловимое глазу движение легких крыльев. Он летает, порхает... Она ослепительно прекрасна. Ее голос подобен ангельскому. Но внутри ее разъедает ненависть и отвращение ко всему живому. Так случилось. Такова жизнь. И такова отныне она. «Любовь мертва». Пушистая шерстка. Желтые и черные полоски. Прозрачные крылышки трепещутся, порождая гулкое жужжание. Приятное жужжание. Уютное... Маленький хрупкий мальчик с самокатом стоит посреди разрушенной и опустевшей деревни. Печально ухмыляясь. Несчастное дитя без детства. Слишком быстро повзрослевшее. С тяжелым грузом ужасного прошлого. Оставленный жить. В мире – утопии... Медленно умирать... «Я исполню любое твое желание» Тихо... Не слышно жужжания... Он лежит на дне стеклянной банки. Он мертв. Ужасно тихо. «Ох, как же я тобой разочарован...» «Сломать меня не может никто, кроме меня самой» «Потери... Слишком привычно» Он мертв. Все мертвы... Бледный мальчик... Девушка с блюдцем молока в руках... Сломанный Скрипач... Слишком тихо... ТИХО... «Ох, как же я тобой разочарован...» XIX Меня разбудила тишина. Такая ужасная и непривычная. Абсолютная. Нет, такого не может быть. Я встаю с мокрого грязного пола. Вокруг разбросаны потухшие огарки свечей. Я подхожу к стене. Уродские насмехающиеся надо моей ничтожностью образы взирают на меня. А когда-то они были прекрасны... Но самое ужасное не это. Самое страшное – это тишина. Всепоглощающая и всепожирающая. За стеной ни звука. Нет... Там никого нет... Тишина... Ненавижу... Не могу больше выносить... Я прислушиваюсь изо всех сил, прижимаясь лицом к грязной стене. Ничего. Никого. Они мертвы. Апокалипсис... Не может этого быть! Я начинаю расцарапывать кирпич, которым заложено злополучное окно. изо всех сил... Оставляя на безразличном ко всему камне кровавые отпечатки. Мне становится плохо от одной мысли, что их там нет. Я содрогаюсь от одной лишь мысли, что они ушли, оставили меня одну, опять одну... Я схожу с ума от одной мысли, что они мертвы. Они мертвы. А я жива. Нет... Не выносимо... Я должна идти к ним... Проверить. Узнать. Но я не помню, как открывается дверь. Проклятая дверь! Заперта! Окно... Да, я должна разбить окно... Кровь. Все руки в крови, но окно разбито! Я иду к вам! Иду, мои друзья!.. Холодно... На улице чертовски холодно... Зима, а я всего лишь в одной белой ночной сорочке... Все равно. Я должна идти к ним... Забор... Чертов забор! Нет двери! Ни единой щели! Проклятье! Я перелезу... Руки и ноги болят от ссадин и заноз... Сорочка порвалась о колючую проволоку... Я вся в грязи... Но я перелезла. XX Пусто. За забором было абсолютно пусто. Пристройки не было. Я стояла на холодном снегу абсолютно босая, в тупом шоке осматриваясь вокруг. Вот стена моего дома, вот мое окно, заложенное кирпичом. А ИХ нет. Их нет... Не может этого быть... Я упала на грязный обледеневший снег. Их нет... И не было!.. Я... Я сама их придумала... Они всего лишь моя выдумка!.. Порождение моей фантазии!.. Ха – ха – ха!.. Я лежала в грязи и заливалась диким безумным смехом. Вперемешку со слезами отчаяния. Смеялась до хрипа, до кашля, захлебываясь слезами. Слезами безумия. Их нет, нет, НЕТ! Не может быть!.. Я одна, я все это время была одна... Немыслимо... Но я не смогу жить опять в одиночестве... В ПОЛНОМ одиночестве... Они были моими единственными друзьями... Моей семьей... Моим всем! Но их нет... Не было... Нет... Я поднялась и побежала. Я найду их... В этом городе... Полно людей... Они просто ушли... Ненадолго... Я бегала по улицам города в абсолютном сумасшествии и кидалась на прохожих, надеясь узнать в них своих любимых соседей. Не вы! Не вы! Не вы! Проклятье! Нет! Нет! Это утопия! Их нет! Не может быть!.. «Сломать меня не может никто, кроме меня самой» Эмма! Где вы?! Я не вижу вас!.. «Не плачь, не плачь моя милая! Я понимаю твою боль...» Скрипач! Я здесь! Я иду к вам!.. «Ох, как же я тобой недоволен, как же я в тебе разочарован, мое ангельское дитя!..» Повелитель Желаний!.. Нет!.. Не уходите! Не надо... Я не могу... Я так больше не смогу... «Мне ветер нежно гладил руки И умолял его простить, Сказал, что нашей с ним разлуки Не в силах будет пережить» Прочь... Не нужно издеваться... Где вы... «Там ветра нет... Там есть лишь страх...» Голоса... ГДЕ ВЫ?!! Одиночество... Невыносимо... Смерть... «И тишина... Ветер не дышит» Мост... Падение... Леденая вода... Я мертва.
