Перейти к содержанию

Чёрная Нежить

Тёмная Семья
  • Публикаций

    51
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

0 Обычный

Информация о Чёрная Нежить

  • Звание
    Послушник

Контакты

Информация

  • Город
    из Минской Тьмы вылезла
  • Интересы
    металл,волки и свобода
  1. Чёрная Нежить

    Глупо ? не сильно. даже можно сказать наоборот не глупо, а умно... Волч, подумай сама - ведь то что ты написала есть один из способов маскировки, чаще весго люди сказаное с шутливой интонацией на эту тему воспринимают это как настоящую шутку, а не горькую правду... Полностью согласна...
  2. Чёрная Нежить

    Возможно мы оба друг друга не поняли...
  3. Чёрная Нежить

    Стаями волки собираются,потому что так легче охотиться..А вовсе не потому ,что их люди убьют...Весь успех волков конечно в стае
  4. Чёрная Нежить

    Попрошу без флуда, пожалуйста четко и ясно аргументируйте свои мысли... а я не знаю как это сказать... почему все считают,что оборотень/вампир должны скрываться??
  5. Чёрная Нежить

    Ну..психическое,не психическое...а так и есть...
  6. Чёрная Нежить

    сейчас оборотни не такие как были раньше... мы почти не отличаемся от людей...только в период полнолуния иногда перевозбуждение идет...
  7. Чёрная Нежить

    ну зачем же нас убивать???? оборотни милейшие создания... :roll:
  8. Чёрная Нежить

    моральные оборотни большинство людей....а вот физических(кроме меня)нету..
  9. Чёрная Нежить