  11. LuciferKa

    Мне мама посоветовала почитать этого автора еще три года назад)) Сразу прочитала все шесть книг,начиная с первой книги"Схимник" и вот недавно прочла оставшиеся две книги. Появилась привычка читать их постоянно...и каждый раз я открываю для своей души что-то новое...
  12. LuciferKa

    «Танец с тенью» «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви: то я ничто» (текст из 1-го Послания к Коринфянам, гл.13, ст.1-2, 4-9, 12-13) I В школе мы сидели за одной партой. Были лучшими подругами. Она была отличницей и умницей, а я... простой серой мышкой, ничтожеством, млеющим пред ее всепоглощающей красотой и женственностью. _______________________________ . . .______________________________ Я иду по оживленной улице. Вокруг меня тысячи людей, тысячи жизней. Под моими ногами – осенние сухие листья, перемешанные с грязью. Надо мной – серые хмурые тучи, грозящие к ночи разразиться снегопадом. Внутри меня - ... Нет ничего. Лишь непонимание самого себя. Я не смотрю на лица проходящий мимо людей, хотя многие из них достойны восхищения. Мимо меня проходят сотни женщин, разных и непохожий друг на друга. Вот эта – очень богата и роскошна. Эта – мать нескольких детей и примерная жена. Эта – еще совсем юна, наверное, спешит на свидание. Вот эта – пьет. Уже очень давно. Я не смотрю на их лица, вовсе нет. Я ощущаю их запахи. Дорогие духи. Запах домашней еды и одеколон мужа. Аромат клубничной жвачки. Противная вонь водки и сигарет. Они все такие разные, со своими запахами. И не имеющие для меня никакого значения... Мимолетный аромат молока и свежей мяты. Практически неуловимый, но я все же улавливаю его. Еще бы! Я так долго искал этот запах! Я замечаю ее издалека. Из тысячи лиц я нахожу ее лицо. Прекрасное. Женственное. Я так долго ее искал... Ее походка легка, она кажется совсем невесомой. Темно – каштановые волосы. Мягкие ресницы. Карие глаза. Легкая улыбка. И этот запах, ее аромат, своей сладостью сбивающий меня с ног. Я нашел ее. И теперь больше не потеряю. Я следую за ней, будто голодный волк, идущий по запаху своей жертвы. Все вокруг не имеет значения, не имеет форм и очертаний. Я вижу только ее. Я ощущаю только ее. Она заходит в многоэтажное здание с большими окнами. На входной двери я читаю вывеску: «Академия искусств». Вхожу следом за ней. Поднимаюсь на восемнадцатый этаж. Она входит в зал. Вторая дверь справа от лифта. Включает свет. Подходит к музыкальному центру, по дороге снимая пальто и шарф. Открывает дисковод. Я наблюдаю за ней, стоя в дверном проеме. Она меняет диски и включает музыку. Когда она вдруг замечает меня, то слегка вздрагивает. - Здравствуйте. Вы на кастинг? - Добрый вечер, – слегка севшим от волнения голосом отвечаю я. – Простите, какой кастинг? - Я ищу партера для постановки танцевального представления. Вы пришли по объявлению? II Вот. Сначала послушай музыку. Слышишь? Постарайся разделить ее на мелодию и ритм. Почувствуй ее настроение, ее темп. Почувствуй. Пропусти через себя и ты поймешь, как следует двигаться. Музыка сама тебе все объяснит. А я лишь помогу понять тебе ее язык. III Я смотрю на оживленную улицу из окна танцевального зала, с высоты восемнадцатого этажа. Мне очень нравится эти окна, высотой во всю стену. От пола до потолка. Город передо мной как на ладони. Идет дождь, и, где-то далеко внизу, мелькают разными цветами зонты, под которыми спешащие домой люди прячутся от дождя. Я прихожу в этот зал каждый вечер на протяжении вот уже двух недель. Я все-таки стал ее партнером, не смотря на то, что не имею никакой танцевальной подготовки. Мы ставим танец для одного театрально-танцевального шоу. Это должно быть что-то очень грандиозное и необыкновенное, потому что она относится к этой работе крайне серьезно. Две недели она