    Одын, Два и Тры выходят на тропу войны. В сё рано или поздно заканчивается. Следует признать это как должное. Даже сущее имеет определённый срок жизни. Ну а если вдруг вы решили убегать от Вселенского Зла, то будьте уверены, стоит вам хоть немного засидеться на одном месте, как тут же ваше тайное убежище становится явным, а у входа непременно появляются несколько разведчиков или даже целый тяжеловооружённый отряд. Не имеет значения, насколько скрыто ваше убежище. Существует даже некоторая обратная закономерность: чем труднее найти, тем быстрее оно будет найдено. Поэтому у Героев всегда два пути: либо убегать вечно, либо дать бой... - Ага. Значит попася. Тонкая фигура шевельнулась в тени древесных листьев, затем бесшумно спрыгнула на землю. За ней последовало ещё пять. - Окружаем. - Раздался короткий приказ. Пять теней стремительно помчались по лесу. Одын вертел в руках своё новоприобретённое оружие. Было в нём что-то странное. И не само действие, а скорее внешний вид. Геройское оружие не должно выглядеть так. Оно всегда сверкает, переливается, притягивает взгляд, в конце концов, а тут обычная необычная вещь. Рупоры штампуются на заводах в больших количествах, причём отличить один от другого можно, разве что, по серийному номеру, вот только в мире Одына данный прибор присутствовал в единичном экземпляре, что и делало его уникальным. Бывший маг включил рупор, и как-то машинально произнёс: - Одын! Одын Два Тры... - Щто, мы слющаим! Поздно было сожалеть о содеянной ошибке. - Я нэ эта... Я проста... - Нэ понал? - Я тожа. - Просто рэщил папробоват, работаит ли... Два и Тры переглянулись... - Щто эта с табой, Одыныч? - Ничаго. Усё в парядке, я думаю... Тем временем неподалёку хрустнула ветка. В ту же секунду едва заметные, до этого непрерывно движущиеся тени, остановились. - Джар, ты идиот!!! - Извините, шеф. - Разве тебе не вдолбили в голову, что лежащая на земле сухая ветка - часть механизма естественной геройской защиты?! - Я знаю это... - Тогда почему ты не смотрел под ноги?! - Сер, этого больше не повторится, сер. - Надеюсь. Группа снова продолжила своё движение. - Дык вот, я думаю, а нэ раздэлацца ли нам са Злом? Одын услышал в ответ лишь молчание. - У нас жэ тэпэр ест оружия!!! Даже эта фраза не вызвала желаемого энтузиазма. - А ешчо Рагатыя обэшчали нам многа золата! - Одын сказал это уже даже не надеясь хоть как-то повлиять на мнение Два и Тры, в общем-то они и не заметили, так как в то же мгновение одновременно с пяти различных сторон к Одыну ринулись тёмные фигуры. По их виду можно было с уверенностью сказать, что они точно пришли не для того, чтобы пожелать приятного дня. Тот, кого звали Джар, завопил что было мочи диким голосом, подпрыгнул в воздух, да так, казалось, там и застыл. По лесу разнеслись вступительные вопли "Пэсны пра Сокала". Несчастный шмякнулся на землю. Звук падения давал явственно понять, что оно было, мягко говоря, не из приятных. Несмотря на это, Джар каким-то образом сумел встать на колени, и вытянуть вперёд руку, моля о пощаде. Одын выключил рупор. - Хочишь ешчо? Лицо Джара, скрываемое маской, исказилось гримасой ужаса, и стало белее высушенной Солнцем кости. - Нет!!! - Тады, чаго ты ждёшь? Стоило Одыну сказать это, как, Джар исчез. Глазом не было замечено ни одного промежуточного движения между стадиями бытия здесь и за - десять километров - от - страшного - Одына - С - Рупором. Бывший маг огляделся. Поляна вновь была пуста. - Нэт, всё жэ Песна пра Сокала - Страшныя вэщи тварыт... - Дак, а ты самнэвалса? - Спросил Два. - Мы, тэм врэмэнэм, вэрнёмса к вапросу... Пайдём Зло рушит? - Одын, ты щто? И вродэ ж нэ пыл вчэра? - Я гаварю сэръёзна! Ну так ващ отвэт? Ванёк неспешно прохаживался по комнате управления. Джон спал прямо в кресле. Его рука сжимала тонкую железную букву "Ш", которую он называл счастливой и таскал с собой на каждое задание, отделив для хранения ценной железяки целый внутренний карман мантии. Ванёк ждал распоряжений, Джон ждал новой возможности покрасоваться. Служба в рядах Дядек-С-Рогами казалось для него величайшей честью, а так же знаком того, что он особенный, не такой, как все. Но пока что, в понимании Джона, всё происходящее вокруг несло в себе некоторую долю игры. Отдающая инферниальностью униформа, горящая символика, первородный страх каждого, посмотревшего на Дядьку-С-Рогами при правильных обстоятельствах, ну и, конечно, атмосфера тотальной конспирации. От таких вещей просто разит романтикой. Чистой и незамутнённой, способной вскружить голову, оживить что-то давно умершее внутри. Но это только в начале... А потом привыкаешь. Как и ко всему в жизни. Джон отнюдь не был глуп, глупцам нет места в рядах организации, занимающейся решением вопросов, которые иногда затрагивают целые системы миров, он видел своего коллегу Ванька, видел, как тому осточертело заниматься вещами, в существование которых не поверит ни один разумный человек. Видел, и старался отогнать будничную серость на как можно более дальнюю дистанцию. Ведь что делать, когда приходит пора уходить? А она наступает. Всё же, в разуме накрепко засели стандарты реальности и НЕреальности. Наступает момент, когда человек становится слишком уставшим от постоянного обхождения законов разумного. Того, что принято в мире людей. Иногда лучше действительно не знать. Одыну было даже легче. С Два и Тры ещё можно договорится... Раздался гулкий стук в дверь. - Эээй! Оперативники, открывайте! Михалыч пришёл! Джон промямлил что-то типа "Мфф... МфФ!", Ванёк же стукнул кулаком по кнопке открывания дверей. В комнату управления ввалился запыхавшийся Михалыч, и, не проходя далее, передал несколько жёлтых конвертов в руки Ваньку, сам же, тем временем, совершая движения, направленные чётко в сторону выхода. Спина упёрлась о наглухо закрытую дверь. - Нет, ребят, снова я с вами на задание не поеду... - Михалыч замешкался, перебирая что-то в голове. - Даже если из-за этого завтрак обед и ужин сократят... - Снова пауза. - Вдвое. Ванёк ничего не ответил, только со зловещим видом, уставившись прямо в глаза Михалычу, стал медленно открывать конверт. - Нызащто!!! Одыныч!!! Ты щто?!?! Рэщил нас всэх?!?! УБЫТ?!?!?!?!?! - Два, нэ оры так громка! - Одын рефлекторно прикрыл уши руками. - Эта жэ наша задача! Мы жэ тэпэр герои! У нас ест оружия! - Нэт. - На этот раз Два и Тры ответили предельно спокойно. - Ну и чхал я на вас. Пайду всё равно! Одын решительно встал на ноги, окинул орлиным взором пространство вокруг себя, да так и остался стоять на месте. - Вот тока если бы я ешчо знал, куды мэнэ ыдты... Михалыч смотрел за медленным движением руки Ванька, открывающего конверт, со всё большим ужасом. Когда запечатывающая полоска бумаги окончательно отделилась от конверта, он даже вздрогнул. Ванёк же запустил руку, извлёк на свет хранившееся в конверте, бросил на стол. Джон к тому моменту уже проснулся, и схватил первый попавшийся лист. - Ого! Да тута карта... Раздалось шуршание. - Скорее одни карты. Ванёк, распечатай-ка остальные конверты. - Вот, здесь указания. Что ж, почитаем. Правда тут всего один лист... Который гласит: "На картах помечен пункты целей и примерные маршруты Героя. Тщательно проработайте свои действия". - Это всё? - Джон в недоумении вскинул бровь. Михалыч просто излучал надежду. - В этом конверте - да. - Ну, там был ещё один! Открывай скорее. - Тут сказано: "УДАЧИ", а ещё "Пост Скриптум: на задание отправятся все, кто находился, на момент вскрытия конвертов, в оперативном отделе". Михалыч издал тихий стон. - Я готов весь день не есть... И даже не брать с собой бутерброды, только скажите, что меня здесь не было... - Знаещь, щто, Одыныч, мы, эта, обыдэлыс. - Пачаму? - Ну, обыдэлыс и всё. - Так куды пайдём? - Ты нэ понал? - Да ладна вам! - Нэт, нэ ладна, мы болще нэ будэм с табой разгаварыват! Одын было уже решил, что его мечта исполнилась, но вдруг спохватился. - Эй! Но я жэ нэ знаю ни адной пэсны пра Сокала! Как жэ я буду бароцца Са Злом? - Эта ужэ нэ наши праблэмы! - Я вот не понимаю, почему нам не дали не одного чёткого указания, только карты. Михалыч, ты с этими аналитиками обычно общаешься, может, знаешь? - А я не понимаю, почему вы так упёрлись, и, не смотря на все мои мольбы, тащите меня с собой? - Так надо. Ты не увиливай от вопроса. - Ванёк, чего ж все так уверены, что я знаю многое? - Тут уж надо спрашивать у распространителя данной уверенности. Так твой ответ? - Без понятия. - Джон, как думаешь, правду он говорит? Джон не ответил. Он тащил восемь коробок с буквами "Ш", почти полностью спрятавшись за ними, оставив на показ одни ноги. - А зачем тебе столько? Из-за коробок послышался голос: - Я просто просматривал карты, и прикинул в голове, что идти нам долго, расстояние большое... - Ты что, хочешь покрыть весь наш путь равномерным слоем? - Нет, лучше помогите мне всё это погрузить в транспортник. - Но на месте тащить сам будешь, или Михалыча попросишь... - Замётано. - А у меня забыли спросить? - Возмутился Михалыч. - Ладно тебе, полезай давай. Через пять минут, трое Дядек-С-Рогами уже мчались под землёй к поляне, на которой сидел Одын. Джон ревностно охранял свои коробки от любых предложений оставить где-нибудь по дороге, Михалыч уже достал первый бутерброд, а Ванёк следил за приборами. Внезапно один из мониторов на приборной панели, до этого выключенный, принялся показывать цифры, которые, в свою очередь показывали, что идёт обратный отсчёт. - Эй, смотрите, что здесь! Загорелась большая цифра "НОЛЬ". Из динамиков, запрятанных под приборной панелью, раздался женский голос. Дядьки-С-Рогами мгновенно замерли. - Здравствуйте. - Кто это? - Спросил Ванёк, не сомневаясь, что где-то в подземном буре точно есть встроенный микрофон. - Сейчас это не столь важно. Скажу лишь, что я из аналитического отдела. - Понятно, ну и? - Вы, вероятно, оперативники, только что отправившиеся на задание, связанное с Героем? - Да! - Трое ответили в один голос. - Тогда прослушайте дополнительные сведения. Вы должны провести Героя по указанным маршрутам, без руководства аналитического отдела. Продумывайте сами все свои действия. - Почему?! - Так надо. Герою нужна помощь, но вмешательство не должно быть прямым. Действуйте осторожно и тщательно спланируйте тактику. - Но... - Это всё. Голос затих. Дядьки - С - Рогами не произнесли ни звука. Внезапно, маленькая дверца, скрывающая за собой своеобразный бардачок, открылась, из-за неё выпал небольшой кожаный кошель, звякнул об пол, вслед за ним последовала записка, которая гласила: "Стимулятор действий Одына". В лесу было тихо, как никогда. Одын сидел на поляне, пытаясь разговорить Два и Тры. Так продолжалось уже достаточно долго, причём без каких-либо положительных результатов. В ход шли одни и те же уловки, причём некоторые из них уже по четвёртому кругу. - Можэт, раскажитэ мэнэ анегдот? Нет ответа. - Ну и ладна, тады я пайду в кабак, а вас нэ вазму. Всё то же молчание. - Загаварытэ жэ опят, пажалуста! Внезапно, послышался лёгкий гул, который, казалось, шёл отовсюду стразу. Одын подскочил. Он уже предполагал, что это означает. - Памагитэ мэнэ, рагатыя идут!!! Звук усилился. Одын, смирившись с судьбой, встал посередине поляны столбом, и уставился в даль, думая, наверное, авось пронесёт. Через некоторое время, как и следовало ожидать, неподалёку из-под земли появился бур, остановился. Задняя стенка открылась, спустился трап, на поляну вышло трое Дядек-С-Рогами. Одын не сдвинулся с места, он решил принять судьбу такой, какой она есть. Джон вышел из транспорта. За ним последовали Ванёк и Михалыч. - Вижу Героя, что ж, за дело... Внезапно, трап поспешно убрался, а крышка захлопнулась. Гусеницы пришли в движение, волоча, бур обратно к прорытому им же тоннелю. - А! Мои коробки уезжают! - Джон бросился вдогонку, но споткнулся растянувшись на траве. От бессилия и досады, Дядька - С - Рогами, зарычал. - Хватит отдыхать, пора инструктировать героя! - Раздался голос Ванька. Дядьки окружили Одына. - Эээ... Рагатыя, можэт, вы уйдётэ? - Но мы принесли тебе кое что! - Щто жэ эта? - Пять золотых монет. Глаза Одына раскрылись. - Правда?! А вы мэна нэ будэтэ мучат? - Нет, держи. - Ванёк протянул Одыну пять блестящих монеток. Бывший маг попробовал их на зуб. - Настоящия! - А ты думал. Ну? Так идёшь с нами? - Куды?! - В голосе Одына появилась настороженность. - Известно куда, крушить Зло. Одын сглотнул. - Вы мэнэ тока скажытэ, куды идти... - Более того, мы пойдём с тобой, и поможем в боевых действиях. - Ну и чаго жэ мы ждём?! Вы тока знайтэ, пят золотых - эта аванс, я и нэ думал отказывацца от горы золата! Так начался Великий Поход Одына, Победителя Зла, а его речь, По Торговле с Таинственными, навсегда вошла в учебники истории того мира, как и все последующие события, произошедшие с магом, страдающим растроением личности... Одын, Два, Тры... Чэтырэ... Пят?!... Шэст?!... Сэмъ. -У сё! Далщэ я нэ пайду. - Спокойный тон Одына сразу сбивал с толку. Находясь на краю попасти, люди никогда не говорят так сдержано. За этой фразой определённо скрывалось непоколебимое решение. - Эээ... - Начал Ванёк. - У нас тут есть... - Он вынул из-за пазухи кошель. - Один золотой. - На этой трагической ноте фраза и оборвалась. - Ага, а я тэбэ дам два залатых, тока мы нэ пайдём па этаму пути. - Для подтверждения своих слов, Одын картинно сложил руки на груди, гордо выставив вперёд ногу. Ванёк вздохнул, да и швырнул теперь уже бесполезный пустой кошелёк в пропасть, дно которой окутывал подозрительного вида туман. - Эх ты, герой, даже не можешь пресечь пропасть по шаткому верёвочному мостику! - Дядька-С-Рогами развёл руками. - Вот, держи последний золотой, больше нам тебя уговаривать нечем. Стоящие неподалёку Михалыч с Джоном переглянулись, наблюдая за тем, как ловко Одын поймал монету и оперативно упрятал её во внутренний карман мантии. - Спекулянт. - Процедил Ванёк. - Смотри же, героище, как надо делать такие вещи! Дядька-С-Рогами шагнул, ставя ногу на тоненькие дощечки. Мост угрожающе содрогнулся. Кое-где на дно пропасти посыпалась пыль. Михалыч и Джон тихо вздохнули. Ванёк, удостоверившись, что его действие произвело должное впечатление, поставил на мост вторую ногу. - Вот, видишь, в этом нет ничего сверхъестественного, что я и говорил. - Для пущей убедительности, Дядька - С - Рогами слегка качнулся, приводя всю шаткую конструкцию в колебательное движение. Раздался треск, и в следующее мгновение доска, на которой стоял Ванёк, переломилась пополам, и полетела вниз, оставляя Дядьку-С-Рогами безо всякой опоры, и вынуждая его спешно цепляться руками за ближайшую доску, что он и сделал. - Помогите мне! Скорее! Одын, Михалыч и Джон схватили Ванька за руки, и выволокли на край пропасти. - Ну, Рагатый? А ты хатэл, щтобы я шёл. Увэрэн, щто можна и па другому прайты. Пащли искат абход. - Одын махнул рукой. - Но так же нельзя! Герой обязательно пересекает шаткий мост на пути к своей цели! Это же просто правило, которое нельзя нарушать! - Ванёк ещё не успел подняться на ноги, стукнул кулаком по земле. - Какоя правило для Гэроя? Пащли, чэго ждат? - Одын махнул рукой. Ванёк покачал головой, но поплёлся вместе с Джоном и Михалычем вслед за Одыном. Через некоторое время, бездонная пропасть превратилась в очень глубокий овраг, дно которого было покрыто густым лесом. Одын оглядел местность, и провозгласил. - Вот, видитэ? Щто я гаварыл. Здэс мы ужэ можэм пэрэйты на другую сторану. Пащлы? - А есть ещё варианты? - Попытался съехидничать Ванёк. - Ну, можэм пайты чут далще, там авраг нэ такой глубокий будэт. - Тогда пошли уж здесь. - Пащлы. - Одын, безо всяких раздумий, принялся спускаться в овраг, переставляя ноги с одной травяной кочки на другую. Рупор болтался из стороны в сторону, подвешенный на кожаном ремне, который бывший маг "приобрёл" в одной небольшой деревушке, считая, что геройской оружие обязательно должно находится на виду, чтобы заранее оповещать врагов о приближающейся опасности. Ванёк, всё ещё находясь на краю оврага, поглядел вслед быстро спускающемуся Одыну. - И не ожидал от него такой прыти, то никак сбежать от нас не мог, то скачет будто козёл, непонятно... Эй, героище, подожди! - Это он теперь как бы предводитель. Мало ли что с людьми происходит, когда власть чувствовать начинают, что ж, подыгрываем, пусть совершит как можно больше действий самостоятельно. - Попытался изложить свою идею Джон. Одын подождал, пока Дядьки-С-Рогами догонят его, а потом, не произнося ни слова, продолжил свой путь. Так вся компания спустилась на дно оврага. Отсюда деревья выглядели куда более внушительно, чем сверху. Под пологом леса царил зелёный полумрак, кое-где, правда, солнечные лучи пробивались сквозь сплошную завесу листьев, и расчерчивали линиями света влажный воздух. - Ну, Рагатыя, пащлы! - Одын обернулся, чтобы взглянуть, не отстали ли его спутники, и застыл на месте. Там, где должен был вздыматься вверх склон оврага, стоял сплошной частокол леса, а у подножья деревьев, озираясь, сгрудились трое Дядек-С-Рогами. Для подтверждения собственных выводов, Одын обернулся на месте. Во все стороны простирался древний лес. - Енто ешчо щто?! - Бывший маг пребывал в полнейшем недоумении. - Не видишь, героище, Заколдованный Лес. Завёл ты нас. Правила нельзя обойти. Что ж, теперь нам предстоит как-то разобраться в ситуации. - Развёл руками Ванёк. - Настоящий Заколдованный Лес! - Джон решил осмотреть поближе одно из деревьев. - Ааа!!! Здэс далжны быт чудыща! - Правильно, так оно и есть. - Ванёк сложил руки на груди. - Существует только один способ выбраться отсюда. - Отстранённо заметил Джон, попутно осматривая кору близлежащего дерева. - Какой же? - Похоже, Ванёк и Одын заинтересовались данным вопросом одновременно. - Если бы я знал... Обычно существует некая тропа, валун, коряга, странное дерево, или ещё что-нибудь необычное, отмечающее точку выхода. Но чтобы опознать ориентир необходимо знать о его существовании. - В конце высказывания, Джон цокнул языком. - И? Какие предложения? - Ванёк чуть ли не усмехнулся. - Прэдлагаю идты, а нэ стаят! - Одын перебил всех, чтобы высказать своё мнение. - Вообще-то вполне логично, если не брать в расчёт то, что пространство Магического Леса очень часто простирается в бесконечность, и создаётся на лету. Идти можно вечно. - Угу, Джон, но что ещё ты предложишь? Где будем брать еду? Может быть, тут водятся зайцы, или ещё что-нибудь съедобное? - Михалыч сделал необходимые для себя выводы из всего сказанного. - Может быть уже пойдём? Уверен, тут живут звери. Может быть даже непуганые, если будем просто стоять и спорить, точно ничего не сделаем. - Ванёк решил прервать дискуссию. - Прэдлагаю ыдти туда - Одын ткнул пальцем в совершенно случайно выбранную сторону, никто не возразил. Через несколько часов, отряд остановился. Вокруг них располагались всё те же высокие деревья, которые, при беглом рассмотрении нисколько не изменились, будто бы Одын и Дядьки никуда не шли. - Слющайтэ, мнэ кажэца, мы идём нэ в ту сторану. - Или вообще не идём, в магическом пространстве возможно и такое - Чтобы придать своим словам значительности, Джон поднял вверх палец. - А что, если кто-нибудь залезет на дерево, и посмотрит, что там твориться? Предложение ничуть не хуже, чем все остальные. - Ну, Ванёк, тебе и лезть. - Михалыч хлопнул Ванька по плечу. - Да пожалуйста, мне это - раз плюнуть, вот только кто здесь Герой? - Не подействовало. Ваньку пришлось извлекать из-за пазухи тонкие, упакованные в обёрточную бумагу кошки, и спешно укреплять их у себя на ногах. Дядька-С-Рогами залез на самый верх, и остановился там, держась за несколько тонких веток сразу, стараясь запомнить как можно больше необычных деталей увиденного. Но таковых было немного - от горизонта до горизонта шёл лес. Взору представали только монотонные зелёные кроны, никаких холмов и впадин, деревья произрастают на идеально ровной земле. Внезапно, рядом с Ваньком что-то мелькнуло. Дядька-С-рогами успел разглядеть только рыжее пятно, прыгающее с ветки на ветку, прочь от него. Махнув на всё рукой, он спустился вниз к остальным, рассказать об увиденном. Никого это не обрадовало. После короткого отдыха, отряд снова двинулся в путь по направлению, предложенному Одыном. В общем-то, пути многих героев заканчиваются примерно так же - в забытом всеми месте, или на кольях древней ловушки. Возможны так же и более экзотические случаи, например, герой внезапно решил сменить профессию, просто осел в какой-нибудь деревне, провёл всю оставшуюся жизнь выращивая овец или свиней. Но все эти случаи работают только с далеко не главными героями. Герои же мирового значения, по странному стечению обстоятельств, ну и, конечно, путём приложения собственных усилий, всегда достигают целей. Они не могут сгинуть в отдалённой глуши, глупо утонуть в болоте, или попасться в лапы к чудищу на полпути. Геройски умереть и дать менестрелям повод сочинить новую балладу - сколько угодно, но только попутно победив Зло, Драконов, Демонов, Гоблинов, Буйных