учила меня основным танцевальным движениям. Сегодня мы начинаем учить наш гениальный танец. Я ощущаю запах дождя и мятной свежести. Через мгновение она входит в зал. - Привет, Александр! - Добрый вечер, Катрин. На ее волосах блестят маленькие капли дождя. - Как ваше настроение? - О, я сгораю от нетерпения! Мне уже так хочется поскорей начать работу над танцем! – я обожаю ее эмоциональность. – Александр, когда же ты наконец перестанешь обращаться ко мне на «вы»? - Вас это смущает, Катрин? Я просто стараюсь быть вежливым. - Ты и так останешься самым вежливым человеком из всех, с кем я знакома, даже если будешь обращаться ко мне на «ты». - Как вам будет угодно. - Александр! - Тебе... Как тебе будет угодно. - Вот, так то лучше. Она включает музыку. - Катрин, могу ли я сегодня проводить тебя домой? – наконец решаюсь я задать этот долгожданный вопрос. - Сегодня... К сожалению, не получится, Александр. У меня есть дела. Но я все равно тебе очень признательна. Другого я и не ожидал. Просто надеялся. - Ну что ж! Начнем! IV Я – это скрипка. Ты – фортепьяно и виолончель. Когда играют твои инструменты, шаг ведешь ты. Когда мои, то, соответственно, веду я. Ты должен быть сильным и печальным, следуй настроению своих инструментов. Держи меня крепче. И не волнуйся... V «Любовь долго терпит, милосердствует» Вчера она села в чужую машину. Я долго провожал взглядом увозящую ее от меня черную иномарку. Я ни на что и не должен был надеяться. Но все же... Я смотрю на свое отражение в зеркале. Высокий и долговязый. Очень худой. Лишенный должной мужественности и брутальности. Карие глаза. Прямой нос. Тонкие губы. Длинные тонкие пальцы. Черные волосы на десять сантиметров ниже плеч собраны в постоянный хвост. Вечна белая рубашка. Не заправленная. Чисто-белая. Моя маска, скрывающая мое нутро. Белая маска для темной и грязной тайны. Я живу один в двухкомнатной квартире. Здесь царит идеальный порядок. Я не люблю готовить. На завтрак предпочитаю холодный черный чай, а на ужин – бокал красного вина. Я очень люблю уют и спокойствие. Люблю проводить вечера, сидя в своем любимом кресле, укрывшись своим любимым теплым пледом. При свете маленькой настольной лампы. Телевизор я практически не смотрю. Точнее, не смотрю вообще. У меня богатая книжная библиотека. Во-первых, потому что я очень люблю читать. Во-вторых, потому что я считаю книги – одним из основных элементов уюта. В-третьих, потому что это связано с моей работой. Я работаю художником-иллюстратором. Вот и все. Вот и весь я. Вот и вся моя жизнь. Серая и пустая. Не подходящая для нее. Она слишком яркая и живая для моей глухой пустоты. К тому же я не богат и у меня нет красивой быстрой иномарки, чтобы умчать ее в мир ее самых заветных снов. Но моя отчаянная надежда неугасима. VI Шаг. Поворот. Вперед, еще вперед. Поворот вправо. Шаг назад. Мы расходимся. Три поворота. Шаг влево. Идем медленно вперед. Взмах руки. Я останавливаюсь, а ты подходишь сзади. Обнимаешь. И мы продолжаем танцевать вдвоем. VII «Любовь все покрывает, всему верит, на все надеется, все переносит» Сегодня она плакала... Он бил ее вчера. На ее шее и запястьях виднеются красные следы от его пальцев. Губа разбита. На предплечье и спине – следы от его ударов. Сволочь. Как он посмел? Ударить, обидеть ее? Покуситься на ее идеальную красоту, на ее хрупкую женственность, на ее восхищающую изящность? Грязная мразь, лишенная мужского благородства и достоинства. Животное. Мерзкое грязное животное. Она плакала так горько и долго... Я молча сидел рядом с ней, чуть приобняв ее за плечи. Я знаю, что в этот момент ей жутко стыдно, и она ненавидит саму себя. Наверное, она его любила. А сейчас должна его возненавидеть. Я знаю, как это больно. Пусть поплачет. - Катрин, он не достоин вашей любви. - О, Александр! Я знаю, я это знаю... И она прижимается ко мне. И плачет еще сильнее. Мое сердце сжимается от боли и жалости. Как он посмел? Ведь она идеальна... Быть с ней, просто быть с ней – это уже святое счастье... В этот день мы так и не танцевали. VIII Вступает фортепьяно и виолончель. Ты ведешь шаг. Да, так. Немного увереннее. Я буду танцевать в твоих руках, а ты должен меня придерживать. Легко и плавно вести шаг. Я в твоих руках... IX «Любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует» Сегодня я решил прийти на занятие пораньше. Вошел в уже такие знакомые мне двери. Поднялся на такой привычный восемнадцатый этаж. Прошел по коридору. Она уже была там. Одно из окон было приоткрыто, и легкий свежий ветер плавно вздымал белые шторы. Сквозь стекла лился мягкий свет заходящего солнца. И в его лучах танцевала она. Так легко и невесомо. Неуловимо прекрасно. Точно сон. Такие мягкие движения, такие изящные линии. В этом белом платье она была похожа на невесомую счастливую мечту. Она святилась мягким светом изнутри. Она прекрасна. О, Боги! КАК она прекрасна! Она танцевала, парила в окружении солнечных лучей и ласковых мелодий. Ее душа пела в тот момент божественной песнью танца. Ее гибкое стройное тело кружилось и утопало в звуках скрипки. Глаза ее были закрыты, мягкие бархатные ресницы тихо подрагивали. Ветер, дувший из приоткрытого окна, слегка развевал ее волнистые волосы, ее легкую белоснежную юбку. Идеальна, божественна, невыносимо прекрасна... Когда по моей щеке потекла слеза, только тогда я осознал, что стаю на коленях в дверном проеме. Я был поражен, я был сражен ее неповторимой красотой, ее сказочной изящностью, ее невыносимой легкостью, ее святой чистотой и невинностью. ЕЕ истинной женственностью. Она нереальна, она святая богиня. Ее невозможно не любить, ей невозможно не восхищаться. Ибо она и есть любовь. Воплощение любви из плоти и крови. Она идеальна в своем танце. Она прекрасна... Я поднялся с коленей и побежал прочь от этого, залитого священным светом и музыкой, зала. Она не заметила меня. Я бежал по лестнице вниз, все быстрее и быстрее, пока не начал задыхаться. Тогда я упал на пол и громко расплакался от только что увиденного прекрасного откровения, сраженный и уничтоженный ее несравненной и идеальной красотой. Заплакал от осознания своей ничтожности и непристойности в сравнении с ее священной чистотой. Расплакался от осознания своей любви к ней. Такой запретной и грязной любви... X Плие, степ. Вправо, назад. Наклон вперед. Поворот, плие. Разворот три четверти. Шаг в сторону и назад. Диагональ, плие. И теперь веду я... XI «Любовь не радуется неправде, а сострадуется истине» Она улыбается. Смеется так лучезарно и тепло. В ее глазах больше нет грусти. Она забыла его. - Ну так вот. И после того как я без остановки протанцевала для нее всю годовую программу классического танца, она сказала: «Дорогая, вы созданы для сцены!» И на следующий день я уже была принята в ее танцевальную труппу. Мы сидим в небольшой уютной кофейне. Горячий шоколад дымится в наших кружках. Зал полон терпких кофейных ароматов. Она сидит напротив меня и улыбается. - Александр, а теперь ты расскажи мне свою историю. Не люблю такие вопросы. - Да мне и рассказывать особо нечего... - Но мне интересно! Расскажи, каким ты был в детстве, пожалуйста! - В детстве... Я был сложным ребенком. Не хулиганом, нет. Скорее наоборот – слишком замкнутым и нелюдимым. - Почему? – удивляется она, - Проблемы в семье? - Нет, не в семье. Проблема лишь во мне. И со временем мне становилось все хуже и хуже... - А... Что это за проблема? Я чувствую, что сейчас я могу довериться ей и рассказать все. Но нужно ли ей это? Не будет ли это слишком шокирующим для нее? Не оттолкнет ли ее от меня эта порочная