Амазонок и других противников Добра и Справедливости. Так что Герой, идущий к своей цели, всегда находит способ выбраться из, казалось бы, тупиковой ситуации, порой даже без своего ведома. Одын уже действительно устал. Каждый шаг давался с трудом. Да ещё эти вездесущие корни, что так и норовят зацепиться за ногу, и вывести из равновесия. Вдобавок, Два и Тры молчали, они, похоже, всё ещё держали обиду на Одына. Как бы Два не отказался петь песню в критический момент. Прошло уже достаточное количество времени. По непонятной причине, Солнце всё так же висело посередине небосвода, будто прибитое невидимыми гвоздями. Сумерки не наступали. Ванёк, Джон и Михалыч пробовали принять экстренные меры - выйти на связь с базой, но эфир был пуст и тих. Неизвестно, что бы отряд предпринял дальше, если бы у них под ногами не разверзлась земля. Внезапно для Одына, наступила темнота, короткий момент свободного падения, удар о землю. Бывший маг распластался, и не двигался. Пусть происходит что угодно, только бы больше не продираться через лес. Неподалёку послышалось тихое сопение, глухой удар, звук повторился ещё два раза, потом Одына стукнули чем-то увесистым по голове, и наступило забвение. Сознание возвращалось медленно и очень нехотя. Когда же Одын смог сфокусировать зрение, то заметил, что находился в клетке, сооружённой из молодых деревьев, сплетённых между собой. Клетка стояла посреди естественной пещеры с небольшим отверстием в потолке, сквозь которое лился свет. А по краям пещеры, прислонившись к сводам, сидели звери различных видов и размеров. Одын ещё раз протёр глаза, решив, что может быть, странное видение пропадёт, но оно не пропало. В последнее время произошло столько всего, что пора бы и привыкнуть. Бывший маг оглядел клетку. Вместе с ним находились и Дядьки-С-Рогами, которые только - только начали приходить в себя. Увидев, что пленники зашевелились, звери как будто вышли из оцепенения, к клетке ринулась ярко-рыжая белка, остановилась, и быстро заверещала. Самое интересное было в том, что визг складывался в слова, причём, довольно осмысленные: - Ха, пряснулись! Как ми вас! В волчию яяяму! - При этом, белка пригрозила пальцем. - Щто? Щто? Пачаму ты гаварищ? - Одын в полном недоумении уставился на зверька. - Сматрииити! Итот говорииит!!! - Белка обхватила лапками ушки и выпучила глаза. - Да, гаварю! - Нъе врьфьть этому обфманному манёфру! - Из толпы зверей выделился заяц. - Мы фсё рафно далшны сапрать их шкуры! - Грызун стукнул лапкой о лапку. - Точно! - Взревели все звери разом. - Люди бы поступили с нами точно так же! - Нээт! Я тута нэ пры чом! Я эта... Проста шёл шёл... - Мы тофжэ профто хотим, а фы, фелофеки, фозомнили сепя фластелинами мира, щто ж... Теперь фы глупфы, а мы умны! - Заяц вскинул лапки вверх. - Нфафицца быть на нафем мефте, ф клетке? - Он придвинуся совсем близко. - Нофачць, пфисупай! Откуда-то сверху слетел гриф, и, вытянув шею, решил исполнить свою роль в разыгравшемся спектакле. - Общество падальщиков приветствует, вас, люди. Мы здесь, потому что остальным зверям затруднительно было бы снять ваши шкуры, они ещё не ввели в обращение орудия труда. И, знаете что, это - болезненно. - Казалось, что клюв грифа невозможным образом изогнулся в некое подобие ухмылки. Одын отпрянул к другой стороне клетки, споткнувшись об Ванька, который всё ещё лежал без движения, пальцы сомкнулись, на рукоятке рупора, вскинули устройство вверх. И ничего не произошло. Два молчал. Тем временем, гриф по имени Носач оглядел пленников, и издал короткое распоряжение: - Открывайте. Стена клетки, приводимая в движения толстым лианами, медленно поднялась. К месту событий слетелись ещё несколько грифов. Одын пытался воззвать к Два, но тщетно. Бывший маг закрыл глаза, и решил - будь что будет. Прошло некоторое время. Внезапно, пещера заполнилась гомоном сотен звериных глоток. Одын разлепил глаза. В центре подземного зала стояла девушка, неистово размахивающая факелом. Отблески пламени отражались в глазах зверей, пробуждали первобытный страх, отбирали всякий контроль над телом. Бестиарий бросился кто куда, На бегу волк, снова вспомнив о природных инстинктах, попытался прихватить зайца зубами, но тот резво отскочил в сторону, чуть не придавив рыжую белку. Через мгновения пещера опустела. Девушка бросила факел на пол. Только теперь Одын сфокусировался на ней, и решил, что, возможно, общение со стервятниками было не самым худшим вариантом развития событий, ибо юная особа была просто ослепительно прекрасна. К тому же, она предпочитала весьма раскованный вид одежды. Одын сглотнул. Он уже чувствовал, как к лицу приливает кровь. Девушка тем временем двинулась по направлению к клетке. Наблюдая за е ё движениями, Одын готов был уже бежать без оглядки, но вспомнил, что путь к отступлению преграждала решётка, сплетённая из молодых деревьев. Оставалось только сидеть и думать, авось пронесёт, при этом стараясь оторвать взгляд от бёдер красотки. Через некоторое время, девушка подошла к Одыну, присела на корточки рядом, и заговорила с ним. - Ну, приветствую тебя, Одын. - Ко всему прочему, она ещё и улыбалась как ангел. - Здрассьте... - Бывший маг понял, что оказался в безвыходной ситуации. Если она придвинется чуточку ближе... - Зови меня Эдриана. - Не сводя глаз с Одына, девушка положил ему руку на плечо. - Оччень карощее имя. - Одын сам и не догадывался, как он смог это произнести в такой момент. - Что ж, Герой, вот я и нашла тебя, ну, считай, что ты спасён. - Эдриана чуть сдвинула голову, русые волосы красиво переливались в лучах света, просачивающегося сквозь отверстие в потолке. - Хех, прям мэна искала? - Одын как-то глупо улыбнулся. - А кого же ещё? - Девушка провела рукой по подбородку Одына. - Эта, навэрна нэправда..... - Улыбка стала ещё шире, Одын пошатнулся, и провалился в обморок, падая прямо в объятья к Эдриане. Та явно не ожидала такого поворота событий, но очень быстро разобралась в чём тут дело, и бережно уложила бывшего мага на землю. В этот момент, Ванёк окончательно пришёл в себя, огляделся, и открыл рот. Через некоторое время он произнёс: - Вика, ну а ты то что здесь делаешь?! И почему так одета?! - Паааап, ну, понимаешь, отправили меня к вам на помощь, ну надо так. Ванёк хлопнул себя по лбу, и замотал головой. - Мдяяя... Ситуация становится всё более запущенной. Но ты всё же объясни, к чему такой глубокий вырез, и зачем было надевать кожаные сапоги выше колен? Понимаю, что в твоём возрасте нужно эффектно появляться, но ты взяла хоть что-нибудь переодеться? - Ванёк ещё раз оглядел Вику с ног до головы. - Ну или хотя бы штаны. И вообще, чего-нибудь полезное прихватила с собой? - Не волнуйся, пап, я всё объясню. А из предметов, вот... - Вика сунула Ваньку большой заплечный мешок, доверху набитый чем-то. - И что это за имечко такое, Эдриана? Вика - Эдриана лишь закатила глаза. "И когда он успел услышать..." Одын Против Зла (Где же Два и Тры!!!) -Ч то же произошло? - Ну, действие этого артефакта - шара Остароса, или как его там? - Тогда почему звери стали разумны? - А вот это вопрос чуть сложнее. Аналитический отдел выдвинул предположение, что здесь всё дело в ментальной энергии. - Что ещё за такое? Вика ненадолго задумалась. - Это как бы некая субстанция, которую люди тратят на разумную умственную деятельность. Сейчас таковая отсутствует, а ментальная энергия не может оставаться в покое, вот она и передалась каким-то образом диким зверям. - Звучит ужасно глупо. - Ванёк покачал головой. - Что верно, то верно, ну, зато хоть какие-то хорошие новости - аналитический отдел придумал, как вас вытащить из Заколдованного леса. - Вика улыбнулась. - Я даже взяла с собой карту. - Некоторое время, девушка рылась вещевом мешке, потом триумфально извлекла оттуда вложенный в папку лист бумаги, и передала Ваньку. Тот внимательно изучил полученное, и проворчал: - Но тут же просто каракули и закорюки. - Эээ, пап, не понимаешь! - Вика вскинула вверх указательный палец. - Не всё так просто, как хотелось бы. Это ж тебе не карта обычной местности, тут всё очень условно, но можно понять, где выход. - И где же он? - Ванёк вскинул бровь. - Судя по карте... он... эээ... а где мы находимся? - Вика в недоумении обвела взглядом весь отряд. Ванёк просто зашёлся смехом. - Приплыли! Всё, дожили, аналитический отдел выдаёт закорюки, и делает вид, что так и должно быть. А где этот... Героище? Одын! - Бывшего мага не было в поле зрения. - Ну вот, теперь и он куда-то делся, хотя только что вроде где-то тут крутился. Эх, не поймёшь всех этих магов, воинов, варваров, крестьян... кто там ещё героями бывает? - Геройские спутницы? - попыталась помочь Вика. - Не, эти обычно только мешают... Что ты имеешь ввиду?! - Ванёк вдруг резко осёкся. Одын стоял за большим деревом, и молча смотрел на лагерь, попутно решая, когда наступит наилучшее время для быстрейшего бегства. В ту минуту его не волновало, куда именно он побежит, и, самое главное, куда он таким образом прибежит. Но внезапно в лагере Дядек-С-Рогами наступило молчание. Бывший маг, уже порядочно отойдя от большого дерева, вернулся к своему наблюдательному посту, и ещё раз взглянул, "а вдруг у этих рагатых чаго случилас?". Выяснилось, что Дядьки-С-Рогами просто сидели, подозрительно уставившись на Эдриану. Что-то тут явно было не так. Хотя, как это должно волновать Одына? Он лишь пожал плечами, и развернулся, чтобы уйти, как вдруг в его голове раздался знакомый до зубной боли голос: - Куда ента ты сабрался? - спросил Два. - Два? Ты загаварыл опят?! - Ну, пара б ужэ, ато ты тута такых дэлов надэлаешь, щто угук каюк. - Да, да! Ура, сэйчас я снова буду всэх пабиждать с помащью пэсны!!! - Одын чуть было не запрыгал на месте. - Щаз! То щто я загаварыл ишчо нэ значит, щто я болщэ нэ обыжаюс. - Щто? Как так? - Ню, я проста прэдлагаю сдэлку... - Договорить Два не успел. - Кхакую сдэлку, ты живёшь в маей галавэ!!! - И атлычна сэбя чувствую. - Ах такх!!! - Ты даслющай, будэт каращо всэм. - Ладна, гавары. - Так вот, Одыныч, правыла такое - ты болщэ нэ убэгаишь от Эдрыаны, а строишь атнашэныя. - ШТО?! - Савсэм глюпый?! Ешчто нэ понял, ЗАЧЭМ она сюда пишла дэйствытэлно. Тэпэр, когда ты палучыл наши с Тры распоряжэния, ступай. - Но... но... но... - Еслы папробуишь убэжат, то проста вспомны пра страшных умных звэрэй! - Да кхак ты смеишь, Два?! Кхак так можна?! Отвэчай! - Одын подождал. Никто не ответил. Бывший маг попал в ужасно неловкую ситуацию, буквально между молотом и наковальней. Хотя, кто знает? Ванёк только открыл рот, чтобы высказать все мысли насчёт Викиного поведения, как тут же его и захлопнул. - Я что-то услышал! - Джон ткнул пальцем в сторону произраставшего неподалёку подозрительно большого дерева. Момент, наиболее походящий для назидательных высказываний, был упущен, попытки донести нужное до неокрепшего разума теперь вызовут лишь насмешку, а может быть даже и неприязнь. Ванёк сжал кулаки, он бы с удовольствием надавал этому зазнайке Джону, который вот уже всё утро беззастенчиво пялиться на его дочь, но они пока что одна команда, не стоит открыто действовать друг против друга в самом разгаре выполнения задания. Джон, тем временем, встал, прошёл несколько шагов по направлению к большому дереву, выставив вперёд указательный палец, будто полководец, потом остановился, и с уверенным видом провозгласил: - Там точно что-то есть! - О, эка невидаль! Как будто ты понятия не имеешь, КТО скрывается за этим деревом! - Ванёк даже не пытался скрыть свою сердитость. - Выходи, героище! Чего там прячешься? Одын медленно спустился к лагерю. Вид у него был убитый. Бывший маг, стараясь не отрывать глаз от земли, медленно прошёл мимо Эдрианы, и уселся на длинную корягу, чуть поодаль от остальных Дядек-С-Рогами. Наступило затяжное молчание. Одын настойчиво ввинчивал взор в землю, но почему-то ему казалось, что все неотрывно смотрят на него, и ждут объяснений. - Я эта... я пащёл искат... еду... - Сказал Одын со значительной паузой между словами. - Похвальное рвение. Признаться, я прямо счастлив. Если бы этот поход ещё имел хоть какой-то результат, было бы отлично. - Пробурчал в ответ Ванёк. - Хм, кстати о еде! Мне кажется, пора подкрепиться! - Михалыч, наконец, услышал хорошо знакомое слово. - Не время, запас рассчитан на длительный срок, предлагаю дать карту Одыну, чтобы он посмотрел, и высказал хоть какое-то мнение, Герой как-никак. - Эдриана уже схватила испещрённый завитыми линиями лист бумаги, и направилась в сторону Одына. "Ну вот, она ужэ здэс" - Подумал Одын, но карту в руки взял, сделав при этом умный вид. Его взгляду предстал целый сонм закорюк, расположенных по непонятной логике. Но такое впечатление создавалось только при беглом осмотре. А вот если взглянуть чуть внимательнее, то... - Я знаю, щто нада дэлат! - Воскликнул Одын, не отрываясь от карты. Дядьки-С-Рогами мгновенно затихли, даже Михалыч перестал называть различные способы приготовления свежедобытого кабана. - Пайдёмтэ, я вас правэду! - Да, уже бежим. Один раз ты нас завёл. - Ванёк лишь махнул рукой. - Но я дэйствытэльна знаю, как идты! - Пап, он знает, к тому же, других идей нет! - Ну вот, и ты туда же. Что ж, геройская любовница, или кто ты там... похоже, у нас нет иного выбора, верно ребят? - Ванёк взглянул на Михалыча и Джона. Те просто промолчали в ответ. - Тогда будем считать, что решение принято единогласно. Осталось только выбрать человека, который понесёт всё наше барахло. - Вот тут-то Ванёк и понял, что совершил очередную ошибку, но было уже поздно - тащить мешок пришлось ему. Отряд упорно продирался через лес. Солнце всё так же красовалось на небосводе, будто пришпиленное, это создавало жутковатое ощущение затхлости времени и пространства, казалось даже, что воздух остановился, и не обновлялся вот уже сотни лет, но выбирать не приходилось. Одын, как проводник, шёл впереди, сверяясь с картой, и не огладываясь назад, ведь так можно было случайно встретиться взглядами с Эдрианой, хорошо, что она там, позади, так спокойнее... - Тебе помочь? - Внезапно справа странным образом оказалась Эдриана. Как же Одын мог её не заметить? - КгхЫммм... - Бывший маг чуть не упал, такого он явно не ожидал. - Не поняла? - Эдриана чуть сдвинула бровки. - У мэня всё ест, и мэне ничаго нэ нада. - Протараторил Одын, даже не задумываясь над смыслом произносимого. - Уж прям вот так и ничего? - Нуууу... - Одын закатил глаза. - Что ну? - Кхакая разныца?! - Бывший маг всё никак не мог понять, чего она к нему привязалась. - Как скажешь. Кстати, что там насчёт выхода из этого места, а? - Эдриана чуть ехидно улыбнулась. - Выхад... Выхад... Ах да... Выхад... Я магу с увэрэннастью сказат, щто он там. - Одын ткнул пальцем вперёд. - Там - это сколько ещё идти? - Полчаса! - Точно? На мой взгляд, так впереди сплошной лес на все двенадцать, а может и двадцать часов пути... - Неет, тут жэ нарысована, щто нада чэтырэ раза обойты вакруг дэрева, у каторва чэтырэ бэлых вэтки, патом прайти шыснадцать шагов впэрёд, и на сэмнадцатом сдэлат бальшой шаг. - Одын говорил с глубоким знанием дела. - Вот так прямо всё и нарисовано? - Несколько ошарашено спросила Эдриана. - Да. - Бывший маг смотрел прямо перед собой, казалось что его шея мгновенно потеряла всякую эластичность, и даже будь у него желание посмотреть на Эдриану, он бы всё равно не смог этого сделать. - Вот так вот... как же ты там всё это разглядел? - Ха, да всё очэн проста! Эта ж пачты маи дэтскые рысунки. - Что?! - Ага, эта я падобноя рысавал, када пэрвый раз услышал сказ пра гэроя Валава. Ему кхак раз нужна была прайты чэрэз Закалдованый Лэс. Как жаль, щто в канцэ его съел дракон... И нэ маглы прыдумат канэц палучшэ. - То есть... то есть ты это сам нарисовал? - Эдриана окончательно утратила ниточку, ведущую к пониманию происходящего. - Нэт, кханэчна жэ, проста всэ дэти знают эту иллюстрацию. Тэ счастлывцы, у каторых была книга Сказов с гравюрами ат Крыварукава Орро, выдэлы эти изображэныя. Вот так должна была выглядэт карта, попавшая в руки к Валаву... - Одын осёкся, увлёкшись повествованием он совершенно забыл о несгибаемости своей шеи, и сейчас смотрел прямо Эдриане в глаза. Бывшего мага чуть удар не хватил, от ужаса он так и застыл. Пространство вокруг заполнилось напряжённым молчанием. - И? Откуда Валав взял карту? - Эдриана придвинулась чуть ближе. - Яму её дала эта... Красотка Маканна! - Одын попытался отодвинуться подальше, но ему удалось лишь изогнуть спину назад. Так он поставил себя в очень неустойчивее положение. - Только предала ему карту и исчезла из повествования? Хм? - Казалось, что Эдриана просто решила свалить Одына с ног. - Кханэчна нэт! Валав сваё дэла знал туга! - А ты? - Последнее девушка произнесла совсем тихо. Но ответа она не дождалась. Их догнала оставшаяся часть отряда. Одын взглянул в сторону приближающегося шума, и, не удержав равновесия, упал на землю. Эдриана, по инерции двинувшись к Одыну, повалилась вперёд, приземлившись прямо на него. В этот самый момент, Ванёк раздвинул кусты, и, взглянув на открывшуюся его взору картину, потерял дар речи. В таком ужасном положении Одыну ещё не приходилось бывать. Уж лучше каждое утро просыпаться с похмельем, или вновь оказаться в пещере с драконом, чем переживать такое. На мгновение бывший маг подумал "ну всё, теперь мэна рагатыя точна зарэжут". Как ни странно, в ответ прозвучало бодрое восклицане Два: - Не дрефь, ты пачты у цэли! - Эта нэ я! Я тут нэ пры чом!!! - Истошно завопил Одын, извиваясь ужом, и стараясь как можно быстрее подняться с земли. Ванёк в ответ лишь тихо покачал головой, при этом вздыхая. - Эх ты, героище, даже не пытаешься её защитить, скулишь, как пёс паршивый. Вставай, и давай топай, а я сделаю вид, что ничего не видел. Пока что. А потом поговорим. Одыну особенно не понравилось окончание этой длинной фразы, но делать было нечего. Он взял карту в руки, и побрёл дальше, свесив голову, не оглядываясь назад. Может быть, Эдриана хотела что-то сказать, может быть и нет. В любом случае, Одын бы не обернулся. Наконец, впереди показалось искомое дерево с четырьмя засохшими и побелевшими от времени ветками. Отряд остановился. - Теперь что? - Спросил Джон. - Хех... А тэпэр проста сматрытэ на мэна и павтаряйтэ. - Проговорил Одын как-то очень грустно. Через мгновение он уже начал нарезать круги вокруг дерева. Один, два, три, четыре. Наконец, бывший маг остановился, развернулся спиной к отряду, затем прошёл шестнадцать шагов, выпрямился, и со вздохом шагнул особенно широко. В то же мгновение основная часть Одына исчезла, на виду осталась лишь одна нога, которая стояла на земле в момент шага, но вскоре она подалась вперёд, и тоже исчезла. Так Одын покинул Заколдованный Лес. Дядьки - С - Рогами стояли, в недоумении глядя на странное дерево. - Итак, вам всё ясно? Кто следующий? - Ванёк оглядел отряд. - Давайте я, что ли пойду? - Проговорила Вика. - Топай. - Очень холодно ответил Ванёк. Девушка неуверенно приблизилась к дереву, огляделась, и пошла по часовой стрелке, одной рукой держась за ствол, про себя отсчитывая, сколько она уже успела пройти. Наконец, Вика, остановилась, стоя спиной к отряду. Далее - шестнадцать шагов вперёд, и один большой. Она исчезла. Солнце дёрнулось, и резко спустилось вниз по небосводу, затем, вокруг стало темно, в небе зажглись звёзды, и, казалось, что сам небосвод обернулся вокруг невидимой оси, после чего начало светать, а уже через несколько секунд Солнце снова сияло. По его положению можно было сказать, что во внешнем мире наступило утро, то есть, отряд провёл вне времени чуть меньше суток. Одын обернулся, похоже, Эдриана уже успела повторить его действия. Они опять остались одни. Бывший маг напрягся, готовясь к худшему, но лишь услышал: - Ты молодец, Одын, нашёл правильный способ. Без тебя мы б не выбрались... Хех... Одын остолбенел. Ему ещё никогда не говорили такого. Обычно все орали: "Ты что, идиот, зачем ты это делаешь?!", или "Почему ты никогда не можешь ничего сделать правильно?!", а она, она хвалит его! Что же такое происходит?! Одын решился. Он обернулся, и взглянул на Эдриану. - Я эта... Я ж всэх суда и завёл... К своему ужасу, Одын заметил, что на щеках Эдрианы выступил румянец. - Но... - Девушка запнулась. - Никогда не делал ничего более глупого. - Пробурчал вышедший из Заколдованного Леса Ванёк, кидая мешок с припасами на землю. Ну, сейчас дождёмся остальных, и пойдём уже к месту обитания этих идиотов, которые используют шар Остароса. Кстати, Вик, карту нормальной местности тебе дали? - Да... Должна быть в мешке, поищи. - Ответила Эдриана. Ванёк запустил руку в мешок, пошарил там немного, нахмурился, и отошёл подальше. - Нет уж, Вик, лучше ты сама найди. - Ладно. - Девушка уверенным движением открыла боковой карман, и вытащила карту. - Вот, держи. Ванёк взял упакованный в целлофановую папку, и сложенный вчетверо большой лист бумаги. - Да... Тут понятнее всё изображено, но это явно не снимки со спутника... Спасибо, что хоть место назначения