истина? Мы стали так близки за последнее время... Не опротивлю ли я ей? Не испугается ли она меня? Не возненавидит ли?.. Нет. Она не узнает мою тайну. Не сейчас. - Извини Катрин, но я не хотел бы об этом говорить. - Ох, прости Александр, пожалуйста, прости! Если тебе неприятна эта тема, мы больше не будем ее затрагивать. - Спасибо Катрин, - она святая. - Ну что ты, Александр, - она берет меня за руку, - Я просто стараюсь быть такой же внимательной к тебе, каким был ты в сое время. И каким остаешься до сих пор. И она улыбается. Мой мир расцветает, пронзенный светом ее улыбки. XII И сейчас мы танцуем вместе. Нежно держимся за руки. Легкие движенья, плавные шаги. Сейчас мы вместе и танцуем друг для друга танец нашего общего счастья. XIII «Любовь не завидует» Поразительно, насколько счастливым может сделать человека любовь. Да, любовь. Мне не нравится это слово. Мне не нравится это чувство, которому я привык не доверять. Любовь опьяняет тебя, застилает разум своим нежным сладостным туманом, и ты не способен трезво мыслить и думать. Ты превращаешься в игрушку, в слепого дурачка и позволяешь пользоваться и играть собой. Осознано вступаешь в игру лживых химер. И, заранее зная, какую боль причинит тебе это сладостное чувство, с головой окунаешься в океан таких нелепых и смешных чувств. Влюбленный, безрассудный, лишенный собственной воли, ты наслаждаешься своей упоительной болью. И все это – только сладкий жестокий обман, ничего более. Забавно, что я все это осознаю. И мне плевать на это! Не понимаю, как можно ее НЕ любить. Не понимаю, как можно ей НЕ восхищаться. Не понимаю, как можно за ней НЕ ухаживать. Ведь она так нежна, так хрупка! Мне так хочется о ней заботиться, радовать и смешить ее, дарить ей тепло. Слишком долго я прожил в неприкосновенном одиночестве, слишком долго. Мне хочется тепла после холода моей вечной зимы. Ее тепла. Каждый раз, возвращаясь с занятий в свой пустой дом, я представляю, как однажды настанет время, когда она будет жить со мной. Наполнит мою пустую квартиру своими женскими безделушками, будет следить за чистотой, будет наполнять мой замкнутый мир своим теплом и светом. С ней будет так уютно... У нас будет семья и быт. Наш общий семейный быт. Да, она нужна мне для уюта... За последнее время мы стали очень близки. В последнее время она очень нежно обращается со мной. Слишком нежно. Мой трезвый рассудок уже не в силах ей сопротивляться. И его голос, постоянно твердящий мне о том, что и для нее я останусь изгоем, звучит все тише и тише... XIV Поворот. Выпад в диагональ. Медленно и плавно. Вперед и вправо. Вправо, назад. Очень медленно. А вот теперь музыка меняет свой ритм... XVI Сегодня мне приснился странный сон. Я видел поле, залитое ясным солнечным светом. Молодая зеленая свежая трава медленно покачивалась под легкими порывами теплого ветра. Полю не было видно конца: со всех сторон его ограничивала лишь едва заметная линия горизонта. Голубое небо было чистым и ясным. Сердце наполнялось чувством спокойствия и трепетного счастья. На поле танцевала она. Плавно кружилась, легко ступая босыми ногами по мягкой зеленой листве. Медленно и нежно взмахивала руками. Изящно изгибалась. Будто хрупкая маленькая фея, порожденная лучами благословенного солнца. Но тут на мир нашла тень. Уродливая гротескная тень, несущая за собой страх и отчаяние. Легкий ветер вдруг стал ледяным и пронизывающим насквозь. Свежая молодая трава пожухла и огрубела. Тень заслонила собой солнце и потянула свои грязные руки к ней. Танец остановился. И тут я взглянул в лицо этой пугающей тени. Я проснулся с испуганным криком. Я узнал в этой тени себя. XVII Грубо и жестоко. Слишком печально. И холодно. Резкие необдуманные движения. Мы пока что вместе. Пока что... XVIII «Любовь