помечено большим красным крестом. - Ну, постарались наши аналитики, как видишь. - Вика улыбнулась. - Мы свободны! Мы свободны! - Джон вышел из Заколдованного леса. - Я, кстати, наши знаки разбросал и на той странной земле. - Угу, теперь все белки непременно поступят на службу в ряды Дядек-С-Рогами. - Пробурчал Ванёк. - Как там Михалыч? - Идёт следом. - Я уже здесь. - Пробормотал Михалыч, проходя сквозь незримый барьер. - Хорошо. Передохнули? Вперёд. Времени мало. - Сказал Ванёк без всякого выражения. - А перекусить? - Михалыч не ожидал, что привал уже закончился. - Когда вылезем из оврага, тогда и перекусим. Вика, Одын, Джон, идёмте. Разговор прекратился, но все почему-то так и застыли на месте. Наступило странное молчание, при котором никто не решался двинуться первым. - Ну то, пащлы? - Проговорил Одын, разрушив оковы тишины. Его теперь не волновали последствия - что может быть хуже того, что уже произошло? Как ни странно, все просто последовали совету, и тронулись с мест, не произнеся ни слова. Одын перевёл дух. Теперь перед ним стояла вполне конкретная и простая задача - вылезти из оврага, причём ему даже не обязательно быть лидером отряда, просто топай вместе со всеми. - Итак, Одыныч, ты вэдёш сэбя коя как! - Раздался голос Два... - Тока нэ сэйчас! - Одын понял, что момент был самый неподходящий. - А кагда? Мы ужэ пачты прышлы к логаву Зла! Щто ты будишь там дэлат бэз нас?! Одын досадливо глянул на свисающий с плеча рупор. - Буду... - Бывший маг сглотнул. - Драцца рукамы и нагамы! - Ха! Ну щто ж, пасмотрым, пасмотрым, но помны, щто у тэбя всё ящо ест шанс! - Два замолк. - Шанс - шманс - ента ж Эдриана... Она ж... - Одын совершенно забыл, что говорит вслух. - Что я? - Всё это время девушка шла очень близко. - Ничаго. Я проста... Иду. Да. - Одын решил, что таким образом сможет оборвать начинающийся разговор. - И говоришь... Это? Это Два и Тры? - Да. - И что они говорят про меня? - Многа чаго. - Теперь Одын уже всем своим видом показывал, что разговор следует прекратить, Эдриана не стала упорствовать. Наконец, отряд выбрался из оврага, к этому моменту солнце успело взобраться по небосводу, достигнув положения, означавшего, что наступил полдень. Остановившись на короткий отдых, Дядьки-С-Рогами обсудили дальнейшие план действия, и порешили, что до Тёмной Цитадели они доберутся сегодня же, и, скорее всего, очень скоро их поход закончится. Одына же волновала перспектива нападения на бастион Тёмных Сил впятером, а не пятью десятками тысяч, но делать было нечего, ведь обещается целая гора золота... А рогатые уж как-нибудь разберутся... Только что-то не было особой радости в мысли о горе золота. Ведь какой смысл в золоте, когда ты снова вернёшься к своей скучной и обычной жизни, столько повидав и столько узнав? Да и к тому же, Эдриана, уйдёт навсегда, и Одын её больше никогда не увидит. Она была единственным человеком, сказавшим ему добрые слова без какой-либо корыстной цели. Просто так, от чистого сердца... А это уже многое значило для Одына. Но всё же ещё есть время повлиять на события, пока ещё можно многое изменить... При этой мысли, горечь немного отступала, вместо неё приходила уверенность, что в любой момент можно многое изменить. Вот только как начать изменения, и, главное когда, оставалось неведомо. Получилось, что Одын много часов провёл в уверенности, что через мгновение он начнёт всё менять, только вот немного соберётся с силами. Но ничего не произошло. Отряд так и дошёл до Тёмной Цитадели, которая находилась в шести часах пути от отмеченного на карте восклицательным знаком Бездонного Оврага. Внезапно движение закончилось. Одын настолько погрузился в себя, что даже не заметил, как преодолел оставшуюся часть пути. Перед ним в небо вытянулась Тёмная Цитадель. Да, это место по праву носило такое название. Башни, выложенные из чёрного камня, тянулись ввысь, на них падал оранжевый свет заходящего солнца, а с Востока уже тянула свои щупальца тёмня ночь. В таком освещении, цитадель как будто стояла на границе мира дня и ночи, Света и Тьмы, отбрасывая гигантскую чёрную тень на раскинувшуюся покуда хватало зрения иссушённую равнину. Башни окружала высокая массивная стена, которая всем своим видом советовала захватчикам, буде такие объявятся, тут же повернуть восвояси, и не тратить свои силы и жизни на бесполезные попытки её преодолеть. Если приглядеться, то эта стена была не такой уж и монолитной - на самом верху виднелись редкие окна, в которых уже зажгли свет. Вокруг стены шёл кошмарного вида ров, дно которого усеивали ржавые стальные колья, между которыми насыпалось уже достаточно много грунта, а кое где-где даже проросла трава. Единственным входом в Цитадель, вопреки всем канонам, свидетельствующим о непременном наличии тайного лаза за водопадом, являлись гигантские врата, к которым вёл увесистый подъёмный мост, чтобы удержать который, требовалось множество чёрных цепей, закрепленных по всей его длине. - Что ж, мы у цели! - Провозгласил Ванёк. - осталось только победить зло, скрывающиеся за этими стенами. Кто желает покинуть отряд, может сделать это сейчас. - С издёвкой произнёс Дядька-С-Рогами. - К сотрудникам нашей организации и Герою это не относится. И так, если все согласны, мы идём! Одын повесил голову. Вот теперь уже точно не куда было бежать. Оставалось только идти на встречу судьбе, шаг за шагом, медленно и неотвратимо двигаясь к развязке. Отряд ступил на мост. Его размеры и толщина просто поражали воображение. Невозможно было даже представить, с помощью какой силы обороняющиеся предполагали его поднимать в случае нападения. Мост закончился. Чёрные ворота, на проверку, оказались составлены из искусно скреплённых между собой стальных листов, выкрашенных чёрной краской. Как ни странно, в правой створке ворот имелась небольшая дверца, как раз, чтобы дать проход одному человеку. Она даже оказалась не запертой. Ванёк первым вошёл внутрь. - Ну вот, считайте, что дело сделано, теперь осталось только победить зло, и дело с концом! - А какоя ано, эта зло? - Одын заглянул внутрь. - У... Зло... Обычно куча людей, одетых в странную одежду и делающих сложные лица, ничего особенного. - Ванёк махнул рукой. - Люды? Ах. Люды, ента инагда хужэ драконав... Асобэна када дэлают сложныя лыца... - Бывший маг тоже вошёл внутрь Тёмной Цитадели. - Ничего, ты им песню спой, с ними сразу что-нибудь зловещее приключится, заклятье спадёт, и всё. И тут перед Одыном встала дилемма: говорить, что он больше не может Пэт Пэсну, или не говорить. Одын решил пока что промолчать, ведь, может быть, всё и обойдётся - Тёмная Цитадель не выглядела особенно людной, к тому же, она такая большая... - Точна, впэрёд! - Слышали, что сказал Герой? Шевелитесь! - Скомандовал Ванёк. Отряд оказался внутри. Их встретил совершенно пустой циклопических размеров зал, вся дальняя стена которого была усеяна множеством дверей, к каждой вела тоненькая лестница. - Вот это оборонительная система! Нападающий просто запутается здесь! - Джон даже присвистнул. - Ну что, Герой, куда идём? - Спросил Михалыч. - Я прэдлагаю - В срэдную двэр. - Одын даже немного оживлся, похоже, появился реальный шанс добраться до шара Остароса незамеченными. Хотя, тут надо ещё разузнать, что является конечной целью Дядек-С-Рогами, может оказаться, что артефакт совершенно не важен для её исполнения. - Есть другие предложения? - В ответ Ваньку раздалось многозначительное молчание. - Тогда пошли. Одын незаметно перебрался за спины Дядек - С - Рогами, и поплёлся позади всех, ежесекундно ожидая внезапного нападения. А потолок, казалось, следил за ними, такой высокий и неприступный, в его изгибах скрывается вечная Тьма... Одын смотрел вверх на арочный потолок, между балкам которого сплелась тугими нитям столетняя паутина, способная удержать даже человека... Внезапно раздался звук одновременного открытия сотен дверей. Одын глянул перед собой. Из дальнего конца зала ударил разбитый на ячейки свет - Все маленькие дверцы оказались открыты. К отряду понеслись тёмные фигуры, в руке каждой из которые сверкало что-то блестящее и смертоносное. - Давай, Герой, Давай, действуй! - Прокричал Ванёк. Одын инстинктивно схватился за рупор, как вдруг всё вокруг метнулось куда-то вверх, а потом стало темно, только ветер свистел в ушах. Одын понял, что падает. Под ним разверзся пол. Внезапно, он ударился об уступ, теперь бывший маг иже не падал, а скатывался куда-то вниз... А тем временем сверху доносился топот ног. Эдриана прокричала что-то, Одын не смог разобрать, а потом дверь в полу захлопнулась, заглушив все звуки. Дорога вниз казалась бесконечной, но внезапно внизу всё же забрезжил блеклый свет. Одын вскрикнул, когда тоннель закончился, и очнулся уже лежащим на полу... В тесной камере. Оглядевшись, маг понял, что в потолке этой каморки имелась дверь, сейчас, правда, тоже закрытая. Одын был в камере не один. На него смотрел мускулистый мужчина, у ног которого лежал двуручный меч. По его виду можно было сказать, что он уж точно бы не стал бы долго думать над вопросом, где же у этого меча рукоятка. - Приветствую! - Мужчина вскинул вверх правую руку. - Эээ... Я тожэ... Првэтствую. - Хех... Ну что ж, ты, значит, тоже Герой, и тоже главный и единственный? - Вродэ бы. - Одын не понимал, что происходит. - Тогда присаживайся и просто жди. - Чаго ждат? - Чего нибудь. Главных героев никогда не ловят и не сажают в темницу просто так. - Это да. - Интересное дело, получается, что во всей этой заварушке целых два Главных Героя. - И хто жэ втарой? - Я. Раз, Два, Три. -К хак так? - Одын даже развёл руками. - Откуда тэбе знать? - Ну, просто я совсем не так глуп, как кажусь. - Мужчина повторил жест Одына. - Пастой. А ты хоть хто? - Я эльф Арнелл! - для пущей важности герой номер два встал на ноги, и стукнул себя кулаком в грудь. Одын в недоумении уставился на странного сокамерника. Что-то было не так. Бывший маг упорно пытался выискать недостающую деталь, и, наконец, ему это удалось. - Ельф? А иде ж тваи ушы? Арнелл даже чуть ссутулился. - Отрубили. - Правда? - Правда. Думаешь, легко живётся эльфу - мечнику? - Ну, вы, ельфы, абычна с цаблэй ходытэ, и давай всэх быстра-быстра рубыт. - Как видишь, моё оружие - двуручный меч. А уши выступали слишком далеко, и их отрубили случайными ударами. - Арнелл окончательно сник. - Павэр мене - не самая плахое, шо можэт праизайти. А вот маё аружия! - Одын продемонстрировал рупор, и, к своему ужасу заметил, что он раскололся при падении. - Что это? - Это... Эмм... АНО СЛАМАЛАСЬ!!!! АААА!!!! ГОРЭ НАМ ГОРЭЭ!!! СЭЙЧАС МЫ УМРЁМ!!! ААА!!! - Да успокойся! - Эльф даже заткнул пальцами ушные отверстия, чтобы обезопасить барабанные перепонки от столь пронзительных воплей. - Всё будет в порядке, что-нибудь хорошее произойдёт. Вскоре Одын выдохся, и мешком брякнулся на пол, свесив руки, будто те были ему не подвластны. - Мы абрэчэны. Усё, капэц нам. - Бывший маг хлопнул ладонью по полу. - Да ладно тебе, у меня же есть меч. Всех победим. - Вряд лы. Эй, Два и Тры! Живы там? усё, капэц, можэтэ болщэ нэ абижацца. - Щёрт, Одыныч, да мы и нэ абижалысь, мы хатэлы как лучшэ, и оставылы тэбя в пакое, но пры этам падталкивалы тэбя к тому, щтоб ты с дэвущкой был. А тэпэр гляды, как всё обэрнулось, стоила нам толька пустыт сытуацию на самотёк. Мы скора умрём! - Тихо проговорил Тры. - С кем это ты разговариваешь? - О, Арнелл эта долга абъяснят. - Одын махнул рукой с какой-то особенной обречённостью. - Не хочешь, как хочешь, тогда я вздремну, а ты тут пока что посиди, разберись как следует в себе, можешь тоже поспать скоро нам потребуются силы. - Эльф говорил так, как будто они с Одыном были уже давно знакомы, и, к тому же являлись хорошо понимающими друг друга напарниками. - Ладна. - Стоило только Одыну выразить своё согласие с предложенным планом действий, как Арнелл повалился на бок и захрапел с совсем не свойственной эльфийскому народу силой. - Одын, луче спы, так можэт и удастса выбраться из этай заварухи, я ж всё такы умэю ешчо пэт, хотя и нэ так громка, как то было с тваим аружием. - предложил Два. - Лэгко тэбэ гаварыт! Как жэ мэне посля такого пэрепугу заснут? - Возмутился Одын. - Нужна выпит. - С выражением знатока заявил Тры. - Я тожа нэ протыв, можэт быт ты ешчо знаешь, иде взят выпивку? На этот вопрос Тры затруднился ответить, а вскоре он вообще заявил, что спит, и умолк. Одын, в который уже раз, остался один. Он молча сидел, и смотрел на потемневшие от времени и сырости камни, из которых были сложены стены камеры. Стараясь не шуметь, бывший маг провёл по камням рукой, силясь почувствовать какие-либо отклонения в структуре стены, свидетельствующие о наличии потайного выхода, но всё было сделано добротно и монолитно. Значит, как и предложил Арнелл, нужно подождать. Обычно приспешники зла не выдерживают, и сами приходят к герою в камеру. Чтобы поглумиться или разделаться, тогда-то и не следует медлить. Заснуть Одыну не удалось, в его голове без устали роились разнообразные мысли, варьировавшиеся от раздумий, как бы выбраться из бастиона Тёмных сил до воспоминаний об Эдриане, оные, почему-то заставляли сердце бывшего мага биться чуть быстрее. Интересно, а что эти злобные Тёмные с ней сотворили? Тут в дело вмешалась отговорка, что, возможно, дали денег и отпустили, пожелав доброго пути, но в этот же момент всю идиллическую картину испортил здравый смысл, который подсказывал, что Эдриана сейчас, скорее всего, корчится от боли в одной из бесчисленных пыточных камер... Осознание прошло по разуму как удар. Кулаки Одына сжались, он поднялся на ноги. Никто не смеет плохо обращаться с девушкой, которая сказала ему добрые слова. Никто. Пусть даже это будет сам Властитель Тьмы. Ремень для рупора был расстёгнут, и, теперь уже бесполезный кусок пластмассы, глухо ударился о каменный пол. Одын набрал в лёгкие воздуха, и провозгласил: - Я ыду!!! - Кто?! - Выкрикнул Арнелл, вскакивая на ноги, и вскидывая меч, который прошёл в опасной близости от горла Одына. Наступило неловкое молчание. - А, это всего лишь ты опять говоришь сам с собой? - Эльф обмяк, и спокойным плавным движением спрятал меч в ножны. - Вродэ таго... - Прошептал бывший маг, ни жив ни мёртв. - Не спиться тебе, что ль? - Нэт. - Одын никак не мог придти в себя, его не покидало чувство, что в какой-то из бесчисленных вероятностей этого мира, ему запросто могли спросонья отрубить голову. - Грустишь? Или вообще не спишь? Вы маги - народ такой... Весь странный и повывернутый, может, вам и спать не надо вовсе. - Я пахож на мага? - Одын оглядел свою истрёпанную мантию. - Вообще-то да. - Щто ж, прыятна слышат. - Одын сглотнул. Ему еле удалось немного успокоиться после шока, полученного от излишней близости к заточенной стали. - А ты не маг? - Арнелл хотел убедиться наверняка. - Нэ савсэм. - Ну вот, как я и предполагал, всё оказалось очень запутанным и сложным к пониманию простых смертных вроде меня. - Угу, ельф, очэнъ прастой, оченъ смэртный. - Пробормотал Одын. - Да. Смертный. А что в этом такого? - Вы ж ельфы всэ пагаловно бэссмэртны. - А я такой... Особенный! - Арнелл попытался гордо вскинуть голову, но получилось немного обиженно, так, как будто он пытался спрятать взгляд. - Нэ выжу ничаго карощего в патэрэ бэссмэртыя! - Одын решил, что тут что-то не чисто, и решил выяснить всю правду о своём странном сокамернике. - Зато я умею обращаться с двуручным мечом! - Эльф старался быть убедительным. - Хм. И радэ этаго ты патэрял бэссмэртые? - Одын упёр руки в бока. - Да... - Голос Арнелла дрогнул. - Не все же эльфы умеют обращаться с двуручным мечом! - Им эта и нэ нада! Ха! Хочэш мэна абманут?! - Бывший маг надулся от важности. Он чувствовал себя детективом, распутывающим чрезвычайно сложное дело. - Нет, не хотел... - Арнелл съёжился, стал каким-то жалким и несчастным. - Тагда щто? Можэт, ты ваабще этат... Злой Тёмный? - Да не тёмный я. Просто выбрал себе тропу вечного скитальца, странствую по свету, борюсь со злом, совершаю подвиги, я всё время один! Меня окутывает тайна! Я ушел из нашей эльфийской общины, отказавшись от бессмертия. Одын прищурился, и глянул на безухого эльфа. - Нэдавна ты гаварыл, щто, патэрял бэссмэртые из-за двуручнаго мэча! - Это тоже один из факторов... - Эльф пытался что-то возразить. - Нэ вэрю. - Одын выставил одну ногу вперд, сложив руки на груди. - Я тоже не особо верю своим словам. - Арнелл чуть ли не плакал. - Хочешь знать мою настоящую историю? - А как жэ?! - Внутри Одын ликовал. Он добился своего. Два и Тры тоже считали, что он поступил правильно и всячески хвалили его. - Тогда слушай историю мою, о Странный Маг! Я Арнелл, жил в небольшой общине Стромглинского леса, если ты конечно знаешь о таком. Хорошо там было. Нетронутая природа, чистая вода, целебные травы, дикие звери, высоченные деревья. Ещё была там дочь старейшины - Эльфинининафиэльян... Она была прекраснее, чем жизнь, чиста, как рассвет, её походка походила на шелест ветра в весенней листве... - Щто? Карочэ, она тэ нравицца. - В общем-то да. - И? Арнелл запнулся. - Ну... Случились такие всяке вещи... - АГА! - Одын понял, что повествование добралось до самого интересного момента. - Что ага? Старейшина был очень сильно против нашего союза, поэтому изгнал меня и лишил бессмертия. - Вот так вот проста? Врёш ты! - Вру вру. - Арнелл отвернулся. - На самом деле я пробрался ночью в её спальню, что расположена на вершине большого дерева. Ну и... - Кхак ты мог?! - Бывший маг выпучил глаза. - Да нет. Туда я отправился за каким-нибудь предметом её обихода... Знаешь, чтобы приворожить у нашей местной ведьмы. Ближе всего к окну лежало нижнее бельё... Ну я его и схватил... - Арнелл начал давиться от горького смеха. - Вот только потерял равновесие, и гулкро шмякнулся об пол, умудрившись, к тому же, прищемить хвост лесной кошке, которая часто спит подле кровати Эльфинининафиэльян. Одын прикрыл ладонью рот, потому что у него вырвался тихий смешок. - Но эта жэ было групастью и нэдоразумэнием! - Может быть. Но та кошка как заорёт! А потом Эльфи открывает глаза, а на полу рядом сижу я, прижимая её белоснежные трусики себе к груди, и смотрю застывшим взглядом... не знаю, уж кто там громче кричал, кошка или эльфийка. - Арнелл раскатисто захохотал. Одын не выдержал, и перестал скрывать своё отношение к истории эльфа. - Прям от так вот? Хахаха!!! Нэ магу павэрыт! Лишицца бэссмэртыя из-за трусыкав!!! Хахахахаха!!! - Одын размахнулся, и хлопнул Арнелла по плечу. - Я о том же! Как вспоминаю, так не могу удержаться! Бывает же! - Да! А патом тэбя иё отэц каак вышвырнэт! Навэрнае, лэтэл да самой зэмлы!.. - Точно! А на следующий день быстренько собрали суд, и решили меня изгнать за такие проступки... Но там была и Эльфинининафиэльян... - Лицо Арнелла приняло мечтательное выражение. - И я, в последний миг, уловил её взгляд... Вот и живу только ради ещё одной встречи с ней, чтобы наверняка узнать, правдивы ли были её глаза. Одын мигом перестал хохотать. - Отлычная выдэржка! Ты всо ещо дэржишся... Чтобы встрэтыцца с нэй! - Одын помолчал. А вот мнэ нэчэво асобо рассказат. От такая жизн мая... Развэ щто Дядки-С-Рагами... Но думаю оны скора суда прыдут, и ты сам их увыдыш... - Кто? - Дядки-С-Рагами! - Для наглядности, Одын изобразил пальцами рога, и немного повертел ими перед Арнеллом. - Не понял? - Ничаво, Скора ты их увыдыш! - Ой... - Да да. - Одын подмигнул. - Вот толька у этава Дядки-С-Рагами такая дочь... - Арнелл стал слушать пристальнее. - Она тока тоже эта... В ихнэй организации. Дядки-С-Рагами. - Эльф широко раскрыл глаза. - Угу, тут бэз выпивки нэ разобрацца... В общэм... Одын и Арнелл замерли. Что-то тихонько скрипнуло, так как будто некто поворачивал ключ в замочной скважине. Ещё через мгновение дверь камеры отворилась. В дверном проёме неподвижно застыла тёмная фигура. О том, к чему же всё пришло. "У сё, каюк" - подумал Одын. Мысли Два и Тры не сильно отличаись от общей идеи, незримо повисшей в камере. Мгновения превратились в вечность, бывший маг ощущал, как его сердце медленно и мучительно сжималось, распространяя по телу липкий леденящий душу страх. - Одын, ты здесь? - Вопросила фигура, стоящая в дверях неожиданным голосом. Долю секунды Одын приходил в себя от осознания того, что это голос Эдрианы, а в следующее мгновение он уже стоял на ногах, готовый показать, что это действительно тот самый Одын. - Я тут, я тут! - И я тут... - Протянул Арнелл. - Вы, о прекрасная героэсса, пришли нас спасать? - Он попытался быть галантным. - Одын, там что, ещё и эльф? - Глаза Эдрианы никак не могли привыкнуть к полумраку камеры. - Вродэ таво. Мы выходым... - Извините, но как вы поняли, что я эльф? - Арнелл был поражён. - Стандартные поведенческие кон... - Эдриана поняла, что Арнелл явно не слыхивал о курсах по психологии существ, населяющих миры средневекового типа. - То есть как только ты узнал, что я девушка, ты попытался сделать мне комплемент. - Так было понятнее. - О! Так вы ещё и умны! - Арнелл был
  10. Чёрная Нежить

    Одын и Орудие Смертоубийства (это не Два и Тры). З айчик прядал пушистыми ушами. Из-за горизонта вставало утреннее солнце. Начинался новый чудесный день. Птицы пели в его славу самые прекрасные из всех имеющихся у них песни. Роса блестела на яркой зелени как алмазные капли. В дополнении к идиллической картинке: над цветами летали крупные пчелы и пёстрые бабочки. Вот только в траве кто-то крался. К тому месту, где сидел зайчик. Этот кто-то явно был не в восторге от всего происходящего, ведь колени штанов давно промочила роса, а от непрестанного треньканья птиц начинала болеть голова. Зато у него в руках была палка. Это уже аргумент. Причём достаточно веский. И с сучками. Расстояние сокращалось ежесекундно. Глупый пушной зверёк не обратил внимания на опасность. Видимо он был слишком занят созерцанием утреннего луга... или поиском себе подобной. Одын выпрыгнул из травы с воплем: - Папалса, ущастый!!! Палка взлетела в воздух, да так там и осталась. Зайчик лежал на том же месте. Похоже, уже мёртвый. Наверное, сердце не выдержало созерцания Одына в атакующей позе. Тот победно захохотал, потрясая палкой, и уже было решил схватить тушку, как кусты неподалёку зашевелились. Оттуда вышло нечто очень тяжёлое, лохматое, и вечно голодное, поглядело на Одына своими абсолютно чёрными глазами, заговорило. - Всё, попался. Существо обладало голосом, пробиравшим до костей. - Щто?! - Одыну явно не понравилось увиденное. Монстр встал на задние ноги. Только сейчас стало возможно разглядеть, насколько он массивен. Лапы заканчивались чёрными когтями, далеко выступавшими из предназначенных для их скрывания подушечек. В этой позе зверь продемонстрировал Одыну пергамент. - Вот, человече, наше соглашение. - Какоя саглашэныя? - Наше с Заем. Заяц вскочил на ноги, и тоже включился в разговор. - Ано афначаИТЬ, фто мы тефя фяс флопаем! - Зверёк смешно ворочал языком во рту, совершенно неприспособленном для людской речи. - Этат заяц толька щто васстал из мертвяков да ещё гаварыт!!! - Одын не обращался ни к кому в частности. - Гляди, Зай, этот человек говорит! - Он профта наферна не пофнафтью туп. Но фсё рафно его флопаем. Одын не понял, о чём они, и ему особенно не понравилась речь кровожадного зайца. - О чём вы? - Человече, видишь это? - перед носом Одына снова предстал пергамент, испещрённый непонятными закорюками. - Вижу. - Здесь написано, что мы тебя съедим. - Пачаму? Зверь задумался. - Потому что Зай тебя заманил в ловушку. - Но эта я за ним ахотылса! - Зай, этот человек слишком умный! - Тафда фай ему камнем па галафе! - О чём вы?! - На этот раз Одын задал вопрос громче. - Ну, мы, фвери, фтали умные, а фы, фелофеки, фтали фупые, поэфаму мы фаф буфем ефть! - Зайчик начал нервничать. Ему всё труднее было совладать с непослушными звуками. - Но зайцы нэ едят лудэй! - А мы тут ф фделке! - С кем?! - Ф тапфтуном. - Последнее слово далось особенно тяжело. - Тагда зачэм вам мэна ест?! Заяц надолго задумался. - Карофе, хфатит гофофить, тапфтун, ефь ефо! Одын подался чуть назад, демонстрируя свою палку. - У мэна палка! Она с сучкамы! - И фто? А у тапфтуна кохфти, и фупы! Одын взвесил ценность и того, и другого, затем пришёл к выводу, что преимущество оказалось явно не в его пользу. - Тада я вам спаю пэсну! Давай, Два! Прошло некоторое время. - И фте фэ она? - Дваааа!!! Давааай! - Карофе, я куфаю тэфя! И заяц прыгнул. - ААААААААААААААААА!!! Одын вскочил с земли, и принялся бежать. Но стоящее неподалёку дерево остановило этот стремительный порыв. Бывший маг растянулся на усеянной еловыми иголками земле. - Нээт... ой... идэ эта я? - Щто? Щто? - Раздался сонный голос Два. - Нас тока щто хотэл слопат заяс - лудоед! - Заяс - лудоед? - Да! - Идэ он? Гдэта рядом?! Одын огляделся вокруг. Над землёй властвовала ночь, в небе холодно блестели звёзды. - Нэ, эта мэне прыснилас. - Ох, Одыныч, прыснытса жэ такоя... - И нэ гавары. - Так щто будэм дэлат? - Спат. При ближайшем рассмотрении данной перспективы, всё оказалось не таким лёгким. Из каждого дупла за Одыном непрерывно следили, а в сени деревьев концентрировались подозрительного вида тени. К тому же, какая-то пролетавшая мимо ночная птица, пронзительно закричала, отчего тени стали заметно плотнее, теперь даже ветви деревьев пришли в едва различимое глазом, но от того не менее осознанное движение. - Знаешь, Два, я пэрэдумал. Буды Тры, пайдём оружия искат. - Какоя оружия? - Развэ ты нэ знаешь?! В таком страшном лэсу всэгда спрятано оружия! - С кхакой стати?! Да, а действительно с какой? Одын задумался. Где-то в глубине его памяти, там, куда положено сваливать все детские воспоминания, находилась стойкая уверенность в том, что страшный лес просто напичкан тайниками со смертельным оружием, непробиваемыми доспехами, и прочей геройской требухой. А самое главное, герой находит все эти тайные хранилища совершенно случайно. Объяснить словами подобное сумбурное нагромождение мыслей и образов Одын не смог, ему пришлось схватить Два "за шкирку", затем ткнуть в необходимый сектор своей памяти. - Ты увэрэн? - Да. - С чэго начнём? - Сначала нада заблудытса. Михалыч бегом заскочил в аналитический отдел. Там он провёл достаточное количество времени, получая новую информацию от Машки в виде распечаток приказов начальства, упакованных в большие жёлтые конверты. Следующим пунктом в его маршруте значился оперативный отдел, но сначала - перекусить. Обойма бутербродов за пазухой не была перезаряжена с утра. Пришлось идти в столовую, где, в связи с наступлением двух часов ночи, остались одни только пончики да кофе. Всё же дикий сегодня выдался денёчек, зато потом, наверное, будет легче. Михалычу не понравился ход собственной мысли. А именно слово "наверное". Всё же ещё ни с одним героем не приходилось так долго возиться. Они либо сбегали в первый же день, либо быстро исполняли свой долг, но с прямой помощью Дядек-С-Рогами. А этот Одын... Хотя чего волноваться Михалычу? Теперь пусть оперативники всё решают, ему только связующим звеном быть... Последний пончик был благополучно съеден, конверты собраны со стола, столовая покинута. Быстрым шагом Михалыч добрался до оперативного отдела. Оперативники услышали громкий стук в железную дверь. - Кого там в пол третьего ночи носит?! - Это я, новые данные и распоряжения уже готовы. - А, ну тогда заходи, Михалыч. Ванёк стукнул кулаком по большой красной кнопке, отвечающей за открывание дверей. - Вот они. - Конверты брякнулись на гигантский пульт управления. - Ну что ж. Посмотрим. Эй, Джон, вставай. - Ванёк ткнул спящего локтем в бок. - Что? - Новые распоряжения от начальства. - Но сейчас ночь! - Для них это совершенно не играет никакой роли, ты же сам знаешь. Держи. В руки Джона попал конверт, маркированный, как "Данные". Ванёк выбрал "Исследования", а Михалычу достался "Распоряжения". - Э, оперативники, тут же... не для меня! - Ничего, так быстрее будет, думаю, там нет ничего необычного. Комната заполнилась звуком разрезаемой бумаги. - Ну щто? Мы ужэ заблудылыс? - Похоже да, Тры. - И? Щто далще? Одын напустил на себя вид, призванный указывать на то, что он как раз всё понимает, и постоянно держит ситуацию под контролем. - Сэйчас мы либа найдём странныя указатэлы, либа на нас нападут чудовяща. - Зайсы - лудоеды?! - Можэт быт и так. - А потом? - Мы будэм убэгат, и обязатэлно попадём в тайник. На лицах Джона, Михалыча и Ванька застыло выражение крайнего удивления, сопровождаемое нечленораздельными вопросительными постанываниями. Дядьки-С-Рогами поменялсь конвертами. Ничего не изменилось. Данные, распоряжения и исследования снова перешли из рук в руки. Наконец, Ванёк оборвал спонтанные перемещения макулатуры. - Нет, никто из нас не ошибся. Здесь действительно так и написано. - Но это ж глупо! - Что делать, какой герой, такие и действия. Михалыч, тем временем, проверял, не осталась ли дверь открытой. - А ты куда? - Я, это, спать! - Тогда перечитай один подпункт. - Но мы ведь можем сделать вид, что меня тогда уж не было здесь! - Приказ начальства есть приказ начальства. И если там сказано, что на задание отправятся все, кто находился, на момент вскрытия конвертов, в оперативном отделе, значит, так тому и быть. - Но... - И никаких отговорок. Михалыч лишь вздохнул. - Но у меня даже закончились бутерброды. - В этой фразе он применил все имеющееся у него запасы умения жалобно просить. - Нам тоже не в радость тащится на задание ночью. - Зато поразбросаем нашу символику! - Джон уже держал в руках две коробки с тонкими железными буквами "Ш", которые Дядьки-С-Рогами иногда оставляли после себя. - Угу, отличный повод... Через некоторое время вся компания уже находилась в ангаре техники, чтобы взять подземный транспорт - бур. Джон так и не выпустил из рук заветные коробки. Ванёк же бережно тащил стальной ящик, на котором красными буквами было написано: "КРАЙНЕ ОПАСНО". Михалыч шёл позади всех, опустив голову. Возле трапа их ждала связка втыкаемых в землю светящихся табличек-стрелок и толстый чёрный маркер. - Это ещё зачем? - Спросил Михалыч. - Увидишь, кстати, возьми их, а то у нас руки заняты. - Но... Михалыч лишь захлопнул рот, так как Джон и Ванёк уже поднялись по трапу и категорически не желали ничего слышать. - Одыныч! - Щто? - Никаго нэту. И зайцэв нэту - Дык, я и сам выжу. - Как далще? - Падаждытэ, сэйчас щто нить праизайдёт! Бур остановился. Дверца открылась. Михалыч выглянул в ночной лес. - И что теперь? - Спросил он, оглядываясь через спину. - Ты ещё не понял? Сейчас по втыкаем тут и там указателей, нашего героя они приведут в пещеру, где будут лежать это. - Ванек продемонстрировал стальной ящик. - Геройское оружие! - Оно самое. - А ты уверен, что аналитики точно подобрали его, всё же странно как-то... - Они ещё ни разу не ошиблись. - Поверю им. - Эй! Набивайте карманы! - Джон распаковал одну из коробок, забитую буквами "Ш". Через некоторое время, трое Дядек-С-Рогами, ориентируясь по детальной карте, вышли на позицию, отмеченную как А. - Ну, мы на месте. - Протянул Михалыч. - Ага, давай табличку. - Ванёк приготовил толстый маркер. - Что ты собираешься делать? - Увидишь. Кстати, где Джон? - Я здесь! - Где ты был? Дядька-С-Рогами поглядел на верхушки деревьев. - Да, одна белка утащила наш знак! - У тебя их ещё две - Ванёк пригляделся - полторы коробки! - Но это же какая наглость! - Ничего, зато теперь маленький зверёк тоже проникнется Идеей. Джон лишь сощурился, пытаясь показать, насколько он недоволен, но уже через пару минут забыл странное происшествие - его целиком и полностью поглотила процедура составления надписей на табличках. Рыжая молния, казавшаяся в лунном свете серой, металась от ветки к ветке, от дерева к дереву. Зверёк понимал, что теперь она особенная, ведь у неё есть такая вещь, которой нет ни у кого в лесу. Необходимо было во что бы то ни стало запрятать этот кусочек железа, чтобы никто никогда не нашёл и не присвоил сию драгоценность себе. Белка так увлеклась мыслями о том, какие возможности преподнесёт её находка, что просмотрела толстый ствол дерева, непонятно как взявшийся прямо посредине отличного прыжка. Удар лбом, в связи с малым весом, был не особенно сильный, вот только заветная буква "Ш"... пропала! Полетела вниз!!! Одын уже потерял терпение. Похоже, в детстве ему рассказывали одни враки. Даже самый страшный на вид лес в действительности оказался кучей растущих по непонятно логике, деревьев. Но лишь стоило этой мысли оформится, как с неба упало что-то. Прямо на голову Одыну. Тот схватил странный предмет. - О, а вота и знак! Не успел бывший волшебник рассмотреть новоприобретённую штуковину, как с дерева ему на голову спрыгнул злобный верещащий комочек. - Ура! Вота и монстры! Джон давился от смеха, выводя чёрным маркером очередную надпись на табличке. Это было его идеей, написать всё на непонятном Одыну языке, оставив читабельным лишь направление. Одын бежал, не обращая внимания на сучья и ветки. Два необходимых для нахождения тайника события случились одновременно. Он был просто счастлив. Белка же тем временем, сфокусировав всё внимание на букве "Ш", постоянно прыгала мимо движущейся совершенно спонтанно руки, её сжимавшей. Так продолжалось около десяти минут. Именно тогда в поле зрения появился первый указатель. - Вот ано!!! Мы савсэм близка! Дэржитэс, рэбята! - А щто тама напысано? - Э? Нэ знаю! Одын резко свернул в предложенном табличкой направлении, белка же сползла по ней после очередного неудачного прыжка, успев во всей красе разглядеть слова: "This is the right way, you, stupid bloody bastard!" Ванёк сорвал пломбу с железного ящика, открыл крышку, достал оружие, и аккуратно положи его на каменный алтарь. Джон тем временем опорожнил вторую коробку с буквами "Ш", рассыпав их по всей пещере до достижения равномерной толщины слоя. - Теперь мы должны спешно эвакуироваться в точке Ю. - Объявил Ванёк. - Давно пора. - С облегчением высказал Михалыч. - Неужели мы даже не посмотрим на реакцию героя?! - Недоумевал Джон. - Ты что?! Необходимо как можно быстрее покинуть зону поражения! Бежим! Одын забежал в так кстати подвернувшуюся пещеру. Кто-то заботливо повесил на стены факелы и засыпал пол странными символам. Один из них он держал в руке. Так вот в чём ключ к разгадке! Посредине пещеры стоял каменный алтарь, на котором лежало оно! Оружие Героя! Данный предмет даже выглядел необычайно. Одын подался вперёд как загипнотизированный. Белка влетела под каменный свод, шмякнулась на пол, да так и застыла. Её окружал целый сонм сокровищ! И, похоже, это всё принадлежало ей по праву... Вот только существовала одна помеха - глупый человек-вор. Сейчас он может всё присвоить себе! Этого не должно произойти! Зверёк, впавший в неконтролируемую ярость, с диким визгом бросился на стоявшую неподалёку фигуру. Одын дотронулся до Оружия. Рука сама легла на удобную рукоятку, вот только что с ним делать? Это был явно не меч, и не лук, даже не арбалет. - Как думаишь, Два, щто эта такоя?! - Нэ знаю, Одыныч. - Я тожа бэз панятия... Раздался страшный визг. Одын молниеносно обернулся, чтобы увидеть совершенно безумного пушного зверька в атакующем прыжке. Рука сама собой взлетела вверх, попутно судорожно сжимаясь. Пальцы надавили а то-то твёрдое, находившееся на рукоятке оружия. - ААААААААААААА!!! Одын завопил и зажмурился. Прошла минута. Ни один участок тела не разрывала страшная боль. Одын разлепил веки. Перед ним на полу валялась лысая белка, которая что-то нервно попискивала, прижимая к себе заветную букву "Ш". Одын ещё не осознал, какая мощь попала к нему в руки, лишь непонимающе смотрел перед собой. - Ха! А я всё рано посмотрю на героя! - Как, Джон? - Никто же не отменял камер наблюдения! Глядите! - Он извлёк из-за пазухи маленький телевизор с большой антенной. По экрану прошлись полосы, означавшие перемотку записи назад. Наконец, события пошли своим чередом. В пещеру зашёл Одын. Через некоторое время туда же влетела белка. - А теперь смотрите. Кадры поползли медленнее обычного. Белка оторвалась от земли, и уже почти вцепилась Одыну в лицо, как перед ней появилось оружие. Звуковая волна остановила стремительное движение, а не выдержавший перегрузок мех, попросту вылез. - И всё же, у этого героя отличная реакция! - Ага, а наш рупор работает без перебоев.
  11. Чёрная Нежить