не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла» Я знаю, кто я есть. Я знаю, кем я был и кем я стал. Как мог я, ничтожный глупец, пожелать счастья? Как мог я, уродливый изгой, тешить себя мыслью, что она полюбит меня? МЕНЯ! Настоящего! Не мою маску. Как мог я на это надеяться?.. Вечный обман, в котором я живу, который и составляет мою жизнь, рано или поздно отвратит ее от меня. Так или иначе, она узнает правду и возненавидит меня. За мой обман. За мою прогнившую сущность. За мою порочную плоть. Я не смею даже надеяться – даже пытаться надеяться! – что когда-нибудь она полюбит меня, что когда-нибудь она сможет принять меня, ибо я ничтожество и воплощение человеческой порочности. Но себя я изменить больше не смогу... Я должен уйти и забыть ее. Уйти? Забыть?! Я искал ее всю свою жизнь! Она – причина моей болезни, моего греха! Она – богиня моих темных и грязных снов! Она постоянно сводит меня с ума! Лишь с ней моя душа танцует! Я не в силах отказаться, уйти, оставить ее, нет, не в силах. Мне нужен ее запах, тепло ее тела, ее ласковые прикосновения, ее бархатная кожа... Ее дурманящий аромат... Молоко и мятная свежесть... Сводят с ума... Ее руки... Ее дыхание... Я грешник. Но самый страшный мой грех – не моя маска, а любовь к ее белоснежной чистоте. XIX Резкий поворот и выпад вправо. С силой веди меня назад. С силой и отчаянием. Мы заканчиваем наш танец. XX «Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» Я стаю на коленях перед церковным алтарем. Бессознательно шепчу единственную известную мне молитву. И плачу в отчаянии. Я никогда не был верующим. Никогда не ходил в церкви. Просто когда мне нужно было кого-нибудь обвинить в своей неправильности, когда я уже не в силах был обвинять себя, я обвинил в этом Бога. Так проще. Лишь для этого я признал, что Бог есть мой создатель. Ведь лишь он, всемогущий и всесильный, мог породить такое ничтожество, как я. «Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» Я знаю, что я слаб. Я это знаю, как никто другой. Лишь я один знаю, насколько я порочен. Но у меня нет более сил сопротивляться своему желанию... - Господи, прости меня за мой грех! И я припадаю лбом к холодному полу и плачу, плачу, плачу... - Я грешник! Каюсь, о, Господи! Помоги!.. «Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем. Когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится» Но, выйдя из церкви, я вновь надеваю свою маску. Сегодня наше последнее занятие... XXI Мы начинаем танцевать. Легкие робкие шаги. Нерешительные движения. Еще нет страсти, еще нет. Лишь легкое головокружение и ожидание надвигающейся бури. Она рядом, но все же еще слишком далеко. Еще слишком холодна и безответна. Как и музыка. Мы медленно кружимся в окружающих нас расцветающих звуках. Мы знаем, какие движения будут следовать дальше, но мы не знаем, какие чувства проснутся в нас. Это наш лучший танец. И мы танцуем его впервые. Музыка практически затихает, но мое сердце бьется все сильнее и сильнее в ожидании начинающейся грозы. И она тоже с трепетом замирает в моих руках. И вот происходит взрыв. Музыка резко ускоряется и оглушает нас своей мощью. Мы движемся все быстрее и быстрее, кружимся все стремительнее и стремительнее. Становится жарко и мучительно страстно. Она трепещет, подрагивает в моих руках. Музыка уносит нас в свою чувственную бездну, затягивает нас все глубже и глубже. Вокруг нас не существует сейчас ничего. Я выпускаю всю страсть, томившуюся во мне все это время. Я не замечаю сейчас ничего кроме нее. Ее тело в моих руках. Ее горящие страстью глаза обращены ко мне. Она слишком близко. Ее учащенное дыхание обжигает мою шею, а запах ее волос дурманит и без того безумный разум. Ее ногти впиваются в мои плечи. Так сладко... Так сладко! Она в МОИХ руках! Гибкая