    Одын и Дядьки-С-Рогами. О дын открыл глаза. В первые мгновения ничего не происходило, но потом по голове как будто ударили боевым молотом, только это ощущение всё длилось и длилось. Через мутную пелену он разглядел прутья решётки. Одын сидел в достаточно большой клетке, стоящей посреди огромного зала, края которого терялись во тьме. - Щтоо? Нэ понял... Идэ эта я? - Одын заговорил вслух. - Да нэ ты одын... - Отозвался Тры. - Два тута ещё дрыхнэт. - ООООХ. Ну пачяму ужэ два дня падряд эта нэ оказывается сном?! Из зала послышался тихий разговор. Одын не мог его слышать, но те кто разговаривали - вполне. - Смотри, он проснулся. - Думаешь это тот самый? - Уверен. Ведь именно его мы нанимали, и он принёс нам артефакт. - Что ж, устроим допрос. Одын мучительно искал выход из сложившейся ситуации, но, похоже, никто не оставил выхода из клетки, и подпиленных прутьев, кстати тоже. Хотя бы опохмелиться чего дали... Из темноты выступили фигуры, окружив клетку. Сколько их было, Одын сосчитать те смог, но точно больше тридцати. - Твоё имя, презренный, что смеет сопротивляться магии великого артефакта! - Кхакой артэфакт? Ты мэне опахмелиться дай... - Спрашиваем ещё раз, дальше будет плохо. - Пачаму спрашиваем? Вэд ты одын гаварищ! Ыли у тэбя множэствэнная лычност? Одын схватился за голову. Она как будто готова была в любое мгновение взорваться. Маг никогда не думал, что голова может болеть сильнее, чем от жестокого похмелья. Внезапно, боль прекратилась, теперь похмелье начало казаться раем. - Повторить вопрос? - НЕНАДА! Я - Одын, Есчё есть Два и Тры. - Где же они? - Как бы сказат... Они у мэна в галаве. - Что за бред ты несёшь? - Возмутилась уже другая серая фигура. - Эта нэ брэд, и вам лучщэ нэ абзываца, ато Два спаёт пэсну! Тёмные фигуры сбились в кучу поплотнее, и принялись что-то обсуждать. Наконец, они пришли к решению. - Нам вчера доложили об этой самой песне. Так вот, её как следует изучат, узнаем, чего в ней такого страшного. А пока мы решили выдать вам немного выпивки, чтобы у вас прекратились галлюцинации, вызванные похмельем. Тёмная фигура щёлкнула пальцами. Из темноты вышел слуга, несущий графин с высоким горлышком на подносе и стакан. - Вот, надеюсь, это приведёт вас в чувства. Мы вернёмся через час. Слуга подал графин, который как раз пролез через прутья решётки, затем передал стакан. Одын вырвал пробку зубами, и хлебнул прямо из горлышка. Жидкость оказалась прозрачной, очень похожей на воду по текучести, вот только оставляла горло в огне. - Дык эта ж какая та вада! Хотя, пахмэлье снимаит харащо! - Одын махнул графином. Слуга уже скрылся в темноте. - Вот какая вада!!! Вот какая вада!!! - Запел Два. - Ну вот, как дэло даходыт да выпивки, Два пэрвый, Толька ты, Одыныч сматры нэ пэрэпэй! - Вот кака! Вот кака! Вот кака вада!!! ВОДКА!!! Я прыдумал, как будэм называт это! Водка! - Да да. Отлычная идэя, Толька памалчи. Прошло некоторое время. Графин опустел. Одын набрался наглости и храбрости, Два и Тры, лишившись похмелья, принялись вовсю горланить песни, правда прямо у Одына в голове. Тёмные фигуры вернулись, и опять взяли клетку в кольцо. - Видимо, вам немного полегчало. Продолжим разговор? Итак, ваше имя мы, похоже, уяснили. Вы - Одын-Два-Тры? - Да нэт жэ! Я - Одын, а Два и Тры - у мэна в галаве! - Как? Опять за старое? Хотите больше пыток? - НЭТ! Я гавару правду! - И? - Хотытэ, Два вам сваю Новаю пэсну спаёт? - Какую? - Поздна! Он ужэ паёт! - ВООООООДКА!!!!!!!!! ААААААА!!! ОООоОоОо!!! КАК АНААААА ВАааАаАаАаАА РТУУУуУуУ ТэЭЭЭэээээЭЭЧёЁёТ! ИИИИИиии ПАААаА МАЗГААААААААААМ ДАёёЁЁЁёёЁЁЁЁЁТ!!!! Тёмные фигуры отшатнулись от клетки. - Замолчи ты, Одын! Но тот как будто и не услышал, а если и услышал, то ничего сделать не мог: контроль над речевыми функциями оказался у Два. - ААА!!! ПОТОООООМ ЕЩАААААА!!! Мы хатим ещяя!!! - Что он имеет ввиду? Ему, наверное, очень понравился спирит, тот напиток. - Предлагаю не давать Одыну сегодня ни крохи еды и питья, завтра поговорим опять. - Идея поддерживается, а теперь - бежим! Зал быстро опустел. Два замолк, так как больше некому было петь. - Ну вот, маладец, тэпэр даволен? Очэн, наверное. Щто Будим дэлат? - Одын спросил у Два. - Можэт, спаём пэсны? - И-за тваих пэсэн мы щас и влипли! - Тада я пащёл спаты! - Какие спаты?! - Я, пажалуй, тожа. - Тры замолк. Одын остался один. Он не мог так легко заснуть, поэтому попробовал потрясти прутья решётки - без результатов. Поковырять пол - тоже. Осталось просто сесть и сидеть, ведь не было даже железных предметов, чтобы стучать по решётке. Наступила ночь, через световую шахту лился лунный свет. Одын заснул крепким сном, таким, какой позволяет спать до самого утра безо всяких перерывов. По залу прокатилось слабое жужжание. Повторилось, ещё раз, слилось в монотонный, едва уловимый ухом гул. Звук усиливался, теперь время от времени можно было различить скрежет. Одын открыл глаза. К его удивлению, голова не раскалывалась. Видимо, вчера он не употреблял ничего особенного... вчера было сегодня? Чёрт! Как он мог забыть? Вокруг оказалась всё та же клетка. Только этот странный звук, который всё усиливался. Что такое? Одын подошёл к краю клетки, и прислушался. Два и Тры всё так же мирно спали. Гул приобрёл отчётливые металлические нотки, которые стали сопровождаться слабейшими вздрагиваниями пола. Одын запаниковал. Такие звуки никогда не предвещали ничего хорошего. - Щто такоя? - раздался сонный голос Два. - Малчы, можэт, нэ замэтят... - Хто? - Те, хто щас капают снизу! Проснулся Тры. - Мы щас ужэ умрём?! - Пака нэт! Так щто тишэ! Пол трясся всё заметнее, начали подпрыгивать маленькие камешки, валяющиеся в тёмных углах. С потолка посыпалась пыль. - Одыныч, они сюда капают! - Понял ужэ. Готовь сваю пэсну пра Сокала. - А развэ подэйствуит? Ответа Два не расслышал, так как грохот забил все остальные звуки. Неподалёку от клетки пол зала вздыбился, показался гигантский бур, за ним - огромная капсула, усеянная тракторными гусеницами, проталкивающими её вверх. Транспортное средство двигалось с достаточно большой скоростью, поэтому аж вылетело из тоннеля, и воткнулось в стену. Бур и гусеницы остановились. Задняя часть этого похожего на карандаш транспортного средства открылась, до земли опустился трап. Одын онемел от ужаса. Воздух заполнился потрескивающими звуками - бур остывал. По трапу начали спускаться фигуры, одетые в белые робы. Только вместо голов - рогатые черепа, слева на груди огнём горят буквы "Ш". В глазницах - маленькие светящиеся точки. У некоторых не было видно рук, или они скрывали их под робой. Двое несли странный железный ящик с проводами. Последний тащил болгарку. - Сматры, Одын, они пытачные арудыя нэсут... - Ага... Думаю, протыв ных нэ поможэт пэсна про Сокала... Фигуры в робах поставили ящик (бензиновый электрогенератор (но Одын не знает таких слов)) на пол. Один из них дёрнул верёвку, и ящик затрясся, издавая рычащие звуки. - Одыныч, эта адские твари! Питание было подано к болгарке, и её режущая часть завращалась с бешеной скоростью. - АААА!!! ОДЫЫН!!! СПАСИ НААААС!!! Одын отпрянул к дальнему концу клетки, фигура подошла к решётке, и принялась резать её болгаркой. Остальные наблюдали за процессом. Во все стороны летели искры. Одын был вне себя от ужаса. Последний прут решётки упал на пол. Путь к свободе оказался открыт. Тот, что держал в руках инструмент, деловито смотал шнур, остановил генератор, и скомандовал нести оборудование в транспорт. Одын заметил, что когда странное существо говорило, зубы черепа двигались, показывая рот, но когда молчало, то не было и намёка на нижнюю челюсть. То же и с руками: когда они прижаты к телу, их не видно, если существо их поднимает, сразу появляются рукава и трёхпалые кисти рук... К Одыну подошли, взяли под руки, и повели на транспорт. - Барись, Одыныч!!! - Бэсполэзно... Одын обмяк. ТАКОГО в жизни мага ни разу не было. Его благополучно завели в "карандаш", усадили на кресло. Белые фигуры вошли в бур. Последний из существ засунул лапу за пазуху, извлёк оттуда горсть тонких железных букв Ш, и разбросал по полу, затем последовал за остальными. Вход захлопнулся. Бур был включён в обратную сторону, транспорт упал на пол, гусеницы задвигались, волоча его к тоннелю. Когда он подъехал совсем близко, одна из гусениц выступила, ставя "карандаш" под углом, и по мере вхождения его в тоннель, снова прижалась к корпусу. Зал заполнился тёмными фигурами. Они увидели пустую клетку и отпиленные прутья. Одына нигде не было. - Он точно какой-то особенный, раз смог убежать! - Смотрите, тут дыра в полу! - Погоня! Одна из фигур подбежала к дыре, постояла на краю, сделала шаг, но потеряла равновесие, ударилась лбом о стенку тоннеля, затем её перекинуло ногами вперёд, затем опять лбом (тоннель шёл под достаточно крутым углом)... собравшиеся вокруг ещё долго слышали глухие удары. - Нет, погоня определённо не лучшая идея. Пошлём наших разведчиков во все уголки мира! Они отыщут этого Одына! Одын сидел в кресле не жив ни мёртв. Вокруг него горел красный свет, мигали лампочки, и раздавался монотонный гул. Один из похитителей заговорил. - Здорово! На этот раз мы вышли прямо у цели. - Его голос оказался не особенно адским. - Да, главное, что не в цели, как тогда! ХАХА! - Теперь этот - фигура указала головой на Одына. - В безопасности. - Кто он в этом мире? Избранный вроде какой-то. - Да, должен всех спасти... Одын молчал. Он в конец оказался сбит с толку. Его, вроде не собирались жестоко убивать, что странно, в последнее время все только этого и желают. Ещё сохранялась небольшая надежда, что его не станут допрашивать. Одын понимал, что сейчас находится под землёй. Сначала двигались вниз, потом по прямой линии, и вот, наконец, движение пошло вверх, обратно, к поверхности. Это развеяло ещё одно опасения Одына: его не везли в Ад. Тогда куда? Транспорт замедлил ход, его качнуло, он встал в горизонтальное положение, проехал ещё чуть-чуть и остановился. Вход открылся. Внутрь ударил ослепительный солнечный свет. Одына взяли под руки и повели. Вокруг расположились странный палатки, машины с круглыми чёрными колёсами, и ещё много чего, Одын не успел разглядеть. Его завели в самую большую палатку, предложили сесть. Он сел. Теперь Одын достаточно набрался наглости, и задал вопрос. - Кто вы? - А! Мы совсем забыли представиться! Одно из существ потянуло руки к голове, и... сняло череп... на Одына глядел мужчина средних лет. Руки помигали немного, становясь то трёх, то пятипалыми, и остановились на последней стадии. Белое пространство между черепом и робой стало свитером, знак "Ш" потух. - Мы - Дядьки-С-Рогами. Одын провалился в обморок. Одын - герой... Что не так?! О дын открыл глаза, и сразу зажмурился. Прошло пять минут. Странно: голова не раскалывается на части, а мозги не пытаются выползти через нос. Что бы это могло означать? Осознание снизошло как сель. Такое может быть и похуже похмелья. Одын быстро вскочил с того, на чём лежал. Это оказалась странная одноместная кровать с деталями, сделанными из блестящего металла. - АААААААААААА!!! Эти дядьки с рага!!! Щто им нада?! Тут в разговор включились Два и Тры. - Ну щто, Одыныч, Мы, навэрна вчэра нэ... - Тры тоже вспомнил. Он замолк. Больше не произнёс ни слова, как и Два. Одын остался одни на один со своим страхом перед загадочными похитителями. "Всё, щаз эты рагатыя прыдут и будут мэна мучат". Видимого выхода из комнаты, в которой находился Одын не было. Просто кровать, четыре стены, тумбочка и непонятно откуда (для Одына) льющийся свет. Два вернулся к реальности. - И щто жэ мы будэм дэлат? - А чаго ты прэдлагаиш? - Давай, Одын, ты этым дядкам рага поотшибёшь! - Предложил Тры. - Ага, щаз! Пачаму эта я должан всё дэлат?! - Дык, у мэна жэ нэт рэального воплощэныя рук. - Зато у Два пэсна пра сокала! - Это у Два, а я щто? - Ладна, спакойна. - Толька щаз думат о спакойствии... - Ничё, найдём выхад. - Сначала из комнаты выйди! - Съехидничал Два. - И правда... Как только стих голос Одына, одну из стен комнаты разрезала щель, а ещё через мгновение на этом месте образовался проход, в котором появился Дядька-С-Рогами. - Позна, Одыныч!!! Прапалы мыыыы!!! - Два, луче давай сваю пэсну! - Нэ магу в такые мамэнты!!! Тем временем облачённый в белую мантию так называемый Дядька-С-Рогами деликатно прокашлялся, давая Одыну понять, что он тут вроде ждёт его, и ему уже начинает надоедать это дело. - С кем разговаривает Одын? - Вмешался Дядька. Его голос походил на голоса всех остальных Дядек-С-Рогами вплоть до мельчайших колебаний звуковых волн, что нельзя не назвать странным. Одын сразу прервал словесную перепалку с Два и Тры. - Я разгаварюю с Два и Тры. - Ответил бывший волшебник. - И где же они? - Как можно более деликатно спросил Дядька-С-Рогами. - У мэна в галавэ. - Понятно. Дядька спешно покинул комнату. Стена снова стала монолитной. - Одыныч, бегём, пака этат нэ вэрнулся! - Сразу заговорил Тры. - Да, а выдэл, какые у этих тута двэры?! Эта ж навэрна самая смэрт смэртэльная магыя, какая тока ест!!! - Ату её! Щас этат вэрнётся и дэйствытэлно пакажэт нам смэртэльную магыю! - эмоционально воскликнул Два. - А чаго ж ты яму нэ спэл пэсны сваи?! Можэт, ахота вазращатся атпала бы, как и всё астальноя... Дверь в стене снова открылась. На этот раз в комнату вошло уже трое Дядек-С-Рогами. - Всё, позна, Одыныч, падмогу привэлы!!! - Тиха! Дядьки обступили Одына со всех сторон. Только теперь стало заметно, что каждый из них имел разную форму рогов. Заговорил тот, чьи рога были самыми большими. - Кто именует себя Одыном, пройдёмте за нами. - Низащто! - Гордо вскинул голову Одын. Гордо настолько, насколько это слово вообще применимо к нему. - Почему же? - Дядька выразил недоумение. К ужасу Одына, глазницы рогатого черепа, в которых плавали яркие огоньки, поменяли форму, и теперь выражали обиду вперемешку с удивлением. Дядька-С-Рогами повторил вопрос. Буква Ш на левой стороне его мании горела огнём. - Да патамущта вы мэна мучат будэтэ силна! - Ответил Одын. Дядьки переглянулись. - С чего ты взял? - Да патамущта вы жэ с рагами, а есчо из пад зэмли вылазитэ, значит, адские твари. - (вздох) Какие предубеждения... - Заговорил теперь уже другой дядька, но голос был всё тот же. - Ладна ладна... Иду, вэд дэватса та нэкуда... Одын, повесив голову, проследовал за Дядьками-С-Рогами под протестующие вопли Два и Тры, которые, к сожалению, мог слышать только он сам. Его вели сначала по коридору, потом по лестнице вниз, потом по подземному тоннелю, и, в конце концов, привели в обширный зал, где за странными, усеянными мигающими лампочками столами, сидело ещё больше Дядек-С-Рогами, никак не реагирующих на происходящее вокруг. - Всё, Одын, мы на месте. Будем исследовать твои необычайные способности. Кстати, как твоё отчество будет? - Щто?! - Забудь. Одын ещё больше испугался, ему задавали непонятные вопросы, значит, будут пытать. - А какие такие спасобнасты? - Спросил он, чтобы окончательно удостовериться в правильности своих выводов. - Видишь ли, Одын, твой мир, один из Множества, подвергся атаке извне. Это нападение нечестное, использовалась сила артефакта - шара Остароса. Существует уйма способов отправить интервентов восвояси, один из них - Герой. У каждого мира есть таковой. И в решающую минуту он или она всегда спасает всех, естественно не без помощи Дядек-С-Рогами. Герой генерируется под стать обстоятельствам. Так вот, мы почти уверены, что в данной ситуации ты - Герой, только надо проверить, ибо это, возможно, ещё и не так. Из всего сказанного Одын понял, что он - герой, причём какой-то очень важный, следовательно... - Сколька мене заплатят? - Что?! - Глаза Дядьки-С-Рогами округлились. - Сколька мене дадут золата? - Плата?! Ладно. По завершении твоих подвигов - столько, сколько ты захочешь. Одын открыл рот, так и проговорил: - хахаытэ хехё!!! (повторите ещё) Дядька повторил. Одын наконец закрыл рот, и теперь уже заговорил более членораздельно. - Щто нада сделать? - Об этом подумаем позже. Теперь ты хоть готов приступить к тестам? - Да. - Тогда пошли. Одына провели к странной штуковине. Вроде бы кровать, но вокруг изголовья - огромный белый ящик, а сама койка то въезжает в него, то выезжает. Его уложили на эту кровать, она заехала внутрь белого ящика. Двое Дядек-С-Рогами уставились на странный экран, по которому поползли кривые линии и изображения головного мозга. - Хммм... как интересно. У него, говорите, растроение личности? - Наблюдения свидетельствуют об этом. - Что ж, точно, я правда не могу подтвердить именно растроение, просто присутствуют множественные аномалии. - Ну вот, вытаскивай его оттуда. Что там следующие? Исследование песни про сокола? - Не так, "Пэсны пра сокала". - Какая разница?! - Огромная! Мы так и не поняли её действие на людей! Важны даже мельчайшие подробности. Кстати, не забудьте надеть звукозащитные наушники. Одын встал с кровати. К нему тот час подошёл Дядька-С-Рогами, и предложил последовать за ним в следующий зал. А по пути решил побольше узнать о Два и Тры. - Одын, так что насчёт этих эээ, кто живёт у тебя в голове? - Два и Тры, щто ли? - Именно. - Ну, оны пабужьдают мэня на пьянки, а Два даже пэсны умэет пэт. - Как интересно. А он исполнит одну для нас? - Щто, Два? - Канещна! - Он сагласэн. - Вот и хорошо. Кстати, как они появились у тебя в голове? - Проста! Я взял блэстящый шар, а Два и Тры уж тут как тут. Эта маи аьтэр эги! - Вот как? Ладно, мы их ещё изучим. - Одыныч, как эта нас будут учыт? Нэхачуу!!! - Спакойна, зато дадут МНОГА золата! - С кем ты разговариваешь? - Да Два проста глюпый. - (вздох) Вот и комната по работе со звуком. Одына усадили на стул, перед затемнённым стеклом, позади которого сидели Дядьки. Совершенно адский мертвенный голос проговорил: - Начинай, Одын. - Давай, Два! - АААААААААА!!! ДЯЯЯЯЯЯЯЯЯДЬКИИИИИИИ-С-РААААГАААААА!!! ВОООООООДКУУУУУ НЭЭЭЭЭЭЭЭЭ ЖРУУУУУУУТ ТООООЛЬКААААА... Пока Два пел новую песню, Дядьки сидели в звукозащитном бункере, при этом ещё надев наушники поверх ушных дырок в шлемах, и смотрели на экраны, отображающие звуковые колебания и другие параметры песни. Один дядька толкнул другого локтём в бок, тот глянул, и его глаза стали идеально круглыми. Песня закончилась, Одына вывели из комнаты. Тот, что с большими рогами начал проводить краткий инструктаж. - Значит так. У тебя действительно есть геройские способности, они очень, так скажем, необычны, но выбирать не приходится... - Значыт, мэне дадут золата?! - Сначала соверши подвиги, а уж потом... - АААААААгромная куча золата!!! - Конечно. Можно продолжать? - Можат есчо пагаворым пра золата? - Одын, времени мало. Так вот. Ваш мир захватили так называемые Муучи. Но они сделали это самым подлым и бесчестным способом, значит, Дядьки-С-Рогами уже здесь, и нашли подходящего Героя. Сейчас будут разработаны планы твоих действий по спасению мира. - О! Спасат мир? - ? - Дядька спросил глазами. - Нэт, усё в парядке. - Тебе, Одын придётся научиться быть Героем. - Эта есчо как? - Во-первых исправить твой ужасный акцент! - Щто?! - А как же горы золота? Одын скривил ужасную гримасу, но согласился, всё равно он в любое мгновение может снова начать коверкать слова. - Вот и славно, правда тебе нужно будет ещё узнать и о нашей организации. - Зачем? - Таковы правила. Герой не должен бояться нас из-за своего незнания. - Но вы жа тайныя! - Ты же больше никому не скажешь, верно? - А если наклюкаюс? - К тому времени задание буде выполнено, тебе попросту никто не поверит. - А сэкрэт очэн важэн? - Чрезвычайно. Одын ухмыльнулся. У него уже созрело множество планов, откуда можно будет взять золото, после того, как он потратит обещанную ему гору. Пока шла беседа, Одын и Дядька подошли к нужной двери. - Всё, иди. Дверь открылась. За ней оказалась пустая комната со столом и стулом. За столом сидел Дядька-С-Рогами, ждал Одына. - Садись- сказал он тем же голосом, каким говорили и все остальные. Одын сел. - Значит, ты Герой этого мира? - Конещна! - Мдяяя, такого наша организация ещё не видывала. Ну и ладно. Приступим. Мы - Дядьки-С-Рогами. Самая секретная организация из всех секретных служб Множества. Даже правительства нашего мира, ничего о нас не знают. Мы везде. Ты же часто видел лежащие на земле или на снегу тонкие железные буквы Ш? - Да... - Это наш символ. Агенты разбрасывают их. Дядька запустил трёхпалую руку под мантию, и извлёк оттуда символ. - У нас существует множество задач, но мы всегда незаметны. Вот и теперь Дядьки-С-Рогами пришли на помощь этому миру. - Но эта жэ я Герой... - Но кто тебе сказал об этом? И, как думаешь, кто делает настоящими героями простых пастухов, о которых ходит столько легенд? - Дядки-С-Рага? - В точку! О наших целях ты понял, теперь перейдём к средствам. В смысле финансов они безграничны. Ведь существуют миры, где золото - один из самых распространённых металлов... - Вазмытэ мэна туда, а? - Вряд ли. - Одын вздохнул. - Жаль. - С деньгами разобрались. Теперь о технике. Имеются различные машины и компьютеры из нашего мира. Но самое главное - костюмы. Они-то и отличают нас. Одын пододвинулся поближе. Дядька снял череп... девушка сняла череп. Челюсть Одына отвисла ещё пуще прежнего. - Чего уставился, девушек никогда не видел? - Спросила она женским голосом. Одын только моргнул. - Так вот... Когда костюм полностью собран, то есть, мантия, шлем, специальные сапоги и рубашка, система начинает работать... - Вы эта... Дядьки, или хто?.. - Мы - Дядьки-С-Рогами. - Но... - Да, я девушка. - Тогда... - Мы всё равно Дядьки-С-Рогами. - ПАЧАМУУУ?! - Название такое. Одын чувствовал себя ужасно несчастным. - Ладно тебе... Открытие тут совершил. - Девушка надула губки. Одын ощутил себя дико неловко, и решил сменить тему. - Так щто тама дальше пра шлем и прочее? - Ну вот. Когда костюм собран вместе, он активизируется, буква Ш слева начинает гореть огнём, вместо глаз здесь - она указала на пустые сейчас прорези шлема - пылающие глазницы, вместо неподвижных, похожих на зубья пилы зубов - что-то типа рта, который начинается от шеи. Вместо сапог - двупалые ноги, руки - трёхпалые... Тем временем Одын покраснел до корней волос. - Кгхмм! - Девушка кашлянула. Одын вздрогнул. - Ты чего? - Усё нармальна... Но Два и Тры вовсю орали сейчас у него в голове. - Давай, Одыныч, дэйствуй!!! - Прадалжайтэ... - Одын покраснел ещё больше, хотя до этого казалось, что предел достигнут. - Всё это работает посредством новейших решений в области голографии. Даже белки глаз Одына покраснели. Он только выдавил: - Голо щто? Девушка глубоко вздохнула. - Считай, что мираж, только его, в отличии от обычной голограммы можно потрогать. Одын сцепил зубы. Казалось, что он сейчас загорится. - Как тах патрогат голо... голораму? Два и Тры просто неистовствовали, подкидывая всё новые и новые идеи. Одын старался их не слушать. - Просто новый вид голограммы, которые воздействуют на нервные окончания... - Как можно более спокойнее и дружелюбнее сказала девушка. Одын медленно сполз со стула и брякнулся на пол. Сначала в рядах дядек оказалась симпатичная девушка, потом она же стала рассказывать про разные пошлости и голую Раму (по мнению Одына это было её имя), а ещё про нервные концы... Определённо лучше потерять сознание. Девушка перегнулась через стол, чтобы посмотреть, что случилось с этим Одыном, и, видя, что тот валяется без сознания, выбежала из комнаты. Через некоторое время. - Ну что, Вика, как там новый Герой? - Ой, да разве ж это герой? От смущёния перед симпатичной девушкой сознание теряет! - Дела плохи. - Да, Оль, но завтра уже приступим к исправлению дикции... Два и Тры решают убежать (при помощи Одына). О дын открыл глаза, потом сразу захлопнул их, да так, что за веками поплыли белые всполохи и круги. Одеяло было тут же натянуто до носа, а из-под него слышался диковатый аутотренинг: "Я сплу. Я сплу. Я тыха мырна сплу. И рагатыя нэ прыдут за мной". Правда, у Дядек-С-Рогами на этот счёт были иные планы. Буквально через пару минут, стену разрезала щель, открылся проход, и в комнату вошёл Михалыч. Этого Одын особенно выделил из всех остальных, ведь теперь он уже немного научился отделять одного дядьку от другого. Дело в том, что данный индивид просто бил насмерть своей терпеливостью и доброжелательностью. После двух часов общения с ним становилось тошно, как будто объелся приторных конфет. Одын уже стал немного разбираться в физиологии этих дядек, вот правда голую Раму уже нигде не встречал, но она, похоже, была как-то во всём задействована. Михалыч, например, обожал бутерброды, которые извлекал из тайного хранилища под мантией, а потом жевал своими зубами, похожими на зубья пилы. А ещё Дядьки-С-Рогами были определённо садистами. Они сажали несчастного Одына в маленькую камеру, где ему непрерывно твердили о правильном произношении слов и прочую гипнотическую муть. Но он упорно сопротивлялся ментальному воздействию, продолжая коверкать слова. Другим изощрённым видом пыток являлось, то, что Дядьки называли Исследованием Пэсни Пра Сокала. Одыну иногда приходилось терпеть получасовые словоизливания Два. Если же он пытался отвертеться, в дело тут же вступал Михалыч, и принимался вкрадчивым (насколько это слово применимо к идентичным голосам Дядек-С-Рогами) голосом объяснять, как данная процедура необходима для спасения мира. Уж лучше потерпеть Два. И вот именно сейчас настал очередной день у Дядек. Хотя Дядек ли? Одын уже окончательно потерял след в поле выяснения гендерной принадлежности данных существ. Но один радостный луч всё же остался: теперь голова уже не раскалывалась по утрам, и отпала необходимость в утренней процедуре поиска еды. Не слишком высокая плата за страшные мучения. Тем временем, Михалыч успел раз десять поздравить Одына с добрым утром, тот же не видел в этом никакой причины. С чего это начало дня должно быть добрым к Одыну? Обычно данное явление старается как можно более болезненно растащить его черепную коробку на части. Правда, Два и Тры ещё не осознали его полный и безоговорочный приход, поэтому продолжали спать, и, следовательно, в голове у Одына пока что было относительно тихо. Делать нечего, пришлось следовать за Михалычем в Столовую, где подавали странноватую еду. Вдаваться в природу её происхождения Одын не решался. Завтрак прошёл успешно, но добавилось целых две проблемы: Два и Тры. Они проснулись. - Одыныч! Вай! Щто такоя?! Мая галава нэ балыт?! Мы помэрлы?! - Заголосил Два. - Нэ, Два, эт мы у этих Рагатых. - Щто?! Я-та думал, щто эта кащмары! - Слыщкам рэалные кащмары палучаютса! Тры наконец смог пробудить свои речевые функции от спячки. - Одын? Иде эта мы?! Щорт! Вспомнил! - Вот-вот. - Одын, что, Два и Тры? - Спросил Михалыч. - Они самыя. - Ну, тогда передай Два, что ему сейчас снова будет предоставлена возможность исполнить ту самую песню - ЩТО?! - К удивлению Одына, одновременно с его голосом прозвучало ещё два, правда, слышимые только ему. - Ты же знаешь, что эти исследования направлены на спасение твоего мира. - Слыщалужсотнураз! - Герой должен преодолеть множество трудностей. - Да, да, канещна. На самом деле Одын считал, что ни одному герою не выпадало ТАКОЕ, но спорить с Михалычем было бесполезно. - Нэт, нэ канэщна! Какой толк от Пэсны Пра Сокала, еслы тэбя ПРОСЯТ её пэт?! - Возмутился Два. - И чаго ты прэдлагаещ? - Всё жэ прыдетса, но эта все нэ то! Одын лишь пожал плечами. Наконец, процедура исследования завершилась. Одын выполз из комнаты звукозаписи почти никакой. Впереди его ждал лингвистический кабинет. К счастью, пение отнимало у Два достаточное количество сил для развития симптомов временного молчания, что, хотя бы не надолго, облегчало тяжкую ношу геройствования. Михалыч неотступно следовал за Одыном. В расход пошёл первый бутерброд. Как всегда, Дядька-С-Рогами поинтересовался, не желает ли маг-недоучка разделить его трапезу, на что последний всегда отвечал отрицательно. Дверь лингвистической камеры захлопнулась. Перед Одыном, как всегда, повисла странноватая штуковина, в которую необходимо было говорить. Из коробки неподалёку раздавались столь ненавистные ему указания по правильному произношению. - Ну что ж? Готовы ли вы? Одын стиснул зубы, выговорил: - Канэщна. - Тогда начнём занятие, кстати, правильное произношение слова - конечно! Голос был преисполнен такого клейкого к другим особам оптимизма, что мог даже потягаться в этом качестве с Михалычем. - Сегодня у нас опять будет лингвистическая практика! - Как я рад...... - Всё же Одын был в чём-то признателен Дядькам, они хотя бы не хотели с ним сотворить ничего непотребного (не считая общения с Михалычем и ежедневных процедур), поэтому всеми силами пытался содействовать их великому плану. - Итак, произнесите: "Что же мне делать? Пойду, прогуляюсь." - Щто жэ мэне дэлат? Пайду.... Про... пръъррръ... гулат! - Нет, не так. Что же мне делать? Пойду, прогуляюсь" - Щто жэ мэне дэлат? Пайду.... Прогъ.... ПоггО... - Одын замер с открытым ртом, казалось, что звук просто застрял у него в глотке, затем сглотнул, по нему прошла судорога, а потом он выдал: - Что же мне делать? Пойду, прогуляюсь. В голове Одына раздался ЗВУК. Два и Тры взвыли одновременно и в унисон. - ОДЫНЫЧ!!! ЩТО ТЫ ТВАРИЩЩЩ?!?!?!?! - Я... Я... Что? Ой, это вы? - АААААААААААААААААА!!!!!!!! ЩТО ОНЫ С ТАБОЙ СДЭЛАЛИ?!?!?! - Ни... ни... Ничаго асобэннаго! - ПОЧЕМУ ТЫ ЗАГОВОРИЛ СТРАШНЫМ ЯЗЫКОМ?! - Нэ знаю! - О НЭЭЭЭЭТ!!! МЫ ПРАПАЛЫЫЫ!!! Увидев, что Одын замешкался, ведущий предпринял попытку вмешается. - Что происходит, Одын? - Ны! Нычаго! На самом деле сейчас у него в голове происходило многое. Например, Два и Тры пытались наперебой изложить суть столь продолжительного молчания. Оная суть была в том, что они задумали побег. Правда, не из головы Одына, а от Дядек-С-Рогами. Вот только, как и следовало ожидать, тел у них нету, поэтому придётся использовать Одына. - Нызащто! - Но, Одыныч, слющай тэбэ болще нэ прыдётса нэправылно гаварыт! - Еслы папробуем убэжат - тада мэнэ ужэ ничаго нэ патрэбуетса, ныкагда! Ведущий замолк, наверное впал в полный ступор от подобных разговоров. Особенно если учесть то, что он не слышал мыслей Одына. - Мы настаиваим!!! - Нэт! Тогда Тры решил сменить тактику. Он претворился многоопытным искусителем. - Мы проставляимса! Почему-то подобное нехитрое предложение из двух слов возымело огромный эффект. Одын даже не задумался: А откуда у Тры деньги, он просто вылетел из лингвистического кабинета, и бросился бежать по коридору, стремясь как можно быстрее покинуть базу Дядек-С-Рогами. Очень скоро подобный сиюсекундный порыв натолкнулся на глухой тупик. Только тогда Одын задумался. - Вы обманулы мэна!!! - Дык... так было нада. - Но эта ж нэчэсна! Тэпэр вы мене всё равно купытэ выпыт! - Канэщна! Кстаты, болше ты ужэ нэ сможеш вэрнутса абратна к рагатым. - Мы прапалы!!! - Нэт, Одыныч, щас Два спаёт пэсну, и стэны сами рухнут! Готов, Два? Одын сжался. - АААААААААААОООООООЭЭЭЭЭЭЭЭААААААААОоо... *кашель* - Щто такоя? - *кашель* нэ знаю... - Я нэ магу Пэт пэсну! - Нэт, это проста ты сарвал мэне горла! - ЩТО?! - Ты ж каждый дэн пэл, вот и рэзултат! - Эта всё рагатыя! Это оны всё падстролы!!! Горэ нам горээээ!!! - Почему Одын остановился? - Не знаю, Джон, наверное, в тупик попал... - Так говоришь, он прямо из лингвистической камеры сбежал? - Прямо так. - Интересно. И что? Зашёл в самый тёмный закоулок? Что за идиот? - Такой уж герой нам попался на этот раз. Двое Дядек-С-Рогами смотрели в монитор камеры наблюдения. Там красовался Одын в инфракрасном спектре. - Бегущий герой. Интересно. Такие попадаются очень редко. Что сказало начальство по поводу дальнейших действий? - Сначала необходимо, чтобы он всё-таки сбежал. Распоряжения поступят позже. Дядька надавил на несколько кнопок огромного пульта управления всеми дверями базы. - Но вот ели бы Два нэ был так глуп! - Я тута ваабщэ нэ пры чём! - Тыха! Малчат абоим! Одын протестующее вскинул руку. Тайная дверь, как будто выжидавшая подобной паузы, с отлично поставленным оглушительным грохотом отъехала в сторону. Бывший маг непонимающе глянул в открывшийся проход, потом на свою руку. Подобное действие повторялось несколько раз. - Хто эта сдэлал? - Нэ мы. - Это щто, я сдэлал? - Похожэ. - Но как? - Нэ всё ли равно? Бэги, Одыныч, оны, навэрна, уже сзады! - И всё жэ! - БЭГИИИИИ!!!!!!! Удивительно, но Два и Тры научились кричать на Одына в унисон. И когда же у них было время потренироватся? Тайная дверь привела в длинный коридор, стены которого были испещрены длинными светящимися полосками. Одын уже было хотел отодрать себе одну на память, но потом решил, что, скорее всего, если Дядьки его поймают (в чём он не сомневался), то будет предпочтительнее не отвечать ещё и за кражу ценного имущества. Хотя, если задуматься, за сколько такую штуковину можно продать... Одын остановился, и, несмотря на вопли в голове, принялся отдирать пластмассовый колпак с лампы дневного света. Через несколько минут в его руке была длинная лампочка, правда, она уже не горела ярким огнём. Одын обругал стеклянный цилиндр, но тот, почему-то никак не отреагировал. Двое Дядек-С-Рогами сидели перед монитором. В руках каждого красовались пончик и чашечка кофе. - Джон, что он делает? - Не знаю, Ванек. Может какое-нибудь заклятье? - Вряд ли... Дядька по имени Ванёк набил ещё несколько клавиш. Позади Одына раздался грохот. Он обернулся, и окоченел. На него двигалась стена. - ААААААААААААААААААААААА!!!!!!!!! Два и Тры повторяли подобный звук. Три глотки взвыли в унисон. Но, похоже, стене подобные усилия были глубоко фиолетовы. Данный кусок бетона, движимый невидимой силой, полз медленно и неотвратимо. Так прошло несколько минут. Страх абсолютно парализовал Одына, тем временем стена подобралась на расстояние вытянутой руки! - ПАЛУЧЫ! - Что он делает, ну что же он творит?! - По-моему просто стоит и тупо смотрит... - За что нам такой Герой?! Ванёк отменил предыдущую операцию. Одын стоял, ухмылялся, и победно потрясал в руке "розочкой", оставшейся от лампы. Перед ним остановилась стена. Он всемогущ! Оказывается, светящиеся штуки - это великое оружие. С их помощью можно даже останавливать стены! - Маладца, Одыныч, тэпэр далще! - Пагодтэ, я ешчо понабэру таких щтук. Оны аднаразные... И Одын НАБРАЛ. Из коридора он вышел странно похожим на хомяка, несущего под мышками, будто за щеками, сотню лампочек дневного света. К его удивлению, оставленный полутёмным коридор впадал в огромный зал, полный Дядек-С-Рогами. Стояла звенящая тишина. Одын обернулся, но дверь позади него закрылась. Тогда он поднял руки вверх, и закричал: - Я сдаюс! Правда, его, скорее всего, никто не услышал из-за сорванного горла и звука бьющегося стекла. Когда последние гармоники стихли, а Одын открыл глаза, перед ним предстала та же картина: Дядьки-С-Рогами. Стоят молча, не сводя с него глаз. А так же моргают. Наверное, это было самое жуткое действие из всех вышеперечисленных: рогатые черепа сжимают и разжимают глазницы. Одын огляделся. Слева он увидел... огромные ворота выхода и льющийся с неба солнечный свет! Теперь главное не спешить, а вдруг накинутся! Он сделал небольшой шаг влево, и зажмурился. По залу прокатился звук хрустящего стекла Никто не шелохнулся, вот только справа к Дядькам подоспело подкрепление в лице двух Рогатых пехотных единиц. - Я жэ сказал, щто сдаюс! Никакого ответа. Одын тихонечко заскулил, а потом бросился бежать к выходу. И как только обе его ноги оказались за порогом, огромные ангарные ворота захлопнулись с совсем не свойственной подобным размерам скоростью. Одын убежал от Дядек-С-Рогами. За закрытыми дверями Дядьки уже откупоривали спрятанные под мантиями бутылки с шампанским - первая часть их плана прошла успешно. - Джон, по-моему, этот Одын действительно странный?.. - *пьёт из горлышка и усиленно трясёт головой* - Вот, я тоже так думаю...
  12. Чёрная Нежить