спина, изящная талия. Я чувствую, как она дрожит. Сквозь тонкую ткань ее платья я ощущаю, как горит ее кожа. Она дышит все быстрее и быстрее. Все внутри меня вскипает, буря страсти застилает мой разум, и я не могу больше сопротивляться своему неистовому желанию. Вокруг от дикого искушения тысячей голосов стонет музыка. О, Боги! Она так близко ко мне! Ее горячие пальцы пробираются под мою рубашку. Ее кожа, пылающая под моими поцелуями, пахнет молоком и свежей мятой. Ее упругие бедра, ее стройные ноги... Она целует мою шею. Хочу ее! Прямо здесь и сейчас! Неистово и жестоко! - Ну давай же! Давай, сорви с меня маску! – кричу я. – Узнай наконец меня! Я больше не могу... Сорви ее с меня! СОРВИ! Она снимает с меня рубашку. __________________________________. . .__________________________________ Тихо рыдают в невыносимом горе печальные скрипки. Затихают и тут же снова оглушают своим пронзительным плачем. Она забилась в дальний угол зала и сейчас, громко всхлипывая, пытается прикрыть свое нагое тело платьем. Ее прекрасные черные волосы растрепались, на бедрах краснеют пятна от моих прикосновений. Она дикими глазами смотрит на меня. Испуганная и обескураженная. Я сижу на полу посередине зала, где закончился наш танец. Жар от недавно пережитой страсти еще немного дурманит мой разум. Сердце все еще бьется слишком быстро. Кровь все еще кипит. Моя белая рубашка лежит на полу рядом со мной. Моя маска. «Смотри на меня! Смотри! Мне нечего теперь скрывать!» - кричит моя плоть, мое тело. - Боже... Господи... Какой кошмар, какой ужас! – она начинает плакать еще сильнее. – Какой кошмар! Ничего, она успокоится. Она все поймет. Я на это надеюсь... Через некоторое время она поднимается и дрожащими руками начинает надевать свое платье. У нее никак не получается застегнуть молнию. Я встаю с пола и пытаюсь помочь ей. - Нет! Не подходи ко мне! Уйди прочь! - Милая, не прогоняй меня. Я этого не заслужил. - Замолчи! Замолчи! Не говори больше ничего! Я не понимаю... За что она ко мне так жестока? Но я все равно останавливаюсь. - Какой ужас... Ужас... -Я сделал что-то не так? Я причинил тебе боль? - Замолчи! Как ты мог?! Ты мне ничего не сказал! Как это все было мерзко... Ты женщина! Ты все это время меня обманывала! Как это ужасно! Она кидается к двери и выбегает из зала. Плач скрипок постепенно затихает. Моя боль заглушает их звуки. Моя маска наконец сорвана. Я вновь стала ТОЙ, кем БЫЛА. Танец окончен. XXII - Стоит ли рассказывать тебе мою историю? Стоит ли мне пред тобой объясняться? Хочешь ли ты этого? Но я виновата и, значит, я должна. Она сидит предо мной на стуле. Ее ноги и руки связаны. Она спит. Я долго ждала ее на улице, у входа в это памятное многоэтажное здание. Когда она наконец вошла в огромные парадные двери, я последовала за ней. Она не видела меня. Быстро зашла в лифт следом за ней и усыпила ее снотворным. А потом принесла ее в наш танцевальный зал. Переодела ее в мое любимое белоснежное платье. Ей очень идет белый цвет... Посадила ее на стул и связала. Я вовсе не хочу причинять ей боль. Я хочу, чтобы она выслушала меня, просто выслушала. О том, как были разбиты мои мечты и надежды... Из окна льется нежный свет вечернего солнца. Она сидит напротив окна в лучах мягкого света. В белом платье... Безмятежно спит... Моя формалиновая фея. - Неужели ты не помнишь меня? В школе мы сидели за одной партой. Были лучшими подругами. Ты была отличницей и умницей, а я... простой серой мышкой, ничтожеством, млеющим пред твоей всепоглощающей красотой и женственностью. О да, уже тогда ты была невообразимо прекрасна. И взрослея, ты становилась все красивее и красивее. В тебя были влюблены все мальчишки нашего класса. И еще одна девочка... Но ты ведь меня даже не замечала... Ты знаешь, каково мне было, когда