    ну я так вообще готов не очень люблю... точнее их манеры поведения..а дядька приведенный в примере не гот и не гопник!
  13. Чёрная Нежить

    Одын утром Нового Времени (Два и Тры тоже с бодуна) Одын открыл глаза. В первые мгновения ничего не происходило, но потом по голове как будто ударили боевым молотом, только это ощущение всё длилось и длилось. Одын мучительно пытался вспомнить, что же было вчера. Едва он сосредоточился, как прямо в его голове раздался голос человека, проснувшегося после сильной пьянки. - Ооодын… Оххх, шас ешчё Два проснётся… На этот раз не выдержал Одын, воспоминаниям удалось прорваться сквозь завесу похмелья прямо в сознание. - ААААААА!!!! Эта правдааа!!! О боги!!! Тык значыт эта не пьяный брээд!!! - Успакойса, Одын, Два уже проснулса, вот толька глаза разлэпит нэ может. Ты давай в погрэб за драконьей мочёй. - Но у вас жэ нэт тел!!! Как Два может разлэпит глаза?! - Ты сваё дела справляй и помалкивай. Одын поплёлся в погреб. Он теперь точно знал, что Два и Тры страдают от похмелья, и это радовало. Если бы всё было иначе, то получилась бы такая интересная связь: Два и Тры бухали бы вместе с Одыном, напивались бы вместе, а вот наутро страдал бы только Одын, что не особо справедливо. Хорошо ещё, что хоть денег очень много… - Одын, если нэ помниш, что било вчэра, так вот, дэнэг нэт… - ЩЩЩТООО?!?!?!?! ГДЭ?! ГДЭ ОНИ?! ГДЭЭЭЭ?!?!?! - Ну, так вышло, щто ты вчэра выпыл всэго самого дарагова… И к тому жэ в тры раза болщэ, нам вэд тоже нада напитса… Так щто вот… Одын схватился обеими руками за голову, упал на колени, и завыл на высокой ноте. - Ды нэ рассраивасся так… …я вота до сихъ пор пь… …яный. Минуты псспал, а у‘же вссвать. – Смог наконец собрать язык в кучу Два. - Ах ты мэрзавитс!!! – Заорал Тры. – Значыт, я тут в похмэлэ, а ты пьяный?! - Нэ бэсыс, Тры, я вот магу тэбэ пэсну спэт, сразу лэгче станэт. - Нэнадааа!!! – взмолился Одын. - Мэня нэ остановыт!!! ААооААОооААааоооООООАоаоа!!! СООООооКааааАААал ВОООООльный В НЭЭЭЭ… …эЭЭЭбЭэЭ ЛэЭЭээТытЪ!!! Ииииии!!! НАААааАА ЗЭЭээЭЭэЭЭЭэЭэЭээЭмлуууууууу ГляДЫЫЫЫЫЫЫТЪ!!! Одын, понял, что похмелье напару с песней обязательно добьют его, и, решив, что от первого будет избавиться стократно лэгче, забыв о боли, бросился стремглав к погребу. На повороте он не удержал равновесия и упал, распластавшись на полу. Одын, решил, что стоит немного отдохнуть, но, услышав новые завывания на тему «Чэрнабровага Сокала», его ноги сами собой поднялись и продолжили путь. Вот она, заветная дверца в погреб, сейчас конец мучениям. Одын, уже ничего не соображая под воздействием похмелья и Сокала, открыл дверь, и полез по лестнице, вот только вниз головой. Руки не слушались, и, очень скоро Одын больно стукнулся макушкой о каменный пол погреба. - Всё, тэпэръ точна умру. - ООООооОО! СОООКАААЛ!!!!!!!!!!! ЧЭРНАБРОВАЙ!!!! А ЧЯГО ЭТА ТыыЫЫыЫЫыЫЫ ЛЭЭЭЭээЭэЭЭэЭЭэЭтыыыЫЫШ?! Одын вскочил как ошпаренный. - Бутылька! Бутылька! Идэ жэ ты, дарагая?! Пробка выдернута, Одын хлебнул… И зашёлся в кашле. - Ооох, гадаст!!! ГАДАСТ!!! Похмелье как рукой сняло. У драконьей мочи было ещё одно свойство: снимались не только симптомы похмелья, но и алкогольное опьянение. Песня про Чэрнабровага Сокала прекратилась, голова больше не была наполнена расклеенным свинцом. - Кто мэнэ весь кайф обламал?! – Возмутился Два. - Мы с табой ешчо поговорим, прэдатэль. - Пачаму эта я прэдател?! - Патамущта мы с Одынычем, значит, от пахмэлъя страдаем, а ты тут пьянэнький. - Памалчитэ нэмного, ато счас пахмэлъе от ваших слов начнётся! - Хочищ, я тэбэ пэсну спаю? - Спасиба, уже наслущался. Одын кое-как вылез из погреба. Опять снова-здорово, денег нет. Даже еды не купил, не знал же, что всё так обернётся. Придётся снова искать работу, только теперь никаких «Опытных магов за 2000 золотых», ато уже и так Два и Тры в голове живут. Вот только не затуманенный похмельем мозг принялся оценивать окружающую обстановку. Что-то было не так. Точно. Изменилось не положение вещей, нет, всё в целом, хотя, это, скорее всего, последствие алкогольного опьянения, так что ничего страшного. Одын спал, не раздеваясь, поэтому осталось найти шляпу, только тогда идти в Барбадаз. Нужда в посохе теперь отпала, так как талант к маги странным образом улетучился при появлении Два и Тры в голове Одына. Шляпа нашлась весящей на крючке у входной двери. Одын прихватил её, и вышел из дома. Светило солнце, ветер играл зеленью, но не слышно было ни оной птицы. - Странна, обычна эти птахи все врэмя мэна по утру будят. - Одын, кстати, сокал – тоже птыца, хочищь, я тэбэ спаю про нэго? - Нэт! – ответили в один голос Одын и Тры. - Ладна, ладна, памалчу. До Барбадаза Одын Два и Тры дошли молча. Улочки городка были пустынны. Ни одной живой души, словно все вымерли. - Странна, и тут никаго. Можэт, всэ вчэра упылись? Может, я всэм поставил чарку? Тогда я савсэм взбэсылса. Одын прошёл до доски объявлений, не встретив по пути ничего, что навлекло бы на него подозрения. Он поставил для себя цель, найти хоть одного живого человека в этом городе, а уже после этого заняться поиском новой работёнки. Улицы сплетались в причудливый лабиринт, но всё время являли одно и то же: абсолютная пустота, ни единой живой души. Два и Тры замолкли, они настороженно наблюдали за ситуацией, так же как и Одын. Это определённо не было совпадением, хоть кто-то, но должен был остаться на улице. Одын ускорил шаг. Он никак не хотел верить своей интуиции, потому что ему очень не хотелось становиться «последним-оставшимся-героем,-что-пойдёт-и-спасёт-всех», но, похоже ситуация вела его именно к этому состоянию. Дома проскальзывали мимо, один сменял другой, не оставляя после себя никаких определённых воспоминаний. Как вдруг, боковым зрением Одын уловил, что в одном из переулков мелькнула тёмная фигура. Он бросился за ней. - Знаешь, Одыныч, эта не лучее рещение, вэд тот, за кем мы гонимся может и напинать! - Не ссы! Два спаёт ему пэсну пра Чэрнабровага Сокала, и у тех всё желание атпадёт. - Да да! Вот толка Одын мене даст папет его связками, и усё в парядке! Тёмная фигура всё время исчезала за поворотом, но Одын не отставал. Наконец, как и положено, погоня закончилась в тупике. Тёмная фигура загнанно оглянулась. Лицо скрывал капюшон. - Ну? Щто здэс тварица? - Хшшшшс!!! - Можешь нэ шипэт, все равно нэ испугаиш! - Я не скажу тебе ничего! – Раздался из-под капюшона чуть шипящий голос. - Ну, эта нэ факт! - И что же ты сможешь сделать, жалкий маг? - Два, давай сваю пэсню! - Уже гатов! ОООООООО!!!! СОКАААЛ!!! ВЫЫЫЫСАКООО ЛЭТЫЫТ!!! ДА НА БАРАААНОВ ГЛЯДЫТ!!!! - И что? - СОКААААААААААААААААЛ!!!!!!!!! ОН ЧЁРНАБРОВАААААЙ!!! БОООООООЛЬНА КЛЮЁЁЁЁЁЁЁЁЁТ!!!! СООООКАААААЛ!!!!! ЭТА ЖЕ СОКАААААЛ!!!! ЧЁРНАБРОВАЙ!!!!!!!! - Я не скажу ни… ничего! – Голос дрогнул. - СОКАААААЛ!!!!! – Два взял особенно высоко. А ЧЯЯГОООО ЭТА ТЫ ЛЕТАИИИИШЬ?!АОААААОААААААОАООААААААООАОААОА!!!! - Всё! Я скажу всё, только прекратите это! - Так лучще! Всё, Два, отпэлся! - Но, эта жэ дажэ нэ одын куплэт! - Хватыт с мэна Сокала. - С кем это ты говоришь, маг? - Тэбя эта нэ касаитса, или хочещь ешчо Сокала?! - Нет нет! Я всё скажу всё!!! - Тада гавари! - Вчера Мы заполучили таки Шар Остароса! - Каво? Гавари нармальна, помни о Сокале! - Это название, только не надо опять! – Фигурка сжалась. - Ладна, дальше! - Теперь мы остановили всю разумную деятельность с помощью него, изменим сознание людей, а после будем править миром. Конечно, нашлись те, кто не подчинился, Это были либо сильнейшие маги, либо полные идиоты, чью деятельность нельзя назвать разумной. Ты верно очень сильный маг, раз обладаешь таким оружием, как песня о Соколе! - Гавары ешчо! Ато… - Да да!!! Мы пока что не придумали заклятья, изменяющего сознания, но артефакт уже испробовали! Ужасно, что мы узнали о ещё одной детали в последний момент: существует некое пророчество про этот самый шар. Так вот, тот, кто прикоснётся к нему первым, станет избранным, и получит силы великие, чтобы порушить все планы тьмы! Если найдёшь его, обязательно сообщи нам. - Да. А тэпэр убэгай. И быстра, пака я нэ пэрэдумал! Фигура в чёрной робе исчезла со скоростью тени. Одын так и остался стоять на одном месте. - Так значыт я был прав! - Но мы жэ живы! - Да, Два, будэм тэпэр спасат мир! - Щто? Кто будэт спасат? Мэне всё дэлат придётся! - А мы за тэбя будэм балэт и подбадрыват! - А ешчё будэм тэбэ пэт пэсны и расказыват анекдоты! - Стоите ка! Я понал!!! Понал о чём гаварыл этот чэлавэк! Про шар! Я жэ вчэра его украл, и первый датронулса! А вы свалились на маю галаву! Значыт, эта я тэпэр крут! - Да, Одын, ты тэпэр крут! Значыт, и мы тожэ!!! - Да! В чэст этаго прэдлагаю спэт пэсну! - Ныкаких пэсэн! У мэна ужэ ест план! - Тиха! У Одыныча План! - Мы найдём Сылнаго мага, каторый введёт нас в курс дэла, а после спасём всех. Нам дадут кучу дэнэг, будэм жить вэсэло! - Отлычно, но иде жэ этат маг? - Да тут ест одын, миль пят осуда. - Так чаго жэ мы ждём?! - А, нэ поналы, у Одына Двойной план! Если нам нэ дадут дэнэг, то нада сдэлат запас! Щас пайдём, и забирём усе дэнги из «Драконьей Жопы», гжэ мы вчера пыли! Запрачем в маём падвалэ! - Отлычный план! Одын прекрасно знал, где находится искомый трактир, поэтому найти его не составило ни малейшего труда, уже через полчаса они были там. Теперь оставалось разыскать деньги - Вот Тры, гдэ бы ты запратал многа дэнег? - Ну… Нэ пратал бы. - Нэт, столька, щтоб ты за раз пропыт нэ смог? - Но мы ж пропыли… - Эта втраём, а если ты одын? - Нащёл бы ешчо дваих! - Оххх!!! Ладна! Выдыма, мы дэнэг нэ найдём. Вот тока пыва ж здэс пално! Кто запрэщал пыт его? - Да, спасэные мира можэт и падаждат, а пыво вдруг пракиснэт? - Карочэ, айда в погрэб!!! – подвёл итог до этого молчавший Два. И вся компания устремилась к заветным пивным бочкам. Вот только погреб оказался заперт большой дубовой дверью. - Ну, и щто будэм дэлат? Тут вота магычэские руны! - А может попробуем на неё песней про Чэрнабровага Сокала? - А пачяму нэт?! Давай, Два! - ААААААА!!! СОКАААЛ!!!! Дверь скрипнула, затем ещё раз, и вдруг разлетелась тысячами щепок. - Во какая Сыла в этай пэснэ! Одын ошарашено глядел на дверной проём. Но это длилось не долго, ведь там дальше виднелись пузатые пивные бочки, причём всё их содержимое принадлежало ему по праву того, что он один остался в этом городе. Прошло мгновение, и в руках у Одына уже была огромная кружка. Он открыл кран, наполнил её, выпил, потом ещё и ещё. И ещё. - А знаишь, Тры, в чам щастиё? - Нэээ… - Ано в том, щто у нас щас бэсплатны погрэб пыва! - Да… Ты п п праффф… Тры отключился. - Осталыс мы с табою, Два. Выпием ешчо!!! И они выпили. Потом ещё раз. Наконец, Одын сделал серьёзное лицо, и провозгласил: - Усё, идём бароцца са злом! Одын вышел из таверны и пошатываясь пошёл по улице, горланя во всю мощь что-то про то, как он истребит зло различными ужасными способами. В конце улицы замаячили тёмные фигурки, но Одын всё шёл и шёл, пока не наткнулся на них. - Кто такия?! - Взять его! Тёмные обступили Одына со всех сторон. - Я вам щас вазму! Хочите услыхат пэсну пра Сокала?! Давай, Два, начынай! Но Два не ответил. Тёмные придвинулись ближе. - Ну и чхать на вас хотэл! Одын сделал шаг, и упал на каменную мостовую. Мир заволокла тьма.
  14. Чёрная Нежить

    Один день из жизни Одына (а также Два и Тры) дын открыл глаза. В первые мгновения ничего не происходило, но потом по голове как будто ударили боевым молотом, только это ощущение всё длилось и длилось. Одын мучительно пытался вспомнить, что же было вчера, наконец, ему удалось оживить в памяти отрывки воспоминаний. Картина оказалась неутешительной. Выяснилось, что вчера к нему внезапно завалились "друзья", и предложили пойти в кабак, где, о боги! были пропиты все деньги, полученные Одыном за последнее выполненное задание. Что делать?! Денег нет, голова раскалывается, и погреб пуст! Одын упал на подушку, и завыл. - Пачямуууу?!!!! И щто же мэне тэпэръ делааааать?! Ох, бэдный яяяя бээээдныый!!! Наконец, когда Одын устал выть, то встал с кровати, и, пошёл в погреб за заветным бутылём с драконьей мочой. Спотыкаясь и чертыхаясь, он плёлся через дом. С каждым шагом казалось, что мозги вот-вот вытекут через нос, или через уши. Когда дверца в полу, ведущая в погреб была достигнута, Одын открыл её, и, не удержав равновесия, свалился в черный квадратный люк. - Ооооох. Ооооох. Горэ мэне горэээ... Ну щто за напасты свалились мэне на голооовууу...? Наконец, Одыну удалось встать, при падении он явно сломал пару рёбер. - И иде же этот бутылъка? Он прищурился, и разглядел неясный силуэт на фоне окружающего его мрака. - Ах, вот ты иде, дарагуща! Руки сами потянулись к заветному бутылю, и, добравшись до него, немедля выдернули пробку, и поднесли ко рту. - Какой гадасть! Одын не переставал отплёвываться, но похмелье как рукой сняло. - Щто за гадость прыходитса питъ... Ох, Одын, Одын, до чего ж ты дащёл! Ох. Когда в голове немного просветлело, Одын залечил сломанные рёбра простеньким заклятьем лечения, и вылез из погреба. Надо было немедля придумать, что же делать дальше, но сначала умыться и поесть. Одын вышел во двор. Яркий солнечный свет на мгновение ослепил его. Он пошёл к умывальнику, рядом с которым висела половинка зеркала. Сначала Одын никак не решался подойти к рукомойнику, из-за страшного чудища, что смотрело оттуда, но потом сообразил, что это было его отражение в зеркале, и пошёл умываться, но всё равно всякий раз вздрагивал, когда поднимал глаза. Наконец пришла пора завтракать, но как выяснилось, перед тем, как пойти в кабак, друзья немного посидели у Одына в гостях. Еды не осталось. Совсем. Надо было как-то срочно решать вопрос с деньгами. Одын побежал в прихожую, второпях натянул серенькую мантию с несколькими заплатами, схватил посох, пригладил чёрную бородку, и вышел за дверь. - Эх, надо было харащо учытса в школа магии, тогда, можэт нащёл бы хорощий работа, а так, даже отэц выгнал. - Говорил сам с собой Одын, спеша в центр городка Барбадаз, к доске объявлений по выдаче заданий, но внезапно, он резко остановился, и побежал обратно к дому. - Я же забыл свой шляпа! Какой я маг бэз шляпы?! Когда шляпа была водружена на голову, Одын гордо пошёл в город. Наконец он дошёл до длинной доски объявлений, но не нашёл там ничего интересного, и, когда уже повесив голову собрался уходить, его глаза внезапно заметили маленькую чёрную бумажку. Одын присмотрелся. "Требуется опытный маг для опасного задания за большое вознаграждение. Детали объявляются при встрече" - Я жэ опытный? Да, кажэтса, тэм болэе дадут дэньги! Одын оторвал чёрную бумажку, и посмотрел на адрес. Там было написано: "Таверна "Драконий Зад", обращайтесь к хозяину". - А, Драконий жопа! Я знаю иде это! Одын ринулся к таверне. Он добрался туда достаточно быстро. Постройка была стандартной таверной, вот только на вывеске был изображён... изображена нижняя часть спины дракона, возможно откладывающая коричневые яйца, и девиз "Нажрись в жопу!!!". В общем, весёлое питейное заведение. Одын, открыл дверь, и поспешил к хозяину таверны, усиленно протирающему пивные кружки серой от грязи тряпкой. Сейчас в кабаке было пусто, только один бедолага заснул прямо на столе. - А, привет, Одын, что, пришёл опохмелиться? - Нэт, я по поваду вот этава. - Он протянул толстому хозяину объявление, тот сразу помрачнел. - Пойдём со мной. Он вышел из-за стойки, и поманил Одына рукой, затем прошёл чёрным ходом в маленький дворик. - Стой здесь. - Сказал хозяин таверны, а сам исчез за старой дверью в одном из окружающих дворик домов. Через некоторое время дверь открылась, и хозяин таверны сказал: - Иди, тебя уже ждут. Одын уверенно прошагал в тёмный дверной проём. Там его ожидали пустые комнаты, покрытые толстым слоем пыли. - Отлично, наконец, хоть кто-то пришёл по нашему объявлению. - Хто здэсь? - Испугано воскликнул Одын, вглядываясь в темноту. - Только мы. - Пять фигур в чёрных робах появились как будто прямиком из мрака. - Кто такие мы? - Эээ, это мы... кто мы? - Одна из фигур обратилась к другой фигуре, и они все сошлись в кружок, чтобы посовещаться. - Мы это мы, и это не твоё дело. - Харащо, но дэньги-то у вас есть? - Вам хватит двадцать тысяч за эту работёнку? - Двадцать тысяч чего? - Золота, конечно. - Гыыыыыыыы!!! - только и смог сказать Одын. - Так вы согласны? - Гыыыыыыыыы!!!! - Это да, или нет? - ГЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ!!!!!! Пять фигур опять встали вкруг, чтобы обсудить ответ Одына. - Мы решили, что вы согласны. - ГЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ!!!!!!!!!!!!!!!! - Нет? - ГЫ ГЫ ГЫ ГЫ ГЫ ГЫ ГЫ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! - Да? ГЫ-ГЫ ГЫ-ГЫ ГЫ-ГЫ ГЫ-ГЫ!!!!!!!!!!!!! - Так нет, или да? - ГЫЫЫЫЫЫ!!!!!!! - Будем считать, что да. Итак, нам нужно, чтобы вы только побывали в пещере Смерти, это там, где обитает Чёрный Дракон, и принесли оттуда кое-что. - Гы? - Артефакт. - Гы. - Хорошо, что мы понимаем друг друга. Это такой чёрный блестящий шар. Должен быть где-то там. И не волнуйтесь, что пещера так называется, это не больше чем название, ну, вы понимаете, глупые предрассудки. - Гы? То - ест щто? - Следите за игрой слов. Двадцать тысяч золотых монет. - Гыыыыыыыыыыыыыыыыыыы....... - С вами так легко договориться, а теперь проследуем за нами. Мы телепортируем вас ко входу в пещеру, и дадим амулет, для того, чтобы вернуться обратно. Одына провели в квадратную комнату с огромной пентаграммой на полу. Чёрные фигуры встали в углы звезды, а Одын оказался в центре. Он не успел сосредоточиться на заклятье, что творили эти странные люди (хм... хотя люди-ли?), как вдруг оказался перед входом в огромную пещеру. - Гдэ я? Щто са мной? Я умир? Нэт, похоже, что нэт. - Последнее Одын осознал, когда посмотрел, куда же он был перемещён. Скажем так, этим оказалось вязкая вонючая коричневая субстанция. - АААА!!! Драконьи какащки!!! Тьфу, гадаст!!! Одын выбрался из вонючей кучи, и долго стоял, очищая свою мантию при помощи заклятий. Наконец, удовлетворённый результатом, он двинулся в пещеру. - Гадкий мерзкий дракон. Обгадил здэс всё вакруг! Чэм жэ мэне перебит запах?! Одын шёл по пещере, понося дракона, и поминая всех его родственников вплоть до десятого колена. Он как раз дошёл до брата приятеля сестры друга подруги драконовой прапрапрапрапрапрапрабабушки, когда его перебил громоподобный голос. - Неужели он был так плох? - Я нэ эта имэл ввиду, я хотэл сказат, щто он был замечатэлный дракон, но... - Ты имел в виду то, что имел, и не надо выкручиваться, ну давай, будем драться? Ты же за этим сюда пришёл? - Нэт, я нэ хачу дратся! Мэне нада толка чёрный шарик, и всё! - Не будешь драться? Странно, обычно все приключенцы, приходящие сюда хотят убить меня, снять мою шкуру, и забрать мои сокровища. Ты странный, поэтому я не буду зажаривать тебя. Я знаю, где нужная тебе вещь. Можешь пойти дальше по пещере, и взять её. Только не тронь сокровища. Одын, перепуганный до полусмерти, прижимаясь спиной к стене пещеры, обошёл огромный зал с горами золотых монет, и зашёл в маленький проход на другой стороне. Там он немного осмелел. - Глюпый толстый дракон, я его абхитрыл. Ха ха. - Я всё слышал. Наглый маг, теперь мне хочется откусить твою хорошо пропечённую голову, вот только как же выковырять тебя из этого хода, дай мне подумать. Додумать дракон не успел, потому что Одын уже бежал со всех ног вниз по узкому тоннелю. Он перевёл дух, только когда добрался до постамента с круглым чёрным шаром на нём, вот она, его цель! Одын не думая, ухватился обеими руками за чёрный шар, и уже собирался, используя талисман, возвратиться к тем странным людям, как вдруг кто-то сказал: "БУ!". - Кто здэс?! Выходы, зараза! - Здэс толка мы!!! - Щто? - Мы, Два, и Тры, тэперь мы будэм с табой всэгда! - ЩТО?! - Ха ха ха, Одын, ты даже нэ знал, щто на этом артэфакте проклатье. Тэпер мы твои алтэр эги! - ААААААААА!!!!!!! Они в маей галаве!!! АААА!!!!!! Одын выронил чёрный шар, но тот не разбился, а так и остался лежать на каменном полу пещеры. - Ну, нэ растраивайса так, Два знает много харощих застолных пэсэн, правда? - Да! А Тры умэет мэне подпэват! Хочищ мы тэбэ спаём? - Нет, нэ хачу, я тоже знаю многа пэсэн... - Тогда давай спаём вмэсте! - Не нада, нэт, что мэне с вами дэлат? - Вмэсте вэселэе! - Конещно, очен вэсэло, проста далще нэкуда. А тепер нэ моглы бы вы нэмного помалчат? - Какие вапросы? А ещё Тры знает многа харощих анегдотов! А ещё мы прыдумалы наш дэвыз, щтота тыпа Одын за всэх, и Два за Тры. Ну, как? - Малчааать! Вы всэ в маей галаве, я павэлител! Я камандую! - А мы тэбэ рассказываем анекдоты! - О боги. Не магли бы вы тагда дэлат эта патище, у мэна галава уже балит! - В чём, праблэма, дарагой? Поехалы, Тры? - Давай, Два! - Харащо, вот анегдот: Идёт мэдвэд по лэсу, видит дом гарыт, защёль в дом, и сгарел. - Щто??? - Ну, мэдвэд глюпый. - Очен смэщно, а не моглы бы вы рэално нэмнога памалчат, мэнэ нада сасридаточитса! - Харащо, Одын, тагда мы палазыем па тваей памать, харащо? - Толка нэ в лычное! - Поздна. - Вот щёёёёёрт! - Ты сматры, Тры, я здэс такое нащёл! Давай пасмотрым вмэстэ! - За щто мэне эта? - Да ты нэ валнуйса, Одын, тэпэр мы - эта ты! Мы далжны знат всё, нет, Два, ну ты глян, щто же он тут творыт! Одын выругался, и подобрал камень с пола, затем переместился в пыльный дом прямо в круг к пяти тёмным фигурам. - Смотри, один толкнул локтем другого, этот Одын вернулся. - Несчастный. Теперь у него растроение личности. - Но он принёс то, что нам нужно! - Дадим ему золото, и пусть идёт. - Тебе его не жалко, может, лучше прикончим? - Неплохая идея, надо обсудить. Тёмные фигуры встали в круг. - Глан, Тры, тут ваще атас! - Хватыт капатса в маих васпамынаныях!!! Тёмные фигуры разом посмотрели на Одына. - Я, считаю, что самым милосердным будет убить его. - Щто, а иде мой мещок с золатам?! - Он требует золото. - Значит, ещё не совсем свихнулся. Дайте его ему, а потом убейте. Одыну дали мешок с золотом, он отдал чёрный шар. - А теперь, Одын, мы убьём тебя. - Слыш, Тры, он хочет убыт Одыныча! - Дэла плоха. Чей же мы будэм алтер эго? - Нэ нада мэна убыват, за щто? - Нам жалко тебя. - Нэ нада мэна жалэт! У мэна ест мэщок золата, а с этыми дваими я как ныбуд разбирус! Тёмные фигуры опять встали в круг, чтобы посовещаться, но пока они делали это, Одын уже выбежал в маленький дворик, а затем через таверну на улицу. Одын бежал, не останавливаясь, за ним по пятам гнались пять тёмных фигур. Погоня шла по узким улочкам и переулкам, пока не привела преследуемого в глухой тупик. - Всё, Одын, пращай. - Замалчитэ вы оба, я эта, думаю, я, жэ маг! - Ой, ызвыны, но, панымаещ, вмэстэ с нами ты патэрял спасобнаст к магии, тэпэр ты нэудачнык, ещё раз ызвыны. - ЩТО?!?!?!?!?! - Пращай! Тёмные фигуры подходили всё ближе и ближе, но внезапно, самый первый из них выставил вбок руку, преграждая путь остальным. - Стойте, мы, кажется в этом мире уже слишком долго! Наши жёны нас убьют. Скорее, в наш мир, тем более у нас есть всё что нужно! Он развернулся. - Всё, мальчишник окончен, возвращаемся в свой мир. И пять тёмных фигур испарились, и оставили Одына один на один с Два и Тры. - Ай маладса! Мы спасэны!!! - Давай спаём! - Нэ нада, я тут на золото смотрю! - Золота? Эй, Два, ыди сюда, мы тоже пасмотрым! - Ого, Многа. Одын сидел над золотом, и пускал слюни, а потом он встал, и уже знал, что он сделает с Два и Тры. Он заставит их чувствовать похмелье завтра утром. Хотя похмелье заденет и его, но теперь он будет не один, нет, вместе с ним будут страдать Два и Тры. Их путь лежал в таверну. Золота хватит на всех.
  15. Чёрная Нежить

    да...это выпендривание!!это гопник,если цепляет все только ради того,что бы на него внимание обратили...но а все эти дети,кторые сейчас это тягают,ты не думал,что они хотят быть похожими на ээээ....нас,что ли..не знаю даже как сказать...ведь и тебе было 15
  • Реклама

    Реклама от Google

  • Реклама

    Реклама от Yandex

  • Sape

×