я поняла, что отношусь к тебе не просто, как к подруге? Ты знаешь, как я тогда сама испугалась себя? Своих странных плотских желаний и ужасных пошлых мыслей? Нет. Тебе не понять. Не понять, какую ненависть и отвращение я испытываю к самой себе. До сих пор. А потом школа закончилась и ты уехала. Я потеряла тебя, потеряла твой запах. Я думала, все пройдет, со временем я «вылечусь», но ты все чаще являлась мне во снах, я все чаще ощущала твой запах, все чаще мне слышался твой голос: «Александра, я перезвоню тебе вечером» И не звонила... И я подумала, что если мы когда-нибудь вновь встретимся, я предстану перед тобой совсем другая. Ты не можешь любить женщин? Хорошо, тогда я стану мужчиной. И я стала. Почти... Спросишь, почему «почти»? А я боялась. Вдруг тебе понадобится подруга? Тогда я быстро смогу измениться вновь. Мне все равно, лишь бы быть с тобой. К тому же я никогда и не обладала должными признаками женственности... И вот появилась ты. Что я могла сделать? Я не могла более себя сдерживать! Ты была так близко ко мне; все вспомнилось и нахлынуло вновь. Ты слишком красивая. Опасно красивая... Я молчу. Я раскрыла перед ней свою душу. Обнажила свою боль. По моей щеке катится холодная слеза... - Я отвратительна тебе. Я знаю. Я отвратительна сама себе. Я ничтожество, я это знаю. Но разве ничтожества не желают любви? Твоей любви, Катрин, твоей! Такой прекрасной и нежной, как твои руки. Такой горячей и страстной, как твои глаза. Такой сладкой и дурманящей, как твой аромат. Молоко и свежая мята... Ты меня свела с ума своим запахом еще в детстве. Сводишь и сейчас... Я не владею собой. Ты права в том, что ненавидишь меня. - Это не так. Она открывает глаза. Она проснулась и все слышала. Смотрит на меня своими карими глазами. Пристально, заглядывая в самые темные уголки моей души. И я все больше и больше съеживаюсь под этим взглядом. Уничтожаюсь все больше и больше. - Ты ошибаешься, Александра. Я помню тебя. Я отворачиваюсь от нее. Не хочу, чтобы она видела мои слезы. Мерзкие девичьи слезы. Я поднимаюсь с пола и иду к музыкальному центру. - Что ты собираешься делать? – испуганно спрашивает она. - Ничего, Катрин, ничего страшного. Я просто станцую. В последний раз. И я включаю музыку. Теперь я – это скрипка. Плачущая и страдающая. Такой, какой была всегда. Она – моя холодная виолончель. Мне все равно... Мне все равно! Она может думать, что хочет! Она может делать, что хочет! Это мой последний танец. И я танцую для нее... Ну, посмотри на меня! Теперь ты все видишь? Теперь ты видишь боль? Неужели я так тебе противна? Неужели тебе так мерзка моя плоть? Неужели?.. Но я ведь ни в чем не повинна! Я не виновата в том, что я желаю твоей сладкой любви! Не виновата в том, что я хочу твоего тепла! Неужели я так тебе противна?.. Сквозь слезы я вижу, как она развязывает веревку на своих запястьях. Ты хочешь убежать? Ты так хочешь убежать от меня прочь? Неужели я так ужасна и отвратительна? Но я ведь тоже живое существо! И я хочу любви! Твоей любви, моя божественная мечта! Я не виновата в том, что я люблю ТЕБЯ! В том, что больна тобой! Я не виновна в том, что я женщина. Почему же ты хочешь убежать от меня?.. «А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» - Прости меня, моя милая. Прости меня за мою порочность. Амен. И я бросаюсь в окно. Разбивая блестящее стекло. На встрече слепящему свету. Или же вечной холодной тьме. __________________________________. . .__________________________________ Падая, я смотрю на ее лицо и протянутую руку. Слышу ее пронзительный крик. Она быстро растворяется в лазурной высоте. Я закрываю глаза и отдаюсь музыке свистящего ветра. И она танцует... О, Боже! Как красиво она танцует!.. 12.17.07
  • Реклама

    Реклама от Yandex

  • Sape

×
